Когда у нации вождя нет, тогда вожди ее - поэты
Евгений Маланюк, украинский писатель, поэт

Россия превращает Крым в «черную дыру» мировой экономики

Контрабанда, отмывание украденного и финансирование терроризма парализовали полуостров
10 февраля, 2021 - 19:46

Стагнация крымской экономики беспокоит оккупационную власть. Семь лет прошло, как украден Крым, а собственная доля бюджета составляет не более четверти; разрекламированная Федеральная целевая программа развития Крыма не выполняется; треть объектов выбились из графика, а часть сорвалась совсем. Российский глава Крыма Сергей Аксенов угрожает повесить на всех министров, их заместителей и других госслужащих, как на скот, чтобы не разбредался, датчики GPS, чтобы видеть, как они контролируют закрепленные объекты. Потому что когда произошло завоевание Крыма, то надеялись, что инвестиции в «витрину России» потекут рекой, однако оказалось, что сотрудничать с непризнанным незаконной территорией не хотят не только иностранные инвесторы, но даже свои, российские. Например, глава «Сбербанка России» Герман Греф, чтобы не подпасть под международные санкции, закрыл на полуострове свои отделения и, несмотря на критику и давление, не собирается их восстанавливать. «Почта России» отказалась включать в свой состав сеть крымской почты, и та оказалась отрезанной от мировой почтовой сети, но носит «гордое» имя «Почта Крыма». За участие в строительстве Керченского моста получили санкции от Евросоюза российские и иностранные компании, попал в скандал и получил санкции за поставки турбин в Крым концерн «Сименс». Порты, которые закрыла Украины, простаивают. Железнодорожное сообщение через мост неудобное и слишком затратное. «Жируют» и дают цифры роста в промышленности только военные заводы, производство аграрной продукции уменьшилось, легкой промышленности практически нет, безработица за последние годы выросла в семь раз ...

В такой обстановке Сергей Аксенов за семь лет не раз обманывал мировое сообщество, говоря, что с Крымом сотрудничают сотни компаний, но отказывался назвать их якобы по мотивам коммерческой тайны. Однако, следует признать, не сотни, но единицы таки имеют охоту сотрудничать в Крыму как в «серой зоне» международного права. И вот крымские и российские экономисты все семь лет ломают головы над тем, как же скрыть их от вполне заслуженных мировых санкций.

ЗАКОН О ОБХОД ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ

На днях «Парламентская газета» России опубликовала информацию о том, что Москва нашла выход. Как стало известно, Минэкономразвития России представило законопроект «о введении особого правового режима на территориях Республики Крым и Севастополя». Владимир Константинов сказал, что этот документ «с одной стороны, создаст важный механизм защиты инвесторов от международных санкций, а с другой — даст импульс экономике региона в целом, ведь, как хорошо известно, бизнес любит тишину». Проще говоря, Россия этим законом указывает мировому сообществу: вы ведите бизнес в Крыму и не показывайте эти сделки в отчетах, скрывайте их от всех, а мы вам гарантируем, что никому не скажем. Это не что иное, как экономическая заговор против мира, против международного права. Спикер забыл только уточнить, что проблема здесь вовсе не в бизнесе, а в том, что контрабанда продукции и товаров, отмывание украденного в «черной дыре» Крыма, сокрытие налогов и финансирование терроризма тоже любят тишину, и это куда реальнее, чем просто инвестиции. Ведь известно, что через Крым идут товары в Сирию и из Сирии, из стран Африки, часть продукции, полученная Крымом, позже переправляется на Донбасс, — и все это не что иное, как финансирование терроризма. А кто даст гарантию, что компании, скрывающие свои сделки, при этом не скрывают от уплаты налоги, не отмывают незаконные доходы не будут везти свои товары и средства в Крым контрабандой? Обычно компании, которые пренебрегают одним законом — пренебрегают и всеми остальными. А теперь в их руки хотят дать «закон об обходе всех законов» ...

Спикер «госсовета» заявил, что «режим особой конфиденциальности» непременно привлечет в Крым новых инвесторов. Он отметил, что «идеи о предоставлении большей свободы и большей защиты предпринимателям, работающим в Крыму, давно обсуждаются на полуострове», чем подтвердил, что Москва давно ищет пути, как обмануть международное право, имеющее силу в мировой экономике.

«Абсолютно убежден в том, что этот закон понравится бизнесу и будет очень востребован, — сказал Константинов. — Отечественному бизнесу нужно создавать благоприятные условия для развития. Не нужно надеяться ни на американское, ни на немецкое чудо, что они нас вдруг простят за все и возьмутся не мешать, а помогать. Мы можем решить наши проблемы самостоятельно, дав дополнительный импульс предпринимателям. И новый законопроект, разработанный Минэкономразвития, именно на это и направлен».

Опять спикер блефует: Россия ведь не сама от себя стремится скрывать деятельность российских компаний в Крыму, ведь в ??этом смысл? Этот законопроект направлен на то, чтобы в Крыму работали инкогнито зарубежные компании, и создает именно для них зону секретности, которая названа «особыми административными районами, которые гарантируют конфиденциальность информации».

Как всегда, самовлюбленный спикер не удержался от того, чтобы поставить себя в пример всему остальному миру. Он говорит: «Крым может стать своеобразной экспериментальной площадкой, после испытания на которой нормы нового закона можно будет применить и в других регионах Российской Федерации для стимулирования там инвестиционной активности. Ведь, во-первых, Россия в целом также находится под санкциями, пусть и не такими жесткими, как в отношении Крыма, а во-вторых, конфиденциальность привлекательна для инвесторов в принципе».

А это Константинов знает на собственном опыте. Ведь он, как оказалось, даже на засекречивании сведений об инвесторах уже успел «нагреть руки». Так, реагируя на западные санкции, в России уже используется изъятие публичной информации о юридических лицах для минимизации санкционных рисков. В 2019 году правительство утвердило перечень сведений (в том числе о руководстве, активах, структуре собственности), которые банки и компании могут скрывать от публики, чтобы снизить потенциальный ущерб от санкций. Например, свою отчетность засекретил крымский банк РНКБ, который находится под санкциями. Кроме того, существуют и другие способы закрытия информации, например, использование непубличного акционерного общества (АО), которое не раскрывает своих участников. Им уже во всю пользуется крымский строительный гигант «Консоль-Строй», который еще с украинских времен имел отношение к Владимиру Константинову. Он внесен в список санкций США — он почти на 100% принадлежит АО «Шархинский карьер», которое также связывают со спикером и которое уже засекретило информацию о своем бизнесе.

Однако новый законопроект идет дальше. В нем предусмотрено также ограничение публичного доступа не только к сведениям из российского реестра бизнесов, но и к данным Единого государственного реестра недвижимости. Поэтому теперь общественности установить, чьи дворцы и кто строит в Крыму, будет невозможно. Такие сведения будут предоставляться только органам власти, Центральному банку и судам.

Напомним, за семь лет оккупации кто только не предлагал оккупантам свои проекты под лозунгом «Крым может стать ...» — то витриной России, то мировой игорной зоной, то мировым туристическим центром, то штаб-квартирой ООН (да, было такое с Мешковым), то «точкой роста», то свободной экономической зоной. Например, еще в феврале 2015 года в Крыму выступала с лекциями доктор экономики Елена Ведута, дочь создателя бывшего Госплана Николая Ведуты, которая предложила сделать Крым «пилотным проектом по запуску стратегического планирования экономики России». Елена Николаевна уехала и больше не приезжала, а Крым где был, там и остался ...

ОФФШОРНАЯ ЗОНА ТЕПЕРЬ НАЗЫВАЕТСЯ «ОСОБЫЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГИОН»

Следует отметить, что инициатива Минэкономразвития России «новизной не блещет», хотя со стариной у нее не все в порядке. Например, еще Сергей Куницын создал первую в Крыму Свободную экономическую зону, которая работала неплохо. А после оккупации Сергей Аксенов также создал в Крыму новую свободную экономическую зону, однако в российских условиях она не заработала так, как надеялись, льготами пользуются преимущественно российские компании, которые на международный рынок выходить и не собирались, а, следовательно, и подпасть под санкции не имели шансов. Для чего же им зона? С таким же успехом они могли бы работать и в Сибири, и совсем без налоговых льгот. Но это Сибирь, а то — Крым. Получается просто «обмишуривали» государство. Поэтому уже в 2017 году Сергей Аксенов в интервью РБК рассказал, что в Крыму обсуждают уже проект оффшорной зоны с гарантией анонимности инвесторов. И вот теперь — уже законопроект фактически о тех же оффшорных зонах, которые названы «особыми административными регионами».

Минэкономразвития объясняет, что «главным преимуществом станет конфиденциальность инвесторов из других регионов России как способ защиты от западных санкций». Ведь известно, что еще в 2014 году США ввели в отношении Крыма фактически полное торговое эмбарго. Они предусмотрели за собой право вводить санкции против любых российских и нероссийских компаний, которые начнут вести бизнес на полуострове. На этом основании, например, были наложены санкции на финансовый холдинг «ИФД КапиталЪ», крымский банк РНКБ и железнодорожный оператор «Гранд Сервис Экспресс». Евросоюз вводил аналогичные санкции против компании «Мостотрест» и других компаний, участвовавших в строительстве Керченского моста, крымского судостроительного завода «Залив». При этом американцы и европейцы основывались не только на публичных сообщениях, но и на сведениях российских государственных реестров. Поэтому большинство российских федеральных компаний не выходят на крымский рынок, опасаясь санкций, которые отрежут компании от финансирования и торговли с европейскими компаниями. Поэтому правительство России пытается компенсировать дефицит частных инвестиций в Крыму бюджетными инвестициями, однако Кремль и так укладывается в Крым чрезмерно, а бюджет не резиновый. С другой стороны, даже выполнению ФЦП мешают европейские и американские санкции, о которых Москва говорит, что «они не работают».

Как стало известно, «особые административные районы» будут действовать на территории Крыма и Севастополя как свободная экономическая зона, которая функционирует с конца 2014 года. Участниками ОАР могут быть компании, зарегистрированные в любом регионе, однако они не смогут создавать филиалы и представительства за пределами Крыма и обязаны вести бизнес исключительно на территории полуострова. Резиденты ОАР должны будут заключить с правительствами Крыма и Севастополя договор об условиях деятельности в ОАР и предоставить инвестиционную декларацию, включая ТЭО инвестпроекта, количество планируемых рабочих мест и размер средней зарплаты работников, общий объем капвложений и ежегодный график их осуществления в течение первых трех лет. Инвестиционные проекты в ОАР должны предусматривать не менее 150 млн руб. суммарных капиталовложений и должны быть связаны с развитием существующих и созданием новых производств, развитием транспортной и другой инфраструктуры, развитием туристической деятельности, санаторно-курортного лечения, организации отдыха граждан. Инвесторы также смогут пользоваться льготным режимам налогообложения и обложения страховыми взносами, характерными для СЭЗ, и использовать другие преимущества СЭЗ, например, получать земельные участки в аренду без торгов.

Гарантирует ли новый законопроект полную секретность инвесторов? Оказывается, что нет. «Снижение прозрачности крымских инвесторов повышает коррупционные риски, — сказал журналистам РБК директор французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин. — Кроме очевидных вопросов о порядке выбора победителей контрактов, необходимо учесть непрозрачность в предоставлении субсидий, налоговых поблажек и других материальных преимуществ за счет налогоплательщиков». Поэтому Волошин считает, что какой-то один механизм обеспечения конфиденциальности инвесторов может быть полумерой для стимулирования дополнительных инвестиций. «Очевидно, потребуются какие-то дополнительные госгарантии федерального правительства на случай, если информация об инвесторах все же станет публичной и они окажутся в зоне санкционного риска», — говорит он. Власти придется осуществлять жесткий контроль над любой информацией, но «в век высоких технологий избежать огласки или утечек практически невозможно», — отмечает скептический эксперт.

Поэтому власти Крыма некуда деваться. Как бы они ни пытались скрыть бизнесменов, которые решат работать в оккупированном Крыму, найдутся граждане и организации, которые все равно установят, разве что на день-два позже, но в любом случае это не спасет тех, кто будет нарушать международное право.

Соглашается с этим и президент украинского центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар, который заявил, что подобные ухищрения не помогут бизнесменам избежать западных санкций. В интервью радио «Крим.Реалии» он сказал, что «секретность придет — это лишь вопрос времени, и совсем не десяти лет. Или масштаб инвестиций будет таким, что шила в мешке не утаишь, или в пропагандистских целях кто-то прорекламирует инвестора. Гарантии Аксенова ничего не стоят. Все это вряд ли привлечет нормальных инвесторов, так как санкции действуют и на это обращают внимание, в том числе, российские субъекты. По моему мнению, сейчас к идее засекретить инвесторов вернулись потому, что кто-то хочет легализовать грязные деньги. То есть идея состоит в том, чтобы сделать на территории Крыма какую-то кубышку из криминальных доходов и попытаться влить их в местную инфраструктуру, то есть отмыть украденное. С другой стороны, Россия стоит перед угрозой очередного потока санкций, и замысел может заключаться в том, чтобы облегчить подсанкциойнным компаниям их бремя за счет особых административных районов в Крыму». Так или иначе, такие засекреченные инвестиции вряд ли будут способствовать развитию Крыма, а будут служить интересам наиболее теневых бизнесменов и коррупционеров. Что и требовалось доказать.

Николай СЕМЕНА
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ