Когда у нации вождя нет, тогда вожди ее - поэты
Евгений Маланюк, украинский писатель, поэт

Почему украинцам следует перечитать Мальтуса?

Пока земля будет обычным товаром, преимущество в его покупке будет у того, у кого будет больше денег
16 сентября, 2019 - 19:52
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Проблема земли в Украине, в стране, которая исконно была крестьянской, всегда была сверхважной и болезненной. В таком состоянии она дошла и до наших дней, уже в независимой Украине, со всеми новациями ХХІ века. Тема земли включает в себе несколько основных проблем:

— земля для нас — это всего-навсего товар, который нужно как можно дороже  продать, или это что-то больше именно для украинцев?

— продавать землю — да, но продавать кому и при каких условиях, а если не продавать — то кому?

— в конечном итоге, мораторий на продажу земли продолжать или нет?

— кто должен быть главным в структуре нашего сельского хозяйства — агрохолдинги или фермерские хозяйства?

В начале ХХІ века добавился новый фактор, который по объективным причинам не мог иметь места раньше и который должен изменить взгляд на украинскую землю.   Этот фактор связан с ростом народонаселения Земли. Стоит напомнить несколько цифр. 10 000 лет тому назад на Земле обитало 5 млн людей  (почти как в одном Киеве), во времена Иисуса Христа, в I веке — 300 млн, первый миллиард — в 1804 году, а уже при памяти еще многих в настоящее время живущих  в 1960 году — только 3               миллиарда. На сегодня мы имеем 7,7 миллиарда. А Земля большей не стала. И люди не стали меньше есть, напротив, и больше, и сытнее. И все быстрее мы «проедаем» то, что в состоянии дать Земля. По подсчетам организации Global Footprint Network, в 1987 году «межа восстанавливаемости  приходилась на 19 декабря, в 2001 году — на 27 сентября, а в 2017                — уже на 2 августа («День» №168-169, 22-23.09. 2017).   

Был когда-то профессор колледжа Ост-Индской компании Томас Мальтус (1776—1834 гг.). Будучи обеспокоенным за судьбу человечества, он проанализировал большой объем статистических материалов и пришел к выводу, что население Земли растет быстрее, чем производство продуктов питания. Отсюда и голод как объективное явление, а не как результат государственной политики. Вывод — нужно сокращать количество населения. А следовательно, нужно приветствовать все, что ведет к этому — эпидемии, войны, природные катаклизмы и такое нашествие как ЛГБТ. Марксисты критиковали  теорию «мальтузианства» как человеконенавистническую. И резон в этом был.  Но, к сожалению, почти через 200 лет после Мальтуса его неутешительные пророчества подтверждаются. При всех научных и технических достижениях ХХ и ХХІ веков на сегодня больше 1 млрд людей страдают от голода.    

Те страны, те политические элиты, которые не живут от выборов до выборов, а заботятся о будущем страны, ее народа, обеспокоились все нарастающей проблемой продовольственной безопасности. Если более конкретно —  что будут есть (и будут ли есть вообще  их дети, внуки. И правнуки. Толчком для этого стал кризис 2007—2008 гг., когда резко выросли цены на продовольствие.  В центре этой обеспокоенности — земля, плодородная земля. Ее не становится больше. Напротив — расширяются пустыни, губит землю эрозия, увеличивается количество болот, истощаются почвы, разрастаются города, строятся заводы, фабрики, растут автомобильные и железнодорожные пути. Специальный докладчик от Всемирного Банка Оливер де Шуттер констатирует: «Мы наблюдаем ситуацию, в которой давление на землю и воду растет с беспрецедентной скоростью. Каждый год теряется до 30 млн гектара сельхозугодий».  Земли для производства продуктов питания  становится все меньше, а людей все больше. За 50 лет погублено 25% всех плодородных земель. Парадокс: в это же время не обрабатывается 445 млн гектаров земли. Из них: в подсахарской Африке — 201 млн гектаров, в Латинской Америке — 123 млн гектаров, в Восточной Европе — 52 млн гектаров.  Земля превращается в стратегический товар, в товар, от которого будет зависеть существование многих народов. Товар — это то, что продается и покупается.  И пока земля будет обычным товаром, то преимущество в его покупке будет у того, у кого будут больше денег. Элементарная рыночная логика. И она «замечательно» действует  в интересах тех стран, в которых есть государственная стратегия, в которых есть виденье своей страны за горизонтом как минимум 50 лет.   

Таких стран немного. Но они показывают нарастающий тренд глобальной политики — рост роли плодородной земли  в мировой политике. «...страны, которые будут контролировать плодородные почвы и продовольственные товары станут ключевыми геополитическими игроками, лидерами на мировом рынке пищевых продуктов в процессе преодоления глобального продовольственного кризиса» (Т.Унковская, доктор экономических наук). Толчком для изменения взгляда на землю, для изменения философии земли стал кризис 2007—2008 гг., который привел к скачку цен на продовольственные товары. Государственная стратегия получила поддержку бизнеса.  Сельское хозяйство начало превращаться в наиболее привлекательную для инвестиций сферу. Возник вопрос: а где найти земли, которые ожидают инвестиций?

В лексикон вошло красивое английское слово «Grabbing», грабинг, на украинском языке — захват. Но более точно суть этого понятия отображает его фонетическая близость к понятию «грабить». Больше всего в инвестициях нуждались земли подсахарской Африки. В силу многих всем известных причин. Грабинг, захват земель, происходит не так грубо, как это было в ХVII — XIX веках. В настоящее время это происходит законно, при согласии правительств соответствующих стран, под двумя привлекательными лозунгами — земельная реформа и инвестиции. Волшебное слово «инвестиции» открывает любые двери и закрывает способность анализировать последствия. Наиболее привлекательными являются страны с низкими урожаями и потенциалом для их увеличения. Больше всего таких стран, 70%, —  в Африке: Эфиопия, Мозамбик (захвачено 15 тыс. кв. км), Северный и Южный Судан, Мадагаскар (3,7 тыс. кв. км),  Демократическая Республика Конго (80,5      тыс. кв. км, больше всего). Основные инвесторы — Объединены Арабские Эмираты, которые часто действуют в интересах других стран (кстати, центр деловой активности в Восточной Африке находится в Дубае). Всего в этом регионе уже захвачено 60             млн гектаров земли (это вместе взятые  плодородные земли Франции, Германии, Италии). Больше всего земли у Англии (свои же, как ни как, подданные) — 45 000 кв. км, у США — 37          000, у Китая — 34 000, Израиля — 20 000, у самих ОАЭ — 26 000. Есть земли у Южной Кореи, у Индии, Турции. Уже откровенно говорят о новой форме колонизации.  50%  грабинга происходит при участии государственных структур.

Какую пользу вследствие политики грабанга имеют страны-реципиенты? Наиболее наглядно это видно на примере Китая.   В 2008 году китайцы купили 30 000 гектаров земли в Танзании для выращивания риса. Рабочих завезли из Китая. Рис экспортировали в Китай. Такая же история с  12 000 гектаров в Уганде. Мозамбику выделили 6 млрд долларов кредита для выращивания риса для Китая же. А кредит будет отдавать Мозамбик. 10 000 гектаров купил китайский бизнесмен в Камеруне. Весь рис вывозится в Китай. То же в Кении.  В ДРК китайская компания  ZTE купила 3 млн гектара для производства пальмового масла; 100% его экспортируется в Китай. Будто подбил итоги такой политики Папа Франциск (на сегодня он посещает Мозамбик, Мадагаскар и Мальдивы) на конференции ФАО в 2015 году: «Уже есть много регионов, в которых выработанные продукты питания поступают в зарубежные страны, а местное население  обеднело вдвое, так как у них нет ни продовольствия, ни земли». Очень метко и точно сказано о результатах грабинга.  

Разнообразные международные организации пытаются привлечь внимание к проблеме захвата земли, которая является частью борьбы мировой общественности с голодом в мире.  При ФАО создан Комитет по Всемирной продовольственной безопасности. В марте 2013 года в Тунисе проведен Всемирный социальный форум «Прекратите захват земель». В ноябре в столице Кении — Найроби — прошла конференция «Земельный захват и справедливое управление в Африке». Создана международная общественная организация «Хлеб для всех». В Либерии организация «Борьба за жизнь и землю» борется со швейцарской компанией.

Это — глобальный фон, на котором решается вопрос об отмене моратория на продажу земли в Украине. В этой флибустьерской погоне за плодородными землями  Украина привлекает глобальных граблингов  не менее, чем африканские земли,  в силу ряда ее особенностей:

— Украина — центр Европы. Удобные, хотя и несколько отсталые, коммуникации. Имеет выход к морю, упорядоченные порты. Увеличивается количество специализированных вагонов;

— высокое качество земли — плодородные черноземы.  60% мировых запасов. В основном, не нуждается в дополнительных землеустроительных работах;

— наличие квалифицированной рабочей силы с историческими традициями работы на земле.  Многие из них — с высшим специальным образованием;

— и главное: все это богатство не защищено национальным законодательством от злоупотреблений, от монополизации. Существует множество теневых схем завладения землей. Украина не контролирует 35,5%  культивируемых земель.  Есть деньги — приходи, покупай, распоряжайся;

Эти особенности определяют повышенный интерес к украинской земле. Этот интерес усиливается поддержкой таких почтенных и влиятельных организаций как МВФ, Всемирный банк, европейские структуры. Основные их аргументы — деньги, темпы роста ВВП, права человека.  В наших условиях — весомые аргументы, как и земельная реформа, инвестиции. Но, как по мне, это аргументы вчерашнего дня, которые хорошо работают в Африке, но Украину лишают будущего.

Украина должна поменять взгляд на землю. Для Украины это не только товар, с помощью которого можно решить  ряд текущих финансовых проблем. Для украинцев земля — это один из определяющих факторов их национальной идентичности и это — пропуск  в клуб геополитических игроков ХХІ века.  Если до недавнего времени проблемы украинской земли были внутренними проблемами Украины, то сегодня они стали весомой долей глобальной политики. И это случилось не зависимо от усилий самой Украины.

Любимый тезис непутевых противников агроинновационного комплекса:  сельское хозяйство не сделало богатой ни одну страну (вспомним Э. Райнерта). Это так. Это было правильно для стран индустриального периода развития человечества. Тогда главными критериями были количество выплавленного металла, производство цемента, оборудования, электроэнергии, машин и тому подобное. Но они игнорируют диалектику. Время изменилось кардинально. Индекс человеческого развития ООН ставит ВВП и его вышеупомянутые составляющие на третье место. А на первом месте — продолжительность жизни и все, что этому способствует.  Стоит напомнить, что невзирая на все наши достижения как «венца Природы», человек пока еще остается биологическим существом, которое не может физически существовать без еды. Ее количество и качество обусловливают интеллектуальное развитие человека. Строить заводы и фабрики, выплавлять металл и тому подобное мы уже научились. А вот обеспечить всех людей качественной едой  не можем.  Пройдет лет 50 — и эта проблема будет решена. Вы подойдете к любому автомату, нажмете кнопку, и он выдаст вам горячий, благоухающий бифштекс или стакан вкусного молока. Но это для ретроградов. А продвинутый, модерный член общества, у которого вместо сердца будет «пламенный мотор» на чипах,  подойдет к ближайшей розетке, подзарядится и побежит на встречу с другим членом с отметкой «Жо».  Искусственным мясом угощают уже во многих ресторанах США. Начинается эта индустрия и у нас. Но это потом...  А  сегодня мы должны были бы использовать шанс от Бога на этих 50         лет и понять, что земля для нас это не товар, это наш шанс на будущее. Особенно, когда мы сможем объединить два наших драйвера экономики — аграрный сектор и сектор ІТ-технологий. И на их базе создать мощную перерабатывающую промышленность, которая вместе с биотехнологией позволит нам подняться на 5-й технологический уклад.  Поэтому нужно быть очень осторожным и дальновидным, чтобы не превратить землю в примитивные деньги. Вспомним шутку времен УНР: «Директория  — под ногами территория». Можно продать «Мотор-Сечь» и получить неплохие деньги, потеряв при этом навсегда еще одну позицию в мировой экономике. Давайте будем осторожными, думать, что мы оставим нашим потомкам.          

Когда цыпленок из всех сил пытается вырваться из тесной скорлупы в широкий мир, он не знает, что один из вариантов  его последующей судьбы — превращение в  «цыпленка-табака». И возвращения назад уже не будет.

Руслан ГАРБАР, историк-международник
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ