Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Как в мировой экономике скрестились конкуренция и регулирование

И что этот «гибрид» предлагает Украине
17 ноября, 2021 - 15:29
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

У нас есть тридцатилетний опыт попытки строительства новых основ экономических отношений, призванных нормировать разнонаправленные интересы свободного предпринимательства, крупного национального капитала, зарубежных  инвесторов, наемной рабочей силы, потребностей общества, а также вопросов, связанных с созданием государства в широком понимании этого термина. Для Украины, которая была составляющей планово-административной системы, все перечисленное предполагало формирование нового по своей сути и выражению каркаса взаимоотношений. Важно отметить, что, как показала практическая деятельность всех правительств и принятых ими решений и программ, не происходило системного определения приоритетов, законотворческая деятельность характеризовалась преобладанием несистемных подходов, удовлетворением желаний представителей крупного капитала, далеких от стратегических национальных интересов, одновременно с принятием решений, которые искажали логику свободного предпринимательства.

Однако пока Украина неуспешно воплощала неолиберальные рекомендации 1980-х годов от западных консультантов (по простому принципу «приватизация-дерегуляция-открытый внутренний рынок»), которые должны были заменить командно-административную систему и создать совершенную конкуренцию, а за ней дать процветание народу, в мире произошла странная метаморфоза. Объединились два антипода – конкуренция и регулирование, исключающие по всем неолиберальным канонам друг друга. Создалась «регуляторная конкуренция» как основополагающий принцип экономической политики правительств. Этот гибрид переворачивает с ног на голову все существующие подходы к определению места страны в международном разделении труда, а затем - к способам нахождения ее позиций на внешних рынках. Активно пересматриваются и кажущиеся вечными принципы международной торговли – те, согласно которым все страны, участвующие в мировом обмене, должны быть заинтересованы в том, чтобы специализироваться на тех товарах и услугах, затраты на производство которых у них ниже. В начале современного капитализма логика рассуждений была проста: производство товаров на основе принципов низшей себестоимости должно было бы приносить странам более высокую прибыль и позволять обеспечить себя нужными товарами, которые не производятся по самым низким ценам. При этом должно было бы происходить снижение мировых затрат на производство, а значит, дополнительная прибыль ВСЕХ стран была бы гарантирована. Казалось бы, все верно. Однако сейчас эта аргументация обоснованно критикуется со всех сторон: преимущества, получаемые от существующей на момент анализа специализации страны, временные, особенно в условиях меняющейся рыночной конъюнктуры, изменения спроса, постоянных коррекций государственных регламентаций и норм, колебания курса валют. Более того, такая специализация способна уничтожать целые сектора экономики, в том числе стратегически важные, сохранение которых важно не только по экономическим, политическим и социальным мотивам, но и с позиций национальной безопасности.

Из этого противоречия непосредственно вытекают другие, играющие важную роль в сфере современного производственного процесса, тенденциях конкуренции и кооперации. Споры между фирмами и странами, действующими по гибридной формуле «конкуренция - кооперация», еще больше усложняются в процессе глобализации и усугубляются такими факторами, как трансграничная мобильность капиталов, с одной стороны, и ограничениями, налагаемыми государствами на движение других факторов производства,  с другой. Все это усугубляет глобальную нестабильность, несовершенный характер конкуренции, что противоречит тиражированным уже 250 лет доктринам, убеждающим, что рыночные процессы саморегулируются (и перешли к агрессивному рыночному фундаментализму в последние 40 лет и победили в большинстве стран постколониального и постсоветского мира).

Альтернативой слепому следованию догматичным, неподтвержденным реальной практикой хозяйствования представлениям стал экономический прагматизм, который ставит нацию в позицию необходимости анализа возможностей и использования их в свою пользу. Прагматизм на уровне национальных экономик предполагает обеспечение экономического роста и устойчивого развития, достижение задекларированных финансовой и макроэкономической стабильности, а также поддержание уровня безработицы не выше "естественной нормы". Прагматизм на уровне мировой экономики предполагает рост международной торговли, избегание глобальных платежных дисбалансов и дисбалансов сбережений и инвестиций. Кроме того, в зависимости от стадии экономического цикла — подъем, пик, рецессия, дно — прагматизм требует проявлять себя по-разному, требуя различных инструментов регулирования экономических процессов как на уровне государств, так и на уровне международных организаций.

Чтобы заранее способствовать смягчению последствий рецессии, применяются Еx-ante средства регулирования, действующие до момента возникновения рецессии или перехода экономики на нисходящую фазу цикла. А вот Еx-post мероприятия используются уже непосредственно после наступления кризиса, стимулируя совокупный спрос и способствуя уменьшению спада ВВП. Иными словами, цель Еx-ante стабилизационных мер – недопущение разбалансирования экономики в финансовом и реальном секторах, а цель Еx-post стабилизационных мер (финансового и макропруденциального регулирования) – борьба с кризисными явлениями, предотвращение их и минимизации последствий. К числу Еx-post направлений стабилизационной политики относят меры реагирования на уже состоявшийся кризис, а потому предусматривают использование традиционных или нетрадиционных режимов монетарной политики, фискального стимулирования и т.д. Следовательно, Еx-ante меры относятся к стабилизационной политике, тогда как ex-post меры представляют собой именно антикризисную составляющую стабилизационного арсенала. Промежуточную позицию между ex-ante и ex-post макроэкономическими стабилизаторами занимает промышленная и экспортная политика, позволяющая в условиях нестабильности воспользоваться временным конкурентным преимуществом от кратковременной девальвации с одновременным стимулированием тех компаний и отраслей, которые уже инновационно готовы к выходу на внешние рынки. Именно поэтому без развития сектора обрабатывающей промышленности и других высокотехнологических индустрий, без неустанного движения в сторону повышения сложности выпускаемой продукции стабилизационный потенциал монетарной и фискальной политики будет критически снижаться, а страна окажется в долговых сетях и тисках псевдо-независимости.

Цикл материалов, предлагаемых читателям, включает новейшие инструменты, методологически базирующиеся на принципах экономического прагматизма и используемые в условиях «регуляторной конкуренции», которая простым языком расшифровывается следующим образом: «какие регулирующие меры может использовать государство для того, чтобы сделать конкретные товары, секторы и в целом свою страну более конкурентоспособными». То есть «конкуренция регулирования для конкурентоспособности», этакий гибрид.

Наталья РЕЗНИКОВА, Владимир ПАНЧЕНКО
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ