И добро, и зло умножаются в геометрической прогрессии. Вот почему те маленькие решения, которые мы принимаем каждый день, очень важны.
Клайв Стейплз Льюис, известный британский писатель, философ, христианский апологет

Наступило время декарбонизации технологической индустрии

Несмотря на то, что технологические компании обычно определяют тренды, они все еще находятся в процессе разработки планов относительно сокращения выбросов углерода
24 ноября, 2021 - 18:37
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Технологические компании обычно являются разрушителями старых подходов и новаторами. Но когда речь идет о декарбонизации, многие технологические компании сталкиваются со сложностями превращения стремлений в действие.

В действительности больше чем у половины технологических лидеров (53%) нет стратегии декарбонизации или конкретных целей на пути к ней. Такие результаты ежегодного глобального опроса KPMG, в рамках которого было опрошено 800 лидеров технологических компаний.

ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К ДЕКАРБОНИЗАЦИИ

Что может быть причиной такого отставания, особенно учитывая возобновление внимания к борьбе с климатическими изменениями?

Исследователи говорят, что ответ может быть разным, поскольку трансформационные инициативы имеют разнообразные потенциальные проблемы, которые могут сдерживать быстрые и значимые результаты. Как ни странно, но на фоне всего другого, руководители технологических компаний указали на недостаточное участие правления и внимание инвесторов к краткосрочным целям, что стало двумя основными препятствиями на пути к декарбонизации. Опрос также показал, что лишь 13% технологических компаний имеют определенные стимулирующие вознаграждения для директоров за достижение целей декарбонизации.

ФИНАНСОВЫЕ ПОТЕРИ

По-видимому, ежедневные проблемы ведения бизнеса на фоне продолжающейся пандемии COVID-19 все еще являются актуальнее, чем долгосрочная цель достичь нулевого уровня выбросов. Эта гипотеза подтверждается другими ответами, которые были получены во время опроса. 64% лидеров технологических компаний свидетельствуют, что их организация не просчитала потенциальное финансовое влияние рисков, связанных с климатическими изменениями. И только 24% говорят, что изменения климата учитываются во время принятия их решений относительно финансирования.

ЗАДЕРЖКА ДЕКАРБОНИЗАЦИИ

Задержка мероприятий относительно декарбонизации все больше будет создавать негативные последствия для стоимости капитала, войны за таланты, доступа к необходимым материальным ресурсам и доверия потребителей. В то же время, технологическая индустрия достаточно зрелая, чтобы вернуть себе статус первопроходца, используя ресурсы, публичную заметность и влияние, чтобы стать новаторами и позитивными примерами для подражания в борьбе с изменениями климата, одновременно открывая новые ценности для инвесторов, клиентов и сотрудников.

УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ

Украина вместе со всем цивилизованным миром взяла на себя обязательство до 2030 года сократить уровень выбросов парниковых газов на 40% по сравнению с 1990 годом. Однако большой путь декарбонизации страны только начинается.

Большинство больших промышленных предприятий в Украине построено еще в советское время, когда вопросы экономии энергоресурсов, влияния на природу или эффективности производства были на втором плане.

Длительное время невысокая стоимость ресурсов не стимулировала владельцев бизнеса инвестировать в энергоэффективность или экологическую модернизацию. Однако после введения рыночных цен на газ и электроэнергию эпоха дешевых энергоносителей закончилась, а значительная часть предприятий до сих пор потребляет такие же объемы энергии, как раньше.

Из-за этого тяжелая промышленность – большие металлургические заводы и тепловые электростанции – среди лидеров по выбросам СО2. Из года в год окружающую среду в Украине активно загрязняют ММК им. Ильича, «АрселорМиттал Кривой Рог», «Азовсталь» и многочисленные ТЭС ДТЭК - Бурштинская, Кураховская, Запорожская, Ладыжинская.

В то же время украинская промышленность тратит значительно больше энергоресурсов для создания единицы товара, следовательно, создает больше выбросов углерода и вредных веществ и является менее конкурентоспособной на внешних рынках.

Между уровнем потребления энергии и объемами вредных выбросов есть прямая зависимость: чем больше энергии потребляется, тем больше вредных веществ попадает в окружающую среду.

Особенно, принимая во внимание значительную часть угольной генерации в энергобалансе Украины (почти 40%). Введение энергоэффективных мероприятий – один из шагов, который сделает украинцев не только богаче, но и здоровее.

По данным ежегодного глобального исследования Energodata, уровень энергоемкости ВВП Украины превышает среднее значение стран мира вдвое. Например, уровень энергоемкости ВВП Польши в 2,5 раза ниже, чем в Украине, Германии – в 3,3 раза.

Другими словами, для производства единицы товара на украинском предприятии нужно потратить в 2,5 раза больше энергии, чем в Польше.

По результатам исследования британского аналитического центра Carbon Tracker, проведенного в 2018 году, Украина возглавила список стран с наиболее неэффективной и дорогой тепловой генерацией электроэнергии в мире.

Как отмечают в Минэкономики, в 2018 году потери энергии из-за низкой энергоэффективности предприятий стоили Украине около 1,5 млрд долл., что приравнивается к траншу МВФ.

За последние пять лет совокупный уровень энергоемкости промышленности Украины сократился лишь на 4% при сокращении совокупной добавленной стоимости на 37% и сокращении объемов потребления энергии на 39%. Это свидетельствует о низком уровне энерго- и экомодернизации производства.

Государственную политику относительно повышения энергоэффективности на предприятиях можно условно разделить на метод кнута и пряника в разных формах. Работают оба метода.

Страны ЕС идут путем введения высоких налогов. В некоторых странах, например в Чехии, сочетают регулирование со стимулированием, освобождая от уплаты налога на выбросы предприятий, внедряющих лучшие технологии.

В Канаде активно поддерживают промышленный сектор финансово. В стране дествуют Федеральная программа энергетических инноваций, Федеральный фонд низкоуглеродистой экономики, Федеральный технический фонд устойчивого развития и другие источники прямого финансирования предприятий. Такая же практика внедряется в Германии: компания Salzgitter, второй производитель стали в стране, получила от федерального правительства грант на 5 млн евро на переоборудование доменного цеха.

В Украине только разрабатывают механизм компенсации для предприятий, которые хотят проводить энергоэффективные мероприятия.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ