Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
Уинстон Черчилль, британский государственный деятель

«Маски-шоу» для бизнеса обещают отменить

1 февраля — правительство собирается рассмотреть законопроект о создании нового органа вместо налоговой милиции
31 января, 2017 - 19:43
ПО ИНИЦИАТИВЕ МИНФИНА, НОВАЯ ФИНАНСОВАЯ ПОЛИЦИЯ ДОЛЖНА ЗАБРАТЬ У СИЛОВЫХ СТРУКТУР УКРАИНЫ ВСЕ ФУНКЦИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВА / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В Министерстве финансов уверены: документ позволит убрать коррупционную составляющую в действиях нового органа. По инициативе Минфина, новая финансовая полиция должна забрать у силовых структур Украины все функции по экономическим преступлениям против государства. Об этом в эфире «Громадського» рассказал министр финансов Украины Александр Данилюк. «Все функции по экономическим преступлениям против государства должны быть объединены в этом органе», — сказал он. При этом Данилюк отметил, что новая финансовая полиция должна быть в подчинении исключительно министерства финансов. «Потому что это финансовый блок, финансовая сфера. И, в принципе, так строится государство», — добавил он.

Напомним, что 21 декабря Верховная Рада во втором чтении и в целом приняла закон, который предусматривает создание Финансовой полиции и единого реестра НДС. А из-за «ошибки» депутатов понятие «налоговая полиция» было исключено из Налогового кодекса, который вступил в силу с 1 января этого года.

КОММЕНТАРИЙ

Дмитрий СЕРЕБРЯНСКИЙ, эксперт в сфере фискальной политики:

— Реформа налоговой милиции не является чем-то странным и неожиданным. Реформа — это выполнение тех обязательств, которые взяло на себя государство в лице правительства, Верховной Рады и Президента страны. В объяснительной записке к законопроекту 4228 его авторы для обоснования своего подхода в первую очередь апеллируют к разделу IX Коалиционного соглашения, Стратегии устойчивого развития «Украина-2020» и распоряжениям Кабинета Министров Украины. В частности, отдельно упомянуто и о Концепции реформирования Уголовной юстиции Украины, утвержденной Указом Президента Украины от 08.04.2008 г. №311/2008. Ею предусмотрено, что «для выполнения задач по проведению досудебного расследования налоговых, финансовых и таможенных преступлений и криминальных проступков налоговая милиция должна быть отделена от Государственной налоговой службы Украины (на сегодня ГФС Украины) и реорганизована в самостоятельный орган уголовной юстиции в системе Министерства финансов Украины — финансовую полицию». Следовательно, реформа налоговой милиции — это прежде всего выполнение взятых обязательств.

Во-вторых, реформа налоговой милиции — это не смена вывески. В противном случае она никак не повлияет на работу структуры и поднятие доверия к государственным институтам. С помощью такой реформы правительство должно достичь компромисса между обществом, бизнесом и государством. Без этого государство, а особенно экономика, двигаться не будет. Каждый раз при инициировании реформы налоговой милиции бизнес был всегда против создания подобной структуры, воспринимая ее как монстра, который будет кошмарить предпринимателей. Сегодня, как мне кажется, ситуация несколько иная. В подготовке законопроекта 4228 принимали участие бизнес-ассоциации, предприниматели, проходило широкомасштабное обсуждение. Финансовая полиция в варианте финансового комитета и Минфина должна усилить доверие к такому органу через его частичную демилитаризацию. Законопроектом предусматривается существенное сокращение налоговой полиции. Сегодня штат насчитывает около 6—7 тысяч, документом предлагается — 3 тысячи. Из этого числа только 30% будут аттестованными сотрудниками, остальные — аналитиками. В соответствии с законопроектом, у финполиции будет центральный аппарат и 7 теротделений. В этом есть логика, в некоторых областях нет практической необходимости держать целое управление. С другой стороны, численность может и не иметь такого значения, особенно в условиях информатизации, автоматизации и доступа к базам данных. В таких условиях количество контролирующих лиц значительно сокращается с параллельным повышением качества выполнения функционала. Таким образом, правительство планирует разработать систему, когда физически будут не возможны маски-шоу. А с рисковыми предприятиями при наличии автоматизированных систем управления рисками может работать и несколько лиц.

Основной акцент в законопроекте — эта структура должна выполнять больше аналитически-кабинетную работу, то есть нарабатывать аналитику, разрабатывать соответствующие схемы, искать каналы, откуда идет отток государственных средств из страны. Эта работа должна быть настолько мощной, чтобы дела, которые потом будут передаваться в суд, доводились до конца. Поскольку сегодня только 20% доводятся до логического завершения. В той же Грузии 95% вероятность того, что если вы нарушили законодательство, будете привлечены к ответственности, почти 100%. Поэтому нужно разрабатывать критерии эффективности. В сентябре министр финансов дал поручение руководителю ГФС оценить результативность работы фискальной службы через разработанную Минфином систему КРИ. В этих показателях есть два критерия оценки оперативной и следственной работы налоговой милиции. То есть уже в сентябре дали толчок поиску таких показателей. Соответственно, в законопроекте целесообразно заложить хотя бы какие-то критерии эффективности (КРИ) работы вновь созданного органа. Соответственно, будущий орган должен отчитываться об их выполнении, как это делает Финансовая гвардия в Италии. На их сайте шикарные отчеты: функционал, чем занимались на протяжении года, сколько поступлений в бюджет. Наша аналитика, мягко говоря, не очень богата. И это касается не только налоговой — любого государственного органа. В информационно-аналитическом плане мы достаточно закрыты.

Нельзя обойти вниманием и то, что надлежащая эффективность противодействия налоговым правонарушениям неотрывно связана с преодолением проблемы высокого уровня тенизации отечественной экономики. Сейчас привлекает к себе внимание количество государственных структур, которые в той или иной мере привлечены к борьбе с теневой экономикой по-украински: СБУ, МВД, ГФС, НАБУ. Но количество — это не всегда качество. Возникают проблемы разграничения компетенции, дублирования полномочий, координации взаимодействия, установления сферы ответственности. Чем меньше определенности в решении этих проблем, тем хуже показатели результативности работы каждой из упомянутых структур. События 2013—2015 годов демонстрируют, что отдельные органы со своими непосредственными обязанностями явно не справились. И, возможно, из-за того, что в «приоритете» был именно «точечный», фрагментарный подход к противодействию теневой экономике, а не системная и всесторонняя защита экономической безопасности государства.

Что касается подконтрольности финполиции. МЭРТ, министр МВД и часть организаций предлагают создать автономную организацию, которая объединит все, что касается экономических преступлений в сфере налогообложения, финансовой безопасности и др. По моему мнению, в условиях слабости государственных институтов, повсеместного несоблюдения законодательства, создание независимого органа является опасным как для бизнеса, так и для государства. Поэтому перед тем как говорить, что эту структуру нужно отделить или закрепить за другим министерством, нужно помнить, что это бюджетные средства, налоги. А поскольку Минфин несет ответственность за наполнение бюджета, то только он должен координировать работу такого ведомства.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ