Я видела, тогда, кто клонился ниже всего, того топтали люди и лошади.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, фольклористка, культурная деятельница

Олигархономика «ест» землю

Мировые цены на продовольствие бьют рекорды, и на украинских черноземах уже сделано несколько миллиардных состояний, а село до сих пор — за чертой бедности
26 июля, 2013 - 11:20
СЕЙЧАС В УКРАИНЕ 42 ТЫСЯЧИ ФЕРМЕРОВ, КОТОРЫЕ ОБРАБАТЫВАЮТ 4,3 млн ГЕКТАРОВ ЗЕМЛИ. ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА НОВОГО «ЗЕМЕЛЬНОГО» ЗАКОНА, ПО МНЕНИЮ ПАЛИЯ, — НЕ ОСТАВИТЬ ИХ БЕЗ РАБОТЫ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Украина собирает действительно рекордный урожай за весь 21 год своей независимости. Пока что обмолотили половину посевных площадей. По самым скромным оценкам, Украина соберет не менее 52 миллионов тонн зерна (в прошлом году было 46,2 миллиона тонн), а максимум может быть и все 56 миллионов тонн. Все это, по мнению правительственных чиновников, позволит АПК не только обеспечить продовольственную безопасность страны, но и активизировать внешнюю торговлю. Впрочем, все эти надежды могут так и оказаться надеждами, если Украина не сдаст на «отлично», или хотя бы на «четверку» последний аграрный экзамен — завершение земельной реформы. Экзамен заключается в том, что для села должны принять максимально прозрачный и понятный вариант законопроекта «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Правительственные чиновники убеждают — последняя его редакция — это спасительный вариант для села и его жителей, который вернет молодежь к земле. Зато эксперты возражают и дают свой анализ разработанного законопроекта. Итак, предлагаем вашему вниманию точку зрения одного из экспертов — политолога, кандидата политических наук Александра ПАЛИЯ.

Украина уже в рецессии. Напомню, так определяется падение ВВП более полуда. Такие результаты означают коллапс олигархономики, не способной к свободной конкуренции ни дома, ни на мировых рынках. Но власть вместо того, чтобы признать этот факт, ускоренными темпами пытается распространить губительный опыт на те сферы, которые еще не успела разрушить.

В результате приватизации промышленных предприятий в 1990-х большинство граждан получили «ваучеры с маслом». И только некоторые — все остальное, благодаря правилу «кто первый встал, того и тапки, а других тапок нет». То есть благодаря коррупционным связям вместе с готовностью к морально сомнительным и рискованным действиям.

Теперь похожий «финт», но без риска и в еще больших масштабах готовится с землей. Когда-то из-за занятости распределением промышленности у олигархов не дошли до нее руки. А теперь мировые цены на продовольствие бьют рекорды, и на украинской земле уже сделано несколько миллиардных состояний.

В прошлом году власть подготовила два проекта земельной реформы: правительственный и авторства Григория Калетника. Их суть сводилась к теневому распределению земли, созданию привилегированных условий для латифундий, принудительного изъятия земель (в правительственном проекте) и создания коррупционной пирамиды для получения взяток на разных стадиях операций с землей.

5 апреля Государственное агентство по земельным ресурсам обнародовало очередной проект Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». При этом председатель Госземагентства Сергей Тимченко прямо говорит, что рынок земель может подкрасться незаметно — мораторий на продажу земли, который якобы действует до 2016 года, «будет снят одновременно с принятием закона об обороте земель».

Госземагентство призвало общественность в течение месяца предоставить замечания. Поэтому, заметим: в проекте все то же самое, но вид сбоку.

Более того, из проекта Госземагентства исчезли какие-либо ограничения размеров арендованных земель для арендаторов. Понятно почему: по оценкам экспертов сотня крупнейших арендаторов распоряжается третью всех сельскохозяйственных земель страны. Возможно, завтра у всех земель будет один хозяин, как в древнем Египте. Будем называть его скромно — фараон?

Для крестьян отсутствие ограничений относительно аренды означает тотальную зависимость от «феодала», отсутствие конкуренции в вопросе цены аренды, на рынке труда, уязвимость вообще какой-либо экономической деятельности на селе. В конечном счете это будет приводить к обезлюдению сельской местности. До сих пор демографический взрыв в Украине происходил после освобождения от крепостничества — первого, во времена казачества с конца XVI века, и второго — во второй половине XIX — начале XX вв. Недаром Конфуций писал: «Если имущество в одних руках, народ распыляется, а если многих — сплачивается».

Для горожан снижение конкуренции означает увеличение расходов — маржи, которую они платят за продовольствие. Как раз благодаря коррупционной марже продукты в Украине одни из самых дорогих в Восточной Европе, что абсолютно неестественно для такого государства, как Украина. Последствия такой монополизации мы сегодня видим на примере роста цен на связь. Власть приватизировала для себя «Укртелеком», взяла под контроль мобильных операторов. А теперь за все платит потребитель — цены растут повсеместно на десятки процентов на весь спектр связи. В условиях искусственно установленной властью монополии те, кому не нравится, могут писать письма по голубиной почте или не есть.

Для экономики снижение конкуренции — это снижение общей эффективности.

Вместе с тем для физических лиц — владельцев земли — предлагается установить ограничение относительно владения 100 га земли. Однако эта цифра экономически не оправдана, особенно на фоне отсутствия каких-либо ограничений для арендаторов. В наших широтах преимущества мелкого и среднего землепользования убедительно доказал опыт Польши, где самые большие участки, разрешенные для частного владения, — до 300 га. Благодаря мелкому и среднему землевладению Польша за последние годы своей сельхозпродукцией крепко заняла главные ниши рынка Евросоюза. Сегодня в Украине 42 тысячи фермеров имеют 4,3 млн га, то есть в среднем те же 100 га. Однако, если в Украине почти такое же количество населения, как в Польше, проживает на вдвое большей территории, максимальный размер владения в нашей стране можно было установить на уровне 300—500 га.

Государственное агентство по земельным ресурсам предлагает установить, что продать землю можно легко, а купить — нет. Для покупки земли нужно будет получить разрешение в профильном центральном органе исполнительной власти в порядке, установленном Кабмином (статья 5), который нужно переоформлять раз в три года (статья 13). Разумного объяснения этому предложению нет. Если бы власть действительно беспокоилась о том, чтобы земля попала в руки профессионалов, можно было бы установить норму, согласно которой покупать землю сельхозназначения могли только те, кто имеет соответствующее образование или обязался 10 лет лично работать на ней. Но зачем власти простые решения там, где можно создать синекуру для сбора взяток и отталкивания неугодных, чтобы без препятствий сбивать цену на землю и задешево прибирать ее к рукам?

В проекте закона консолидация земель (то есть их отбирание самым крупным владельцем или группой владельцев) — дело уже не добровольное, а «экономически обоснованное», что должно определяться специальным законом.

Госземагентство ничего не сделало для создания цивилизованной процедуры выхода из арендных отношений. Это было бы полезно для поощрения конкуренции и адекватности арендной платы. Вместе с тем оно предлагает усилить закрепощение — увеличить минимальный срок аренды земли до семи лет. Можно было бы сделать комплимент арендаторам, внедрив возможность выхода из арендных отношений не раньше чем через год после принятия владельцем соответствующего решения, предоставить арендаторам возможность обменять земельный участок, по которому прекращается договор аренды, на другой равноценный участок в удобном для владельца месте.

В законе нет прямых запретов покупать землю юридическим лицам. То есть на финальной стадии принятия они могут появиться.

Власть делает некоторые вещи, которые якобы выгодны крестьянам. А в действительности все наоборот. В частности, Госземагентство предлагает поднять ставку земельного налога с 0,1 % от нормативной оценки земли до 1 %, а минимальную ставку арендной платы с 0,1 % до 3 %. Регулируя арендную ставку, вместо того, чтобы это делал рынок, власть в действительности разорит арендаторов, а когда они плюнут и пойдут прочь, крестьяне вынуждены будут избавляться от земли, ведь не каждый сможет платить повышенный земельный налог. Манипуляцией, которая почти немедленно заставит крестьян продать землю, может стать простой пересмотр процедуры формирования нормативной оценки земли. Ее можно будет так оценить, что избавиться от земли захотят очень много людей. А там налог можно будет и уменьшить (для себя).

Кстати, за двухгодичную неуплату земельного налога всю землю могут забрать (статья 140 предлагаемых законопроектом изменений в Земельный кодекс), вместо того, чтобы отбирать землю более справедливо по частям в счет уплаты налога.

Из земель госсобственности планируется половину налога платить в центр, а не на места, что еще больше будет подрывать местное самоуправление. И за собранные средства планируется выкупать землю у крестьян, чтобы, очевидно, раздавать ее своим.

Однако все это цветочки в сравнении с сутью закона. В законе появляется Государственный земельный банк, которому отходят государственные земли и земли, полученные в качестве залога. При этом в проекте закона этот банк называется государственным, однако он не тождественен государству — государство выступает как отдельный субъект (статья 130 предлагаемых законопроектом изменений в Земельный кодекс). Это значит, что в какой-то момент этот банк (с его суперполномочиями и суперактивами) может стать частным, как это уже было в Украине немало раз.

В соответствии с предлагаемыми изменениями статьи 15 Закона об ипотеке, этот банк заложенные земли реализует не на торгах, а «на основании условий заключенных соглашений». Иначе говоря, раздает кому захочет и по какой захочет цене. В сущности, теневая раздача отобранных или скупленных задешево земель и является основной сутью этого законопроекта, а также деятельности Государственного земельного банка, на который уже выделены сотни миллионов гривен из госбюджета. Вот как об этом почти откровенно пишет глава Госагентства по земельным ресурсам: «Государство планирует активно выкупать землю с целью последующего использования для поддержки бизнеса на селе. Массив земли необходим государству для консолидации и формирования крупных инвестпривлекательных пакетов». Неужели главный чиновник забыл опыт государственной собственности на землю, когда Канада и США кормили своей пшеницей СССР? Очевидно, все проще — как это уже стало традицией, государство за средства налогоплательщиков должно заплатить ЗА олигархов и их «инвестпривлекательные пакеты».

А что такое коррупция? Это, прежде всего, вымывание инвестиций из бизнеса, которые вместо того, чтобы расширять производство, платить налоги, решать проблемы безработицы и т.п. идут на бессмысленные роскоши. Ведь «как пришло, так и ушло».

В законопроект внесена норма об установлении минимальной нормы занятости на единицу площади, очевидно, ради маскировки сути популизмом. Как действуют такие нормы, можно увидеть на примере молодежи или инвалидов, которых якобы обязаны трудоустраивать работодатели.

Ныне общество нуждается в осознании небывалого масштаба запланированного дерибана и его разрушительных последствий.

Для понимания цены вопроса есть две цифры: в прошлом году негативное сальдо торговли товарами Украины составило 15,85 млрд долларов. Практически в каждой отрасли закупка товаров за рубежом превышала их продажу туда. Единственным исключением стал агропромышленный комплекс.

Внешнеторговое сальдо аграрной продукции в прошлом году было позитивным и достигло $ 10,3 млрд. Говорят и темпы. По итогам прошлого года экспортные поставки продукции аграрного сектора увеличились на 38,4 % по сравнению с предыдущим годом и заняли 26,5 % всего объема украинского экспорта. Нынешняя власть была бы не похожа на себя, если бы не захотела отобрать этот ресурс. Тем боле, что доля промышленности в ВВП Украины систематически снижается. Немало заводов, которые присвоили власти предержащие, сегодня теряют остатки конкурентоспособности. Это те, которые еще есть, не были распилены на металлолом или проданы под шопинг-моллы. Пока китайцы строили металлургические заводы, которые сегодня теснят украинскую металлургию на мировом рынке, «эффективные владельцы» из Украины покупали недвижимость на Кипре, Монако, Лондоне и т. п. Как следствие, в Украине падение промышленного производства: -7,6 % в декабре, -3,2 % в январе, -6 % в феврале, -5,2 % в марте. А в Китае в это же время промышленный бум: +10,1 %, + 10,3 % +9,9 %, +8,9 %.

Называя вещи своими именами, присвоение украинской земли — это опустошение карманов полуобморочной страны ради наслаждения пребывания на верхних строках «Форбс» тех, кто «зарабатывает» монополизмом и льготами. Как-то Анна Герман сказала, что в Украине «должно было так произойти, что села должны были приходить в упадок». Не хочется думать, что это такой план. Ведь в действительности у Украины отбирают хотя и один из последних, но едва ли не крупнейший ресурс развития. Приватизированные олигархами заводы развалятся, а земля останется.

«Продовольственный кризис» дает Украине с ее 30 % мировых черноземов колоссальный шанс занять растущую нишу. Олигархия, хотя и имеет определенные преимущества благодаря масштабу капиталов, в действительности неэффективна и ресурсозатратна. Для примера, в результате появления в Украине олигархов — «эффективных владельцев» заводов и недвижимости на Кипре, Монако и т. п., ВВП Украины по итогам 2011 года составил 69,3 % от уровня ВВП 1990 года Интересно, что три года назад Николай Азаров обещал, что ВВП Украины превысит уровень 1990 г. через 5 лет, и были такие, которые верили.

Латифундизм уже сегодня составляет прямую угрозу депопуляции сельских территорий. Даже если один олигарх будет зарабатывать больше, чем все крестьяне вместе, все равно он не заселит собой все сельские территории страны, не даст ей трудовые ресурсы, граждан, защитников, будущее. Десяток олигархов при всем желании не сможет родить столько детей, сколько миллионы самодостаточных владельцев. И, к тому же, будут жить дети олигархов тоже не в Украине.

Это вовсе не означает, что Украине не нужны крупные хозяйства. Более того, они часто очень эффективны и, безусловно, должны существовать — но не как монополисты, хотя и местные, а в конкурентной среде. Кстати, в Израиле, Турции, Финляндии или Франции крупные сельхозпроизводители часто помещаются на нескольких сотнях гектаров, а кое-кому мало сотни тысяч.

В действительности Украине рядом с крупными хозяйствами нужны миллионы мелких владельцев, которые будут создавать конкурентную среду, будут повышать эффективность и заселять сельские территории, пострадавшие от депопуляции. Возможно, и кое-кто из жителей пришедших в упадок шахтерских городков вместо того, чтобы сидеть без работы, пить и колоться или лезть под землю в копанку, заработали бы больше и достойнее на поверхности земли, вернувшись к работе, которой когда-то лишили их дедов.

Что делать? Прежде всего, осознать всем, и оппозиции в первую очередь, что риторика об отказе от частной собственности на землю является чистым популизмом. Частная собственность на землю в крови у украинцев. Большевики называли украинцев «кулацкой нацией», то есть нацией не верхушки и плебса, как это есть у некоторых других народов, а именно массового среднего класса. Историки объясняют это историческими обстоятельствами: находясь в постоянных войнах, заниматься накопительством было не очень мудро — в одно мгновение могло все сгореть. Поэтому украинцы не слишком пафосно относились к деньгам, не делали их самоцелью, которая часто бывает в крупном бизнесе. К деньгам у украинцев сформировалось отношение не сакральное, а инструментальное — обеспечить себе и близким достойный уровень жизни. Сегодня массово возродить инстинкт владельца — это означает получить конкурентные преимущества всей стране. Ведь в современном мире наибольшую экономическую эффективность доказали не столько крупные производители, сколько средние хозяйства — те, где владелец лично способен проконтролировать всю работу — коллективы максимум из сотен, но не тысяч работников.

Во-вторых, надо осознать, что действующий мораторий на продажу земель не является препятствием для концентрации земельных ресурсов в руках латифундистов, благодаря перепродаже права долгосрочной аренды и другим схемам. В ряде договоров о долгосрочной аренде есть пункты о праве арендатора первоочередного выкупа земли сразу после того, как только заработает рынок земли. Однако сегодня этот латифундизм стремится легализироваться, а его организаторы — нажить колоссальные состояния.

В-третьих, оппозиции нужно не только критиковать власть, но и предлагать непопулистскую альтернативу. Сегодня многие смотрят на очередную «реформу» с точки зрения места сидения коррупционеров, их обслуги, агрохолдингов, оппозиции и т. п. Пришло время посмотреть на проблему земли с точки зрения страны и тех, кто живет на ней.

Судя по опыту соседей, Украине необходим следующий подход к аграрной реформе:

♦ Предусмотреть внедрение собственности на землю исключительно для таких категорий граждан:

• граждан Украины;

• тех, кто владеет не более 300 га земли;

• тех, кто постоянно проживает на земле (например, в течение не менее 300 суток в год не дальше чем в 20 км от своего крупнейшего земельного участка);

• тех, кто обязался в течение 10 лет лично работать на земле.

Предусмотреть равное право собственности на землю для детей в тех же объемах, что и для взрослых, чтобы сделать детей «экономически выгодными» для родителей.

♦ Предусмотреть, что в случае нарушения этих правил земельные участки конфискуются и переходят в государственную собственность. Предусмотреть, что один и тот же земельный участок или его часть с целью избежания спекуляции не может быть продан чаще чем один раз в три года.

♦ Упразднить положение арендных соглашений относительно права арендатора на первоочередный выкуп земли сразу после того, как только заработает рынок земли.

♦ Запретить одному физическому или юридическому лицу арендовать более чем 10 % земель сельскохозяйственного назначения района и иметь арендованные земли более чем в 10 районах. Это в целом приблизительно 70—120 000 га (при том, что в стране уже существуют фирмы, которые имеют в своем распоряжении до миллиона гектаров, то есть должно произойти их принудительное дробление).

♦ Предусмотреть, что налоги с аграрного бизнеса и земли должны платиться в месте расположения земель.

♦ Внедрить исключительно аукционное распределение государственных земель сельскохозяйственного назначения, что ликвидирует коррупцию и наполнит бюджеты.

♦ Средства консолидации земель должны быть исключительно добровольные.

♦ Обеспечить развитие и максимальную демонополизацию экспортной инфраструктуры (портов, элеваторов, железных дорог и т. п.), предусмотреть максимально свободный доступ к ней производителей, максимально дебюрократизировать рынок земли ради вхождения в производство отечественного инвестора.

♦ Законодательно запретить изменение таможенных ставок и других условий функционирования сельскохозяйственного бизнеса чаще одного раза в год, с тем, чтобы производитель понимал перспективную ситуацию на рынке.

В отличие от правительственных «реформ» такой проект приведет к использованию гигантского земельного потенциала страны для модернизации, наполнения бюджета через некоррупционную аукционную продажу земель по реальной стоимости, демографическому возрождению страны, избежанию спекуляции землей и непродуктивной эксплуатации ресурсов с сельскохозяйственного бизнеса, упрощению завоевания внешних рынков производителями, превращению большей части крестьян допенсионного возраста не в маргиналов, а во владельцев, способных платить налоги и крепить государство.


ВАЖНОЕ ИЗ ЗАКОНОПРОЕКТА «ОБ ОБОРОТЕ ЗЕМЕЛЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ»:

♦  исчезли любые ограничения размеров арендованных земель для арендаторов...для сельчан отсутствие таких ограничений означает тотальную зависимость от «феодала», отсутствие конкуренции в вопросе цены аренды, на рынке труда, уязвимость вообще любой экономической деятельности на селе. В конечном счете это будет приводить к опустению сельской местности;

♦  максимальный размер владения землей для физических лиц в Украине можно было установить на уровне 300-500 гектаров;

♦  если бы власть действительно беспокоилась о том, чтобы земля попала в руки профессионалов, можно было бы установить норму, согласно которой покупать землю сельхозназначения могли лишь те, кто имеет соответствующее образование или дал обязательство 10 лет лично работать на ней;

♦  предлагает усилить закрепощение, то есть увеличить минимальный срок аренды земли до 7 лет;

♦  консолидация земель — дело уже не добровольное, а «экономически обоснованное», которое должно определяться специальным законом;

♦  нет прямого запрета покупать землю юридическим лицам;

♦  за двухгодичную неуплату земельного налога всю землю могут отобрать;

♦  в Украине наряду с крупными хозяйствами нужные миллионы мелких владельцев, которые будут создавать конкурентную среду, повышать эффективность и заселять сельские территории, пострадавшие от депопуляции.

Александр ПАЛИЙ, политолог, кандидат политических наук
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ