Честность вырастает только на почве свободы.
Василий Стус, украинский поэт, переводчик, прозаик, литературовед, правозащитник, представитель культурного движения шестидесятников

«Они не остановят «Шоу»

Член Наблюдательного совета проекта «Новые лидеры» Олег РЫБАЧУК — о гражданском обществе и факторе олигархов
14 мая, 2018 - 19:01
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1997 г.

Мы планировали это интервью задолго до того, как появилось шоу «Новые лидеры», членом Наблюдательного совета которого является «Центр.UA» и Олег Рыбачук. Его откровенность о первом и втором Майданах, с которой он в последнее время начал появляться в эфирах, вызвала не просто вопрос, а шокировала своей откровенностью. Плюс острая дискуссия вокруг проекта «Новые лидеры» на ICTV, который больше похож на имитацию поиска лидеров и точно занижает «планку Евромайдана», требовала объяснения от самого Рыбачука. Мы встретились в редакции. Разговор длился более двух часов. Несколько раз гость просил «не для печати». Но даже то, что вошло в материал, это — информационный скандал. Хотя после разговора не покидало определенное ощущение «закулисной игры», в которой Рыбачуку можно «гнуть правду».

Публикуем первую часть интервью: о проекте «Новые лидеры», реформы и общественный сектор. Во второй, которая выйдет вскоре в «Дне» — о реформе избирательных правил, которые «Центр.UA» лоббирует, о еженедельных встречах в Кремле перед первым Майданом, развале оранжевой коалиции и газе как схеме коррумпирования украинской политики.

«К ПИНЧУКУ ПОЛТОРА ГОДА ТОМУ НАЗАД ПРИШЛИ С ИДЕЕЙ «НОВЫХ ЛИДЕРОВ» ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ»

— Пан Олег, просветите, пожалуйста, момент относительно шоу «Новые лидеры», членом Наблюдательного совета которого вы являетесь. Со слов Светланы Матвиенко, в последнем интервью «Зеркалу недели», получается, что логика его появления следующая: собралась инициативная группа из 34 общественных организаций, которая  придумала проект, что должен был бы запустить «лифты», показать обществу новых лидеров и... «подарила» свой интеллектуальный общий продукт частному телеканалу, владельцем которого является далеко небедный олигарх с достаточно токсичным бекграундом.  Почему?

— У вас совсем неправильная информация. Общественному сектору предложили площадку.

Ага. Так все же это Александр Богуцкий пришел с идеей? Или сам Пинчук?

— Со мной разговаривал Богуцкий.

А с кем договаривался Пинчук?

— Ни с кем. Хорошо. Я могу сказать вам немного больше. Я не буду говорить фамилии, потому что это я узнал задним числом. К Пинчуку полтора года тому назад пришли с этой идеей известные люди. Это политики, которые были в общественном секторе, и один человек, который был в правительстве даже. То есть это не его идея. Откуда у них она появилась, я не знаю. Но я точно знаю, что было именно так. 101% гарантии.  Пинчук вызвал Богуцкого, и дал ему поручение...

А у меня с Богуцким своя история отношений. У меня и с Пинчком есть история. Она касается как раз момента разгара Майдана, я уже много публично об этом говорил. Я открывал в 2005 году Ялтинскую конференцию. Потом в 2008-ом задал вопрос вип-гостям: а в ЕС у вас нет темы безопасности, Ялтинская конференция — все глобально, ваши же страны члены НАТО, думаете ли вы, что нам тема безопасности не важна? Сидел Кучма, Черномырдин. Они красные сделались. Я тогда был вице-премьером.

— Вы тогда намекали на Россию?

— Нет. Я намекал на безопасность. Но это было непопулярно. Пинчука боялись. А я один такое заявляю. Но я же был не просто Рыбачук.  Первый вице-премьер, фактически — Ющенко. Я прекрасно понимал его (Виктора Пинчука — Авт.) тактику и стратегию. Так появился безопасностный форум Яценюка.

Пинчук трижды звонил по телефону лично. Я поехал на его первый завтрак в Давосе. Там наших было 30-40. Это сейчас он уже превратился на мега что-то.

Вы сказали, что понимаете тактику и стратегию Пинчука на примере задумки Ялтинского форума, скажите зачем «Новые лидеры» Пинчуку?

— Для Пинчука самые страшные дни в его жизни связаны с Тимошенко.  Он никому это не рассказывает, но для него страшнее явления, чем Тимошенко, нет. И что ему делать?

Еще интересный момент: мне Пинчук на «Новых лидерах» сказал: ты же понимаешь, я политикой не занимаюсь.  На что я ему говорю, ага — понимаю, это же никоим образом не политика.

Стоп. А что значит на «Новых лидерах»?

— Ну, он был. Одно собрание было основателей общественного Наблюдательного совета. Первое, где был Пинчук. И там основным вопросом было невозможность его влиять на критерии. К Ермолаеву тогда вопросов не было.

Но основной вопрос был, что на проекте не должен быть духа Пинчука. И он там сидел. И Богуцкий на это отвечал. Для меня это было ключевым вопросом — фактор Пинчука.

«У ПИНЧУКА И ВАКАРЧУКА СОШЛИСЬ ИНТЕРЕСЫ»

— Давайте к предыстории: я потеряла связь, как появился Наблюдательный совет шоу «Новые лидеры» из общественных организаций...  Пинчуку принесли идею политического проекта. Она ему понравилась. Он дает поручение Богуцкому сделать, что делает тот? Звонит по телефону вам?

— Нет.  Прошло время. Они советовались больше чем полгода. Звонит по телефону  мне Богуцкий. Для них важно, чтобы проект был успешным. Причем, важно понять, что если сейчас исчезнет Наблюдательный совет — проект все равно будет продолжаться. Они это не остановят.

А на тот момент — начальный — у StarLightMedia был естественный вопрос: каким образом снять токсичность площадки. Если бы шоу просто было себе на канале Пинчука, к нему было бы два нуля доверия. Почему Пинчук миллион раз повторял общественным активистам: вы получаете гарантированную площадку для пиара, гарантируем качественную работу как StarLightMedia, там все лучшие менеджеры, которые работали с лучшими проектами, и мы не имеем никакого влияния на отбор кандидатов, на критерии.

У меня был вопрос по электронному голосованию, на что было сказано, что будет их  система абсолютно защищенной, «мы уже в это вложили много денег»,  и СтарЛайтМедиа гарантирует, что никакого накручивания голосов не будет.

У меня был еще вопрос по Вакарчуку, который я в глаза сказал Богуцкому...

— А почему он у вас возник?

— Потому что мир очень тесен.

Вы считаете, что Вакарчук — это проект Пинчука?

— У них сошлись интересы. Вакарчук перед тем, как пойти в политику, в 2004-ом  выел мне половину мозга.  Я с ним проводил часы. Я человек терпеливый.  Я всегда его спрашивал: что нужно, что ты хочешь? Он  не мог ничего вразумительного ответить:  какой-то портрет, проект большой, что-то такое... Мандат? — спрашивал я. Ну, будто бы, нет... Это немыслимо передать, что это было.  В конечном итоге моя реакция была такая — Слава, я не советую тебе идти в политику. Я тебя не буду рекомендовать. И он пошел через Васюника. Попал в «Нашу Украину», результат — знаете? Вышел.

А дальше начинаются Стендфорды через Пинчука, всевозможные штуки-дрюки: встречи, презентации, дискуссии. Потом вбрасывается фамилия Вакарчука в социологические опросы. Говорят, что это Грынив сделал.

Но на том десятом Ялтинском саммите, где я был, три часа нас развлекал Вакарчук.

— Это, по-видимому, дорого.

— Он уже тогда был партнером Пинчука. Это 2013 год. И они уже не скрывали отношения. У меня есть логика, и плюс лично знаю Вакарчука.

Начинается разговор с Богуцким относительно критериев. Там еще был Юрчишин, а он верит, что «Океан Ельзы» может быть партией власти. И вот я им говорю, если такое дело — значит, меня в этом проекте нет. Я не хочу играть в эти игры. Мы вырабатываем ключевые критерии, Вакарчук не должен в них быть. Когда шла первая презентация, Юрчишин немного был насторожен. Но я — за чистоту критерия.  Более того, я не представляю, как фан-клуб «Океан Ельзы» может быть партией власти. Более того, я не представляю, как в президенты не боится идти человек, который не знает, что это такое.

Я фактически выполнял работу президента Украины, потому я хорошо знаю, что это такое. Я не говорю уже о Пинчуке, потому что понятно, какие возможности открываются для него в человеке, который мало в этом понимает... Классическая формула: «мы тебе поможем».

И вот на этом первом собрании: Пинчук сидел впереди, я через два ряда позади, раз пять Богуцкий, глядя мне просто в глаза, говорит, что некоторые выражают опасение, что это проект Вакарчука, так вот я хочу сказать, что Вакарчука в этом проекте не будет. То есть явно, что эта задумка — раскачать команду Вакарчука и Вакарчука — сначала была, но от нее отказались.

«НОВЫЕ ЛИДЕРЫ» — ЭТО ЖЕ НЕ ДЕПУТАТЫ И НЕ ПАРТИИ. ЭТО ТИПА «ПРЕЗИДЕНТИКИ»

— Я не могу понять, почему общественные организации согласились заплатить репутацией за сомнительный проект? Вы обсуждали  риски такого предложения для общественного сектора?

— Мы говорили между собой об этом. Но если ты этих рисков боишься — занимайся фермерством и не лезь в политику, не называйся движителем реформ в Украине, не говори о том, что вы изменяете страну...

Я из людей, которые хотят, что-то изменить. У меня оно очень органично легло — проблема есть — доступ к медиа. И это очень сложно: как ты можешь сделать равный доступ. Никто не дает эту площадку. А эффект Рабиновича — поражающий.

Общественные организации пошли на это, потому что фактически там подавляющее количество организаций. Я говорил с Колиушко, Айвазовской, Сашей Сушко. То есть куча людей, которые там были, прекрасно понимают, что значит показать альтернативу.

Когда еще Пинчук говорил (а он же политикой не занимается) о просветительской части, что чрезвычайно важно. Образование избирателя в этом проекте, когда мы имеем десятимиллионную аудиторию и избирателю можно в «Центре UA» вести школу новых лидеров. Потому что в туре мы, например, имели ряд встреч с Академией лидерства. Там очень интересные детки, для них это просто запрос на элементарное понимание, как работают правительственные машины, что и как происходит.

Платят репутацией для того, чтобы показать обществу альтернативу?

— Они не платят. Вкладывают. Причем знаком вопроса остается, состоятельна ли эта альтернатива в действительности. Это риск. В настоящее время важно в гражданской среде сделать дееспособный механизм. И собрание восьмого мая и две организации, которые вышли, — это хороший вариант того, что все, что были, должны понимать: сейчас нужно не играться. Больше меня, по-видимому, никто не выгребал за последнюю неделю за «Новых лидеров».

А вы понимаете, что дали обществу опасный сигнал? Что у нас олигархи — это боги, а наше фантастическое гражданское общество, которое Майдан сделало, Януковича выгнало — на самом деле импотентное...

— Таня Высоцкая предложила сделать черный интернационал. Или все найдем среди нас незашкваренных... Предложите альтернативу.

Почему идеей засветить страну новыми лидерами общественные организации, приобщенные и толкавшие проект «Общественного», не пошли на «Общественное»?

— «Общественное» приглашено к партнерству — вы этого просто не знаете. «Новые Лидеры» — это же не депутаты и не партии. Это типа «президентики».

«ОБЩЕСТВЕННОЕ» СЕЙЧАС — ЭТО ГРУСТНАЯ КАРТИНА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВОЗМОЖНОСТИ»

— Это ответ на запрос общества, новые лица в политике...

— Поэтому там тоже должны быть дебаты. Формат этих дебатов — это моя организация, мои сотрудники.

«Общественное» сейчас — это грустная картина с точки зрения возможности. С позиции Петра Алексеевича, который зарубил дважды бюджет, там очень сложная ситуация и нет никакого противоречия.

Дебаты реальные с реальными кандидатами в президенты. Здесь нет противопоставления, Зураб был в переписке и встречи были. Это коммерческий проект.  У «Общественного» есть возможность 4-5 млн выделить в потенциальную рекламу?

— Представитель общественности все объяснила: это же не живые деньги. А стоимость рекламы на StarLightMedia. Думаю, что на «Общественном» реклама дешевле стоит. И не нужно было этих 4 миллионов долларов.

— Я открывал «Общественное», я того «дерьма» накушался. «Общественное» будет партнером, оно уже является им. С точки зрения провала винить можно только себя. Я не влияю на отбор, но я могу существенно улучшить качество дискуссии, даже задавая определенные форматы. Я не видел даже списки этих победителей, я вообще на сайт «Новых лидеров» не захожу, мне некогда. Выбирает же вся страна. И это была моя позиция. Каждый раз, когда отборочная комиссия что-то делает, они рассылают всем членам Наблюдательного совета.

Что мешает членам Наблюдательного совета отъехать от бекграунда владельца телеканала? Осудить его статью в The Wall Street Journal? Антикоррупционерам прокомментировать уголовное производсво НАБУ по факту дачи взяток.

— Я на «Общественном» говорил, что слово Пинчук произношу с маленькой буквы. 8 мая там был главный продюсер, я его отозвал на секунду. Говорю, что мне на «Общественном» задали вопрос, что у вас там есть положение, по которому вроде бы ICTV может убрать кого-то по какому-то принципу. Вы должны понять, как только будет малейшая попытка каким-то образом влиять на отбор прохождения кандидатов — проект мертв.

«КАЖДЫЙ ПОЛИТИК ВПРАВЕ ВЫБИРАТЬ СЕБЕ СЦЕНАРИЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО САМОУБИЙСТВА»

— Вы говорили, что понимаете логику Пинчука? Что задумал Пинчук с этим проектом?

— Очевидно, он что-то видит. Я вам говорил о наибольшем его страхе. 40 % избирателей уже не ведутся. И если они будут видеть что-то в новых лидерах, то они, скорее всего, проголосуют за Гриценко или за кого-то другого. Тот тип избирателей никогда не проголосует за таких политиков, как Тимошенко и Порошенко. Это не обязательно прямое следствие, но это разворачивает. Насколько я понимаю, этот проект сможет сработать на Вакарчука очень сильно. Потому что я надеюсь, Вакарчук не пойдет на президентские выборы, такого позора не будет. Но он точно пойдет на парламентские. И ему точно нужно иметь выбор, и точно нужна команда уже узнаваемая. Он не политик совсем, и они нет. Если представлять абсолютно новую политическую силу, кого набирать? Потому что сейчас возьми наших еврооптимистов — они же не политики. Они работают в формате, в котором выросли.

Тогда зачем они туда пошли?

— Был запрос общества на таких, как они, и ими украсили партийные списки. Это политика. Каждый политик вправе выбирать себе сценарий политического самоубийства. Это я сказал Наливайченко, когда он объединился с Тимошенко. Пинчук начал «Завтра UA» в Академии лидерства. Я там выступал. И Юрчишин тоже. Менеджмент фонда Пинчука очень активно принимает участие в Академии лидерства, где Пинчук свою копеечку вложил. Мой сын проходил стажировку в Ялтинском саммите в фонде Пинчука.

Пинчук десять лет имеет базу данных тысячи людей, окончивших западные вузы на его стипендии. Это большой актив.

Проект «Новые лидеры» сделает известными десятки людей. Все равно будет выбор. Я думаю, для них это шанс, потому здесь Вакарчук абсолютно спокойно выступает со своими не очень глубокими поэтическими вещами, но правильными инстинктами и желаниями. И в парламенте этот риск в разы меньше, чем когда ты идешь на президентскую кампанию.

Поэтому мне тоже важно, чтобы появилась партия. И Вакарчук с этими всеми детьми — это лучший вариант, чем Саакашвили со своими.

Ради чего вы это делаете?

— Я прекрасно понимаю из собственного опыта, где «смерть Кощея» — избирательная система.

Только вот кто «Кощей»?

— Избирательные правила. Избирательные законы Януковича сами такие, какие есть, и соответственно, абсолютное влияние олигархов. Я реально верю, что мы можем состояться только тогда, когда у нас будут европейские правила выбора. И я точно знаю, что с таким составом парламента, который будет наполовину из мажоритаров, а треть мест партийного списка будет продана — Порошенко или за деньги Кремля, — для страны это будет опаснейший момент. Вступит «фактор Путина» и фактор просто совсем неуправляемого народа (у нас же запрос на справедливость).

Для Пинчука сценарий «Медведчук — наш президент» — Порошенко сохраняется у власти на второй срок, легитимность его падает до нуля, и происходит восстание — для него это аут.

«ОЛИГАРХИ ПОРОШЕНКО НЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ СЕЙЧАС»

— Тогда почему он сам не пойдет на выборы? Зачем эти «аватары»? Почему Пинчук не сделал, как Коломойский, — не пошел губернатором?

— Ага, и Коломойский нас вдул на 150 миллиардов только на «Привате».

— И остановил войну, был в ссоре с Кремлем. За что поплатился собственностью.

— Из тех олигархов, которых я знаю, там есть реально умные люди, к ним относится тот же Живаго. Меня познакомил с Пинчуком в компании с Живаго один из американских послов, когда я в глаза этого Пинчука не видел за пару недель до отставки правительства Ющенко.

Во-первых, нужно убрать слово олигархи, потому что это называется большой национальный капитал.

Нет.  Он еще должен сформироваться.

— Я понимаю. Но они сейчас близко подошли к тому, что готовы формироваться. Им уже нужны какие-то правила игры и капитализация. Им не нужна война, они на акциях безумно теряют. В плане бизнеса им это не выгодно. Но в то же время Порошенко для них — это не деолигархизация. И, что хорошо в Украине? Они не дают кому-то из своих стать монополистом, хотя Янукович стал и Порошенко стал.

Такого давно не было, но фактически олигархи Порошенко не поддерживают сейчас.

А чего не поддерживают? Думают, что он их «кинули»?

— Да, заговор был, на этапе деолигархизации в версии Порошенко. Чем занят сейчас Фирташ? Ситуацией в Украине? Я думаю, что у него суперзадача — не попасть в Америку.

У Коломойского тоже суды.

— Да, но, например, Ахметов в бизнесе. У него такая формула, что он отдает 30-50% своего бизнеса. И он сейчас сохранился как самый успешный, но опять, как только Порошенко упадет... Это — совсем ненадежный союзник.

— Пинчук друг Кремля или нет?

— Это очень большое преувеличение, да и Коломойский тоже не враг Кремля.

Когда был аннексирован Крым и началось наступление на Востоке, семья Кучмы ездила в Москву.

— Более того, при моем разговоре с Путиным один на один я спросил: «Как вы могли поддержать Януковича, если вы офицер, а он криминал?», на что он ответил: «Ну, Леонид Даниилович нас убедил».

«ГРИЦЕНКО БЫЛ ВТОРЫМ ЧЕЛОВЕКОМ ПОСЛЕ ВАКАРЧУКА, О КОТОРОМ ПИНЧУК СКАЗАЛ, ЧТО ДО КОНЦА СВОЕЙ ЖИЗНИ НЕ ЗАБУДЕТ»

— В книге «Вся кремлевская рать» Михаил Зигарь пишет, что Путин был зол на Кучму, что он привозил каких-то своих на показ в Москву, и давно готовил на свое место Януковича. Поэтому, возвращаясь к фразе, «Пинчук друг Кремля», вы говорите, что это преувеличение. Тогда как правильно оценивать?

— Станьте на их место. Если вы изготовляете трубы и основной рынок у вас Россия. Вы пытаетесь эти трубы как-то продать. Как, например, немцам нужен российский газ, и потому немцы строят «Северный поток-2». Меркель друг Кремля или нет?

Мне страшно, что вся страна получается заложником труб Пинчука...

— Нет, мы не являемся!

— Мы воспользуемся его каналами, чтобы продвигать свои идеи. Скорее всего, он попытается сыграть в эту игру с Вакарчуком...

А Гриценко имеет отношение к Пинчуку?

— Вот Гриценко был вторым человеком, о котором Пинчук сказал, что он до конца своей жизни не забудет, потому что Гриценко тоже поддержал его эти первые европейские инициативы. Пинчук в 2005-м тогда говорил обо мне и Гриценко.

А какую услугу Гриценко оказал ему?

— Он не оказывал услугу. Тот момент, когда он был «неприкосновенным», видно, Гриценко посещал некоторые вещи как «помаранчевый» министр.

Не считаете ли вы, что должно быть предметом расследования участие каналов группы StarLightMedia в гибридной войне? Говорю о том, что на эфирах «Свободы слова» Андрея Куликова резидентами были Царев, Колесниченко, Корнилов со своей «Криворожской республикой». И не говорите мне о журналистских стандартах. Даже с формальной точки зрения, их позиция была представлена не пропорционально общественным настроениям.

— Здесь вопрос больше к украинской власти. Для Порошенко важно одно -чтобы не трогали его. Посмотрите, что творит «Интер» Левочкина. И «Интеру» ничего не будет. Нет политической воли.

Прогрессивное общество не идет на «Интер» с проектом «Новые лидеры».

— Конечно, не пойдет. Но аудитория «Интера» выше, и здесь мы возвращаемся к Порошенко. На двухлетие его президентства был проведен контент-анализ всех итоговых программ по всем каналам. Ни у одного канала нет негативных выступлений конкретно по Порошенко. Договоренность очевидна. Национальный совет — это не мы с вами. Там Артеменко — ближайший соратник Порошенко. И вы говорите «Свобода слова» Куликова. Я туда перестал ходить, мне это не интересно.

Я вам сейчас скажу сценарий, по которому мы движемся. «Прямой канал», на котором Арьев целую программу посвящает мочилову лично Наливайченко и всех врагов президента. Просто в стиле Геббельса. «112 канал», так Паша Кужеев, мой друг, но я там вижу утром абсолютно проплаченные сюжеты Аграрной партии, Бойко открывает туалет для ветеранов, каждый день, Каплин идет из Полтавы, Ляшко не слезает.

Ответственность журналистов за искажение системы координат и за то, в каком состоянии страна, огромная.

— Да, и далее. «NewsOne», я там дважды побывал и хватит. «Украина» я не хожу вообще, но это канал Рината, и там говорят, Ляшко просто живет. Рабинович и его программа тоже на «112-м» и на «NewsOne». И «Интер». Мы имеем пять, на которых не только там какая-то программа, но «NewsOne», «Прямой» и «112-й» это исключительно информационные каналы, они только говорят и только о политике. Поэтому в какой-то момент, если поступит команда, они включатся, и там мало не будет. А, мы забыли «1+1», он пока еще Порошенко не трогает, я не знаю, какие там договоренности. Но вы помните, как Коломойский то Ляшко поднимал, то его опускал. То есть у нас удивительная картина, у нас не просто там кого-то приглашают, но это как напалм.

Но представим себе, что есть какой-то центр, и он находится в Кремле. У Петра одна договоренность, что они его не трогают. Поэтому им прощается все, и «Интеру» прежде всего.

«ЕСЛИ МЫ ИЗМЕНИМ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО — ЭТО БУДЕТ ОЧЕНЬ ОЩУТИМЫЙ ОТРЫВ»

— Прощается властью, а я об обществе говорю. О тех представителях гражданского общества, которые декларируют себя борцами с системой. Почему они это прощают телеканалам? Вы являетесь членом Наблюдательного совета проекта «Новые лидеры» группы StarLightMedia. И то, что я у вас спросила, — должно проводиться расследование по появлению этих персонажей?

— Должно, но нужно это проводить комплексно. И у нас целое Министерство Стеця есть. Это должен был бы сделать Нацсовет Артеменко. Что могут сделать общественные активисты?

— Свое независимое общественное расследование. Как в Одессе относительно трагических событий 2 мая.  Проведите свое гражданское независимое расследование. Каким образом эта группа была инкорпорирована в то, что называем «гибридной войной», каким образом принимались редакционные решения приглашать этих персонажей? Это банальные деньги или  какие-то другие интересы? Ведь появление капитулянтской статьи в The Wall Street Journal наталкивает на подозрения...

— Пинчук не угадал конъюнктуру.

Он не угадал конъюнктуру, а наша внешняя государственная политика ударила в штангу, когда на последних президентских выборах в США сделали откровенную ставку на одного из кандидатов. И, очевидно, к этому приложился Пинчук.

— Это второй раз, а в первый раз он не угадал конъюнктуру, когда перед Давосом что-то о России и Крыме сказал, и Порошенко даже визит отменил. То есть у него такое бывает.

Но по такой логике я не понимаю, что мне сейчас направление моей энергии в расследование прибавит к тому, чтобы избирательное законодательство было изменено и чтобы в стране появилась какая-то альтернатива. Возможно, есть часть людей, я к ним не отношусь, которые могли бы это делать. Но я научился выбирать приоритеты, там, где я могу добиться результата, и там, где есть эффективность.

Я перестал ходить на «Свободу слова». Я понимаю, что первопричина не в этом. Первопричина в том, что если бы мы сформировали иначе политическую элиту, если бы у нас был другой президент, другой парламент, то это просто само собой тихонько бы исчезло. Сейчас возможность зависит от политической воли. Этим должны заниматься не активисты, потому что нет линейки, чем измерять гибридное влияние. Спросите себя — кто будет голосовать за Рабиновича как президента? А таких людей — 10%, или как можно Ляшко считать политиком, а таких сколько? То есть у нас в стране есть колоссальная проблема — большая треть людей с таким мышлением. Как можно вообще смотреть «Интер»? Как с этим бороться? Пока есть люди с таким менталитетом, для Владимира Владимировича это серьезная «колонна». Медведчук — друг Тимошенко, Порошенко, он может со всеми поговорить. У него есть одна Каинова печать — он не может быть публично, а вот непублично будет. Они мыслят на пять и больше лет, моделируют. У нас сейчас проблема — придержать «законы Януковича», Петра у власти, а дальше посмотрим. Если мы эту игру хотим поломать — нам нужно научиться заставлять. Когда ты ездишь по стране и тебе говорят, что за медицинскую реформу никогда не проголосуют и за избирательную тоже. Ты убеждаешь, ты объезжаешь всю страну дважды. А они потом все равно берут и голосуют.

Россия готовится к войне, а что мы в это время делаем? Изменяем избирательное право?

— Если мы изменим избирательное право — это будет очень ощутимый отрыв, потому что мы живем в одной политической системе. У нас их деньги покупают наши депутатские места. Не изменив этого, мы очень сильно расходимся. Что мы будем делать, если будем иметь парламент, купленный за российские деньги, коррумпированное правительство и коррумпированного президента? Что мы будем делать? О ком мы будем говорить? К кому будем апеллировать? Это будет поколение еще циничнее, нельзя недооценивать соперника, он запустит значительно более циничных врагов. Теперь уже испуг. Эта фраза, что даже при Януковиче была не такая коррупция, она очень опасна. Потому что уже Янукович не кажется абсолютным монстром. Янукович откупился, и бизнес продолжается. И такой бизнес делается Порошенко на войне.

Мустафа, Залищук, Лещенко — посмотрите, в котором они «дерьме».

Продолжение

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День», фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments