Украина обречена быть одним из самых крупных и богатых государств
Борис Олейник, украинский поэт, академик, общественный деятель

Михаил ЧЕЧЕТОВ: Закон — это ни влево, ни вправо

26 июля, 2004 - 20:41

Фонд государственного имущества в конце прошлой недели объявил конкурс по продаже 93,07% государственного пакета акций ОАО «Криворожский железорудный комбинат» (КЖРК). Стартовая цена пакета — 242,6 млн. грн. Но конкурсная комиссия по приватизации предприятий, входивших в государственную акционерную компанию «Укррудпром», cкорее всего, не допустит Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича к участию в конкурсе. Ее приговор, наверное, прозвучит так: не соответствует условиям тендера.

Между тем глава правления ММК им. Ильича, народный депутат Владимир Бойко сообщил о намерении предприятия участвовать в приватизации КЖРК: «Мы управляем частью «Укррудпрома» — Комсомольским рудоуправлением, а значит и можем участвовать в приватизации КЖРК». Бойко считает, что государству следовало бы отдать КЖРК ММК им. Ильича бесплатно: «Мы доказали, что являемся самыми эффективными собственниками, работающими на людей и государство. Если бы КЖРК был у нас, то железную руду имели бы и Алчевский меткомбинат, и «Азовсталь», и ДМК им. Дзержинского — все имели бы стабильное обеспечение», — уверяет В.Бойко. По его словам, об этом он заявлял и Президенту Украины, и руководству ФГИУ. Назревающую конфликтную ситуацию «День» попросил прокомментировать главу ФГИУ Михаила ЧЕЧЕТОВА.

— Закон о «Укррудпроме», в точном соответствии с которым сейчас идет процесс приватизации этого предприятия (юристы нас предупредили: шаг вправо, шаг влево от закона — уголовно наказуемы) принимали практически в полупустом зале Верховной Рады. Но он набрал 272 голоса. Причем за него голосовали представители и большинства, и меньшинства. «Наша Украина», СДПУ(О), «Партия регионов» и другие силы. Этот закон очень специфичный, поскольку по сути реализует идею самовыкупа. У нас можно было приватизировать таким образом предприятия, основываясь на законе об аренде 1996 г. Тогда это называлось аренда с выкупом. Но впоследствии такой подход канул в Лету. И даже если кто-то из нынешних арендаторов хочет участвовать в приватизации, то преимуществ он не получает. И должен на общих конкурентных основаниях участвовать в покупке. Но здесь идеология самовыкупа заложена как бы в обновленном виде. Главными игроками конкурса по продаже предприятий «Укррудпрома», в соответствии с законом, стали структуры, уже являющиеся его собственниками. То есть по закону, приоритетное право при приватизации имеет инвестор, обладающий, как минимум, 25% акций этого предприятия. В этом случае ему предоставляется право приобрести предприятие по цене, полученной в результате экспертной оценки. Если на предприятии имеется два или более таких инвесторов, тогда организуется конкурс. Вот такая схема. Но поскольку у половины предприятий, входивших в «Укррудпром», все 100% акций оставались у государства, а у другой половины государственная доля составляла 25 — 50%, то получились различные процедуры. Там, где за государством менее 100%, практически реализовался самовыкуп.

Перед конкурсом соответствующая комиссия обратилась к регистраторам всех 10 объектов «Укррудпрома» и запросила данные об акционерах. Нас интересовали те из них, кто имел больше 25%. Эти данные мы получили и определились таким образом с потенциальными покупателями. После этого мы привлекли независимых оценщиков, и, руководствуясь их выводами, сделали предложения возможным инвестора: есть такая цена. Пожалуйста, приходите заключать договор. Их устроила эта оценка, они подписали договоры купли- продажи, перечислили деньги, и я переподписал право собственности. Это ОАО «Центральный горно-обогатительный комбинат», «Северный горно-обогатительный комбинат», «Ингулецкий горно-обогатительный комбинат» и ГОК «Сухая Балка». Только по одному объекту (Южный ГОК) инвестор пока воздержался от ответа. Если от него придет сообщение, что он отказывается от сделанного ему предложения, то мы снова выставим комбинат на продажу. Что касается тех объектов, где у государства 100% (это не совсем верно, поскольку от 7 до 10% акций были распространены среди работников предприятий по льготной подписке, уточняет Чечетов) — это Криворожский железнорудный комбинат, Докучаевский доломитный, Новотроицкое рудоуправление, Балаклавское рудоуправление им. Горького и ОАО «Промышленно- производственное предприятие Кривбасрудпром» — то у них, понятно, нет инвесторов. Но по закону, участвовать в конкурсе по их продаже могут только те, кто является инвесторами на первых пяти, то есть собственники не менее 25% акций соответствующих горнорудных предприятий. Если кто-то из них не примет участия в конкурсе, то количество участников уменьшится, но он все равно состоится, и выиграет тот, кто больше заплатит. Если окажется, что в этом конкурсе всего один участник, тогда он будет платить, или же то, что он заложит в свое конкурсное предложение, либо экспертную цену. Но в любом случае его цена не должна быть ниже экспертной. Так гласит закон. А если на какой-то объект никто не станет претендовать, тогда мы должны объявить новый открытый конкурс, в котором смогут участвовать не только национальные, но и иностранные инвесторы как из ближнего, так и из дальнего зарубежья. И, конечно, флагман отечественной металлургии — ММК им. Ильича. Вот такая схема продажи. Так гласит закон, принятый практически конституционным большинством парламента.

Дальше мы будем делать объявления в отношении оставшихся предприятий, проводить оценку их имущества и конкурсы.

— Значит, в этих условиях особенно ответственная роль у оценщиков имущества...

— На рынке оценки выступают очень опытные, квалифицированные оценщики, имеющие лицензии. Среди них мы проводим конкурс по отбору оценщика на каждый конкретный объект.

— А по каким критериям определялся победитель?

— Оценщик — как врач. Он имеет специализацию. Одни оценивают землю, другие — «незавершенку», третьи специализируются на энергетике, четвертые занимаются горно-металлургическим комплексом и т.д. Поэтому, прежде всего, конечно, оценщик должен соответствовать специфике конкурса, иметь опыт на данном рынке. Естественно, победителем становится обычно тот оценщик, который закладывает меньшую цену за работу. Это ключевой критерий. Профиль оценщика должен совпадать с профилем приватизируемых предприятий.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День». Фото предоставлено прес службой Фонда госимущества
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ