Уподобляйся пальме: чем крепче ее сжимает скала, тем быстрее и прекраснее вздымается она вверх
Григорий Сковорода – украинский философ-мистик, богослов, поэт, педагог

Богатые становятся богаче, а бедные – беднее

Угроза гражданской войны между белыми и черными в ЮАР отражает не столько вчерашний день расовых конфликтов, сколько нарастающее глобальное расслоение
25 сентября, 2019 - 17:42
ФОТО РЕЙТЕР

Конфликт, что разгорелся в начале сентября между двумя самыми мощными и самыми влиятельными странами Африки, Южноафриканской Республикой и Нигерией, был довольно неожиданным.

Хотя конфликты для Африки — явление привычное. 55 стран с разными политическими строями, с разными религиями, с разной историей, с несправедливыми границами, с колоссальным социальным неравенством, в конечном итоге  3000 этносов, 2000 языков  — все это дает много оснований для разного рода конфликтов как внутри стран, так и между странами. Они являются политическими (Марокко оккупирует большую часть территории Сахарской Арабской Демократической Республики), экономическими (контрабанда рудами из ДРК в Уганду, Бурунди, Руанду), религиозными (отделение христианского Южного Судана от мусульманского Северного Судана), этническими (варварская резня хуту своих земляков тутси в Руанде, столкновения в Судане, Чаде), даже языковые (англоязычное население на западе Камеруна борется за автономию во франкоязычной стране). В отдельных войнах их жертвами становились десятки миллионов людей, как правило, гражданских (две Конголезских войны 1996 — 2002 гг.). Это если не учитывать террористическую деятельность Боко Харам в районе Сахеля, Аш-Шабаб из Сомали. Время идет, страны развиваются, учатся жить по демократическим нормам, появляются новые лидеры, учатся мирно улаживать имеющиеся конфликты. Лидеры стран регулярно встречаются на саммитах в Пекине, Токио, Париже, Сочи (октябрь  2019 г.) и договариваются между собой. Необходимо подчеркнуть, что все конфликты происходят между самими африканцами. Отсутствует расовый компонент; от классических белых колонизаторов уже давно избавились. Поэтому события в ЮАР вызывают обоснованную обеспокоенность относительно появления именно расового компонента. Сначала немного хронологии.

В июне 2019 года в Йоханнесбурге, коммерческом центре ЮАР, (с окраинами свыше 8 млн) полиция проводила операцию по зачистке города от контрабандистов.  Но организованные криминальные группы вытеснили полицию из города. В городе распространилась волна насилия — громили и грабили магазины, жгли машины и офисы иностранцев. Пошли аресты погромщиков. Всплеск насилия распространился на всю страну. Нужна была искра, чтобы события обрели национальный масштаб. 27 августа в претории (административная столица ЮАР) убили таксиста, который сделал замечание продавцам наркотиков. 31 августа в Кейптауне (центр законодательной ветви власти) нашли тело изнасилованной и убитой 19-летней студентки университета. Хотя в Кейптауне каждый день убивают в среднем 8 человек, это, казалось бы, обычное дело. Но именно эти две смерти повлекли социальный взрыв, причины для которого накапливались давно. На улицы вышли сотни студентов с протестом против гендерного насилия. Пострадало около тысячи предприятий, которые принадлежали иностранцам. Погибли десятки людей. Среди них — граждане Эфиопии, Зимбабве, ДРК. Много информации было в виде обычных фейков, которые раздували межнациональную вражду. Вражду африканцев к африканцам. Появилось новое понятие — афрофобия. Сотни людей были арестованы. Только в Йоханнесбурге 14-15 сентября больше 900 человек .

События у ЮАР вызвали резонанс во многих странах региона. Наиболее обострились отношения с Нигерией. Хотя ни один нигериец не был убит; сообщения об этом оказались провокационными фейками. Но правительство Нигерии отозвало своего посла. Вывезли из ЮАР 600 нигерийцев. Правительство ЮАР вынуждено было приостановить деятельность своих дипломатических учреждений в  Абудже, столице Нигерии, и в Лагосе после нападений на эти учреждения. В октябре президент Нигерии М. Бухари прибудет в ЮАР для встречи с коллегой, во время которой обсудят ситуацию. Авиакомпания Танзании приостановила рейсы в Йоханнесбург. Замбия и Мадагаскар отменили футбольные матчи с командами из ЮАР. В ДРК напали на консульство  ЮАР. Правительство Нигерии приняло решение о бойкоте Всемирного экономического форума по Африке, который проходил 4-6 сентября этого года в Кейптауне. Его поддержали ДРК, Малави, Руанда. Во многих странах состоялись нападения на южноафриканские предприятия. Правительство ЮАР осудило насильственные действия и заверило страны Африканского Союза, что приложит все усилия, чтобы их остановить. С таким посланием президент ЮАР направил своих представителей в наиболее влиятельные африканские страны. В конечном итоге, президент ЮАР Сирил Рамафоса отменил поездку в Нью-Йорк на открытие сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 18 сентября состоялось специальное заседание парламента ЮАР по одному вопросу: гендерное насилие. Статистика показывает постоянный его рост.

Такого бурления в Африке не было давно.

За этими внешними событиями стоит сложный клубок нерешенных экономических и социальных проблем в ЮАР.

В стране 56 млн населения. Из них официально 3,6 млн — иностранцы. Неофициально значительно больше. В то же время уровень безработицы составляет 29%. Кто виноват? Толкают на самый простой ответ: иностранцы («понаехали здесь»). Подыгрывает радио (как в свое время в Руанде). Король зулусов Гудвилл называет их «вшами», «муравьями». И срабатывает. А Всемирный Банк в 2018 году назвал ЮАР самим социально неравным обществом в мире. В 2015 году 10% населения принадлежали 70% национального богатства, а 60% бедных        — 7%. И уникальный фактор, которого нет в других африканских странах: раз богатый — значит «белый», а если бедный — то «черный». А белых               — всего 9%. Белые семьи зарабатывают в 6 раз больше, чем черные. Такого расслоения не было даже во времена апартеида. Виноваты ли иностранцы в этом? Так сложилось еще со времен апартеида, что вся экономика страны (заводы, фабрики, банки, большие компании, земля) принадлежали белым. Обеспечивая функционирование экономики на современном уровне, они гарантировали ЮАР стабильное место среди развитых стран — ЮАР входит в G20, клуб наиболее развитых стран мира. Большинство правящей партии Африканский национальный Конгресс (АНК) понимает эту зависимость и пытается от нее избавиться. Видят для этого два направления — отобрать землю у белых фермеров и передать ее местному населению (что, скорее всего, превратит ЮАР у чистого импортера аграрной продукции, как это случилось когда-то в Зимбабве), а также национализировать Центральный банк  (Резервный банк Южной Африки, который является акционерным обществом), и который является центром влияния белого монополистического капитала. Относительно земли есть решение съезда АНК и парламента. Проблема в одном — отбирать с выкупом или без. Если без выкупа, то есть чистая национализация, то это может повлечь социальный взрыв и неприятие со стороны членов G20. Не менее сложная ситуация с ЦБ. Глава ЦБ и министр финансов всегда действовали совместно при поддержке белых монополистов и в их интересах. Когда предыдущий президент ЮАР Д. Зума решил сменить министра финансов, Джоан Руперт, миллиардер, представитель белого капитала, угрожал ему, что «заблокирует экономику всей страны». Президент сменил министра. Через несколько дней страна была парализована стихией антипрезидентских выступлений. Это стало «хорошим» дополнением к другим обвинениям в адрес президента. И он ушел в отставку. Первое, что сделал новый президент Сирил Рамафоса — заблокировал процесс подготовки национализации ЦБ. Но генеральный секретарь правящей партии АНК Элиас Магашуле (второй после президента пост в стране) напомнил о решении съезда АНК в декабре 2017 года о национализации ЦБ. Это вызвало резкое противодействие со стороны части руководства АНК. После парламентских выборов в мае 2019 года позиции сторонников национализации ЦБ значительно укрепились. Хозяева денег, местные олигархи обеспокоились и решили принять превентивные меры. Они открыто заявляли, что не потерпят давления на них. В июне начались вышеупомянутые события.  Посмотрим, чем закончится проблема с национализацией ЦБ — кто кого? 

Возникает логический вопрос — в чьих руках власть в стране?  Серьезность вопроса вызвана разговорами о том, что нападения на чернокожих иммигрантов являются «генеральной репетицией» гражданской войны против белых. Эти разговоры усиливаются заявлениями отдельных оппозиционных политиков. Лидер левой партии Джулиус Малема заявляет: «Наша злоба направлена не на тех людей. Как и все мы, наши африканские братья и сестры продают свой труд за копейки, чтобы выжить. Между тем хозяева наших богатств — белый монополистический капитал —  отказывается делиться с нами, а правящая партия АНК защищает его». Эту мысль продолжает лидер радикально-социалистической партии Эндиле Мнгситама: «Нынешние апокалипсические картины обугленных домов и каркасов, съеденных огнем машин, — это то, что ожидает белых. Сегодня в стране идет война черных против черных, которую ошибочно называют ксенофобией. Волны насилия нарастают. И только вопрос времени, когда театр этой войны расширится и охватит безопасные белые зоны». По его мнению 10 млн безработных скоро перефокусируют свой гнев на белых южноафриканцев. В Париже какая-то «Лига защиты черных» призывает убивать белых и азиатов в ЮАР. В чем причина нагнетания социальной напряженности в стране на, казалось бы, уже забытой расовой почве? Это можно объяснить остатками недавней политики апартеида. Но причина более глубока.

ЮАР — уникальная страна среди других африканских стран (и не только). Здесь никогда не было единого южноафриканского общества. Во всех африканских странах население — монорасовое: в арабских странах — арабы, в подсахарской Африке — чернокожие африканцы (разных этносов, но одной расы). Вкрапление представителей других рас (белых, желтых, красных, голубых) не меняет общей картины. В ЮАР население трехслойное: чернокожие — около 80%, белые европейцы — около 10%, последние — мулаты, африканеры. Кстати, еще в 2008 году ГА ООН признала африканеров (3 млн) нацией, которая не имеет собственного государства. В 2010 году доктор Дон Реадт, профессор литературы, лидер группы, в поддержку африканеров охарактеризовал ситуацию в стране как катастрофическую: «Сегодня наш народ вместе с другим белым населением ЮАР стал жертвой физического и культурного геноцида. За последних 15 лет больше 50 000 белых было убито, больше 200 000 наших женщин было изнасиловано».  Доля европейцев в стране максимальна для  Африки. И именно в их руках основные рычаги руководства экономикой страны. Отсюда главный признак социального расслоения — принадлежность к той или другой расе: бедные — черные, богатые — белые. ЮАР стала своеобразным олицетворением глобальных социальных противоречий  по оси Север — Юг.  И здесь они проявляются наиболее остро с дополнением расовой нетерпимости. Угроза гражданской войны между белыми и черными в одной из самых развитых стран мира в начале ХХІ века — это, конечно, экзотика, но экзотика, которая отражает не столько вчерашний день расовых конфликтов, сколько нарастающее глобальное расслоение и глобальный тренд: богатые становятся богаче, а бедные — беднее. На сегодня в ЮАР совпали во времени два процесса: объективный — протест чернокожего населения против нерешенности социальных проблем (безработица, преступность, углубление социального неравенства, падение экономики до 1% роста ВВП) и субъективный — попытка белого монополистического капитала удержать контроль над финансовыми механизмами страны, используя для этого социальное недовольство и подогревая его.

Специалист по истории ЮАР Института Африки РАН В.Шубин констатирует: ЮАР сегодня — это «котел, который кипит, с закрытой крышкой».

Посольство Украины в ЮАР находится в Претории.  2.12.2018 года указом Президента Украины П. Порошенко послом Украины в ЮАР был назначен Тарас Кузьмич.  15.05.2019 года он вручил верительные грамоты Президенту ЮАР С. Рамафоса.  19.07.2019 года указом Президента Украины В. Зеленского он был снят с этой должности. На сегодня посла Украины в ЮАР нет.

Руслан ГАРБАР, директор «Центра африканских исследований»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ