Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Может, подождем с «черной пятницей» для украинской земли?

Рефлексия на представленную правительством Стратегию экономического роста-2030 и Аудит страны
25 ноября, 2020 - 18:42
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Аудит страны, который недавно представил глава правительства Денис Шмыгаль, выявил три нереализованных его предшественниками потенциала — в природных ресурсах, географическом положении и человеческом капитале.

А реализация потенциала всех ресурсов, по данным «аудиторов», принесет Украине за десять лет астрономический эффект — более 1 трлн долл. США, в том числе 40 млрд долл. США при условии способствования развитию деревообрабатывающей промышленности, 12 млрд долл. — при развитии водного потенциала, 359 млрд долл. — развитии логистической инфраструктуры и гармонизации транспортных коридоров со странами Европы и мира, 270 млрд долл. США — создании благоприятных условий жизни и труда и др.

Только при условии открытия рынка земли по либеральной модели (допуска к рынку земли иностранцев при ограничении для юридических лиц — 10 тыс. га земли) за десять лет эффект достигнет 85 млрд долл. США. Впрочем, непонятно, это прибыль от продажи земли иностранцам, где на одного жителя приходится почти в три раза меньше земли сельскохозяйственного назначения, чем в Украине, или результат структурных изменений в аграрном секторе экономики.

По данным обнародованных векторов, в Украине уже насчитывается около 6,5 млн га пахотонепригодных земель, которые возникли из-за изнурительного использования почв. К этому добавим, что более 22% пашни имеют крутизну склонов полей более трех градусов — поэтому, как следствие, здесь без химического загрязнения окружающей среды можно выращивать только травы и озимые культуры. Всего же в Украине более 60% пахотных земель являются склоновыми, уровень эродированности которых достиг 72%. В Украине же такие эрозийно опасные культуры, как кукуруза, подсолнечник, сахарная свекла, рапс, картофель, занимают более 14 млн га пашни, а посевы трав и озимых культур только 7,9 млн га или в 1,8 раза меньше. В общем учеными УААН еще 30 лет назад было обосновано, что необходимо срочно вывести из активного возделывания более 10 млн га пашни и засеять эти площади многолетними травами — как мера противодействия экологическому коллапсу, надвигающемуся на Украину. Очевидно, отсюда возникает главная проблема стратегии — необходимость оптимизации агроландшафта (установление пропорций пашни, сенокосов и пастбищ и лесов) с установлением допустимого уровня распаханности земель, а после этого на основе прогнозных показателей международного разделения труда (распределение по производству и экспорту продовольствия, объемы которых завоевывают в конкурентной борьбе с учетом наличия природных и человеческих ресурсов) — оптимизировать структуру земельных ресурсов, структуру посевных площадей и плотность поголовья животных с учетом максимально возможного трудоустройства селян и тому подобное. С сожалением приходится констатировать, что Аудит и Векторы не обращают внимания на такую ??»мелочь», как рациональное использование основного ресурса — земли при нарастающем в мире ее дефиците.

Поэтому встает еще один вопрос: стратегия разрабатывается на случай интенсивного использования земель при одном из самых высоких и катастрофических в мире уровней распаханности земель (более 79%, а с учетом незаконной распаханности пастбищ, прибрежных зон рек, озер и болот и других природных объектов — более 2 млн га, что составляет почти 85%) или на уменьшенной площади пашни до экологически безопасной — 50—60% к площади сельскохозяйственных угодий (37—47% — без посевов многолетних трав).

ОТВЕТ ЕВРОПЕЙЦЕВ

Не будем анализировать все векторы, остановимся на более земном — эффекте 85 млрд долл. после продажи земли и по что этому поводу думают европейцы. В странах ЕС (2016) в аренде находилось 43% сельскохозяйственных угодий, и фермеры не горят желанием быть собственниками земли — эффективнее приобретать новую технику и технологии и работать на арендованной земле, чем тратить все финансовые средства на закупку земель. Что касается иностранцев, то они владели менее 5% земель Западной Европы (в США — менее 1%), в то время как, по данным Ассоциации фермеров, более 30% земли Украины уже принадлежат иностранцам или находятся у них в долгосрочной аренде.

Что касается физических размеров ферм. Во многих странах мира, особенно ЕС, существуют законы об ограничении максимальных и минимальных размеров земельных владений или корпорациям запрещено скупать фермерскую собственность — фермерскую собственность — как мера препятствования созданию латифундий, а физические лица попадают под определенные жесткие ограничения (наибольшее преимущество имеют те лица по сравнению с остальными, если проживают возле продающегося участка товары, не дальше чем на расстоянии 1 км). Например, в Дании верхний предел собственной и арендованной земли 150 га с/х угодий с возможностью их расширения, если фермер обоснует необходимость этого и никто из соседей-фермеров не будет иметь возражений. При этом желающие купить землю или ее арендовать должны проживать не менее восьми-десять лет в сельской местности после приобретения земли (приобрести не более трех участков с расстоянием между ними не более 10 км) и только после этого могут ее продать или сдать в аренду. К тому же фермерская деятельность имеет два положительных последствия: накапливается капитал (богатство) и растут доходы. Последнее обеспечивается благодаря развитию инфраструктуры рынка (бирж, кооперативов, разных производственных организаций и других подобных сообществ, деятельность которых направлена на согласование цен на всей цепи движения продукции к потребителю). Вот почему в Европе землю сельскохозяйственного назначения практически невозможно купить. В Украине же часто продаются через несколько минут после получения пая или их покупки. Агрохолдинги до этого приобрели или взяли в аренду землю в разных областях, районах с расстоянием до 500 км между ними. Главное — западное законодательство предоставляет преимущество на рынке земли физическим, а не юридическим лицам, при условии соблюдения экологических ограничений и использования земли по основному назначению — производство продовольствия.

ПРОДАЖИ

В Украине все ожидания по наполнению государственного бюджета лежат в плоскости продажи земли иностранцам, и желательно прежде всего — до 10 тыс. га земли для физического или юридического лица. Тогда, по мнению разработчиков векторов развития сельского хозяйства Украины, цена земли возрастет в пять раз — до 5 тыс. долл. США, а без участия иностранцев в рынке украинской земли — только до 2354 долл. США. Такую цену земли (5 тыс. долл.) Польша и Франция достигли в 2011 г., когда они в расчете на 1 га с/х угодий экспортировали в три-шесть раз больше продовольствия, чем Украина в 2017 г. Хотя, если объявить мировую распродажю украинской земли (до 2050 г. землеобеспеченность в мире сократится более чем вдвое), то ее цена может вырасти не в пять, а в сотни раз. Может, подождем с «черной пятницей» для украинской земли до лучших времен?

Согласно этой разработке с определенными векторами развития экономики полной реализации потенциала украинской земли мешает низкий уровень инвестиций в минеральные удобрения, технологии, мелиоративные системы, хранилища зерна и другие аграрные выгоды. Предлагается, например, увеличить объемы поливных земель, нормы внесения удобрений довести до европейского уровня и тому подобное. Что касается увеличения поливных площадей, то сразу же отметим, что эффективность этого мероприятия зависит прежде всего от величины технологических издержек производства. Если, скажем, затраты на 1 га пшеницы и подсолнечника составляли в 2015 г. 7,5 — 9 тыс. грн, а расходы на орошение — 3 тыс. грн., то повышение технологических расходов составит 40-25%, в то время как прирост урожая значительно ниже (до 25%). В то время как орошение ягод и овощей, где затраты на 1 га значительно выше (в пять-десять раз), чем при производстве зерновых (45—60 тыс. грн. на 1 га), увеличит расходы производства на 5-7%, а прирост урожая будет значительно выше (более 20%). Вот почему, например, в 2016 г. в странах ЕС на поливе находились площади плодовых насаждений, ягод, картофеля, масел — 20—30%; свежие овощи и клубника — 32%, в то время как подсолнечник и зерновые культуры — всего 3-6%, а рапс и того меньше — 0,85%. Поскольку в Украине на плодовые, ягодные и виноград по состоянию на 2019 г. приходилось лишь 270 тыс. га, а на зерновые и масличные культуры — 17 млн га, то возникает еще такой вопрос: что в Украине будем поливать, чтобы не быть в убытке от этого стратегического мероприятия?

ИНВЕСТИЦИИ

Красной нитью в векторе проходит идея — привлекать и еще раз привлекать зарубежные инвестиции, но нигде не сказано, в которое звено нужно в первую очередь это сделать, учитывая их ограниченность и разное экономическое влияние на другие отрасли или производства. Украина бессистемно привлекала на протяжении всех 30 лет независимости инвестиции, результатом чего стали потери многих отраслей или производств, например, масложиркомбинатов, молокозаводов, нефтеперекачивающих заводов и тому подобное. Чем закончится для Украины продолжение стратегии привлечения иностранных инвестиций с последующей потерей ресурсов?

Аналогичные вопросы и к предложениям разработчиков Векторов по увеличению нормы минеральных удобрений в четыре раза — до величины их внесения в Европе (до 213 кг). Заметим, что в мире действует закон убывающей доходности: с определенного уровня доз минеральных удобрений каждая последующая их доля приносит все меньший прирост урожайности. В точке, когда дополнительная стоимость доли удобрений уравнивается со стоимостью доли прироста урожайности, — это и есть наиболее рациональная доза удобрений для конкретной сельскохозяйственной культуры. Например, в 1940 г. в США вносили лишь 12 кг действующего вещества минеральных удобрений, а с ростом производительности труда в химической промышленности (после 1950 г.) — более 100 кг. Следующее. Рациональные или оптимальные дозы минеральных удобрений значительно выше при внесении их под технические, овощные и другие интенсивные (высокодоходные) культуры. Поскольку в Украине выращивают в основном зерновые и масличные культуры (технические занимают незначительную долю), а средняя цена на удобрения украинских производителей значительно выше (в 1,5 — 2,1 раза) по сравнению с импортируемыми, то никогда (если будет побеждать здравый смысл) средняя доза удобрений не вырастет до уровня стран Европы.

ОПТИМИСТИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ

В интернете давно муссируются фантастические данные: рынок земли решит все проблемы сельского хозяйства, оптимально наполнит государственный бюджет, что и стало первоочередным фактором для новой власти сосредоточить внимание в управлении экономикой только на скорейшей продаже земли. Простые решения! Этому мероприятию приписывается чудодейственное свойство по достижению результата выполнения предвыборных обещаний — сделать украинцев очень состоятельными прямо сегодня.

МИГРАЦИЯ  

Уместен еще один вопрос: каким будет распределение земельных ресурсов в Украине по размерам сельскохозяйственных предприятий и за владельцами? Неужели жители сельской местности, как преимущественно во всех странах мира?

Кто, например, может объяснить, как «создание благоприятных условий для жизни и труда в Украине позволит существенно уменьшить уровень трудовой эмиграции граждан за рубеж и раскрыть потенциал человеческого капитала в размере 270 млрд долл. США в течение десяти лет»? Что для этого нужно сделать? Печатать деньги и раздавать сельским жителям? «Строить дороги с твердым покрытием к каждой селянской усадьбе» — поручение правительству президента Украины Виктора Ющенко? Или построить каждом селянину по «хатинці», как говорил Леонид Кравчук? Какие параметры этих «благоприятных условий», особенно тогда, когда распродадим землю иностранцам? Вопросы без ответов.

Отличаются векторы (основные направления) от предыдущих стратегий развития сельского хозяйства тем, что в них основной акцент сделан на конечном финансовом результате, а именно: накоплении астрономических резервов от реализации намеченных векторов на общую сумму более 1 трлн долл. США. Если обратиться к содержанию самых первых стратегий [Национальная программа развития сельскохозяйственного производства Украины на 1996 — 2005 годы], то все эти «векторы» здесь хорошо отражены как приоритетные: 1) ускоренное развитие и модернизация перерабатывающей и пищевой промышленности; 2) техническое переоснащение сельскохозяйственного производства, перерабатывающей пищевой промышленности и др.; 3) обеспечение сельскохозяйственного производства минеральными удобрениями, пестицидами и тому подобное; 4) реконструкция и применение новых методов использования мелиоративного фонда и т. д. Но эта программа, как и сегодняшние Векторы, грешат фантастикой. Например, к 2005 году было предусмотрено увеличить производство картофеля с 13,5 до 19 млн т (6 млн потребления) при практически отсутствии ее экспорта в другие страны мира (не более 7% валового производства), кроме замороженной. Или же увеличить производство сахара-песка с 3,3 до 5,4 млн. т при продовольственной потребности 2 млн т, когда на мировом рынке доминирует сахар тростниковый, себестоимость производства которого до 30% ниже, чем сахара из сахарной свеклы. При таких обстоятельствах (наряду с другими) результатом стало резкое сокращение производства сахара в Украине (до 1,49 млн т). Молока же производить 24 млн т, а сегодня — менее 10 млн т. Не будем продолжать о фантазии прошлых стратегий, напомним лишь — их было очень много.

С момента обретения независимости в Украине разработка стратегии развития экономики приобрела перманентный и кумулятивный характе — на предыдущие обещания запихнуть украинцев в мир изобилия наслаиваются новые идеи новых популистов. И как об этом говорили Богдан Кучеренко и София Шутяк  («День» № 194 с. г.), стратегии обновляются, а проблемы остаются. По нашему мнению, это связано с тем, что в стратегиях постоянно планируется решать придуманное, а не реальные проблемы. Соотвественно, последние будут оставаться в более угрожающих масштабах и одновременно будут возникать новые, еще более сложные проблемы. Все по закону неопределенности последствий — решение придуманной некомпетентными управленцами проблемы приводит к возникновению двух-трех еще более сложных проблем.

Николай КАЛИНЧИК, доктор экономических наук, профессор
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ