Задумав спор настоящего с прошлым, мы обнаружим, что потеряли будущее
Уинстон Черчилль, британский политик, премьер-министр Великобритании

«Северный поток-2»: формула войны или мира?

20 июня, 2018 - 19:19
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Для того, чтобы что-то купить, нужно что-то продать.

Это — в жизни. Для того, чтобы что-то получить, нужно что-то отобрать и поделить. Это — в политике.

У нашего мира — очень глубокая и сложная история. История, которая всегда была связана с войной как ключевым инструментом экспансии, захвата чужих территорий или имущества. Война объединяла и разъединяла, создавала могущественные союзы. В основе войны всегда были явные и скрытые интересы. Война всегда приходила на чужую территорию, чтобы изменить границы, захватить ресурсы и поработить народы.

 Именно война исторически возвеличивала одни страны и смывала с географических карт другие. Как правило, самые жестокие и кровавые правители, захватившие наибольшее количество чужих земель и ресурсов, поработившие наибольшее количество народов, становились в истории «великими» объединителями своих стран и создателями «великих» империй.

Желающие стать или остаться «великими» всегда создавали союзы, чтобы отобрать и разделить чужие ресурсы. Так и сегодня Германия, Австрия и Россия воссоздали свой исторический альянс, чтобы переделить энергетический рынок ЕС, в том числе и за счет Украины. И этот передел завуалированно назвали «Норд стрим-2».

ГИБРИДНЫЕ ФОРМУЛЫ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЫ

Мир меняется на наших глазах. Становится глобальным, взаимно открытым и чувствительным, а, соответственно, более уязвимым.

Парадигма войны меняется также очень быстро, втягивая в свою орбиту интересов все новые и новые пространства. Космические звездные войны, информационные войны, кибер— и химические атаки, ядерное и бактериологическое оружие стали привычными в общественном понимании.

Каждый этап развития человечества имел свою специфическую формулу войны и только ей присущие инструменты захвата. В прошлом столетии прочно вошло в обиход понятие «война за энергетические ресурсы». Сначала — за уголь, потом — за нефть, а сегодня — за газ. Это послужило мощным толчком создания нового оружия — энергетического. Оно, в условиях глобального дефицита энергетических ресурсов, направлено на завоевание энергетических источников и перераспределение энергетических потоков, а самое главное — на получение политического влияния на тех, кто не имеет энергетических ресурсов или имеет их значительный дефицит. Сегодня формула войны стала гибридной, объединяя в своей сложной системе «глобальных нелинейных» уравнений самые современные достижения человечества и используя их самыми циничными способами. Энергетическая матрица этой гибридной формулы войны является одной из ключевых в сегодняшнем постоянно воюющем мире.

К сожалению, энергия вместо своей созидательной миссии сохранения человеческой жизни, стала одним из самых могущественных инструментов войны. И именно энергетические ресурсы и пути их доставки стали сегодня определяющими в формировании геополитических альянсов, стратегий и программ.

 АКЦИОНЕРНЫЕ ОБЩЕСТВА ВОЙНЫ: СТАРЫЕ СОЮЗНИКИ, СТАРЫЕ ВРАГИ

Любая война требует больших затрат, но в случае победы она покрывает их с лихвой и дает победителю огромные доходы. Желание получить большую прибыль требует большой войны. А большая война всегда требует больших союзов. На языке бизнеса — создания акционерных обществ войны закрытого типа, а иногда — и публичных открытого.

Это почти как инвестировать в очень рисковый проект, при успехе которого победитель получает все, или победители делят все. В том числе — и политическое влияние на тех, кого они победили. И, соответственно, — ресурсы побежденных.

Все союзы имеют свои исторические корни, скрытые связи и традиции. В этих условиях грань между интересами страны, интересами бизнеса и инструментами войны стирается.

Так и сегодня «Норд стрим 1 и 2» — это стратегический энергетический союз между Германией, Россией и Австрией по переделу европейских энергетических рынков и путей доставки энергии. Это союз, который имеет глубокие исторические корни в Европе. Союз, который неоднократно изменял политическую карту Европы. Но, в конечном итоге, всегда приводил к трагическому военному противостоянию между самими участниками союза.

Приведу только несколько исторических примеров.

В конце XVIII века, в результате трех разделов между Австрией, Пруссией и Россией с политической карты Европы пропала Польша, более чем на сто двадцать лет. Польша была одним из самых демократических государств Европы того времени, но находилась в состоянии глубокого политического кризиса и экономического упадка.

Этот же союз в разных конфигурациях был основой всех антинаполеоновских коалиций, включая седьмую (25 марта 1815 года). Седьмая коалиция объединила Австрию, Пруссию, Россию и Англию и закончилась полным разгромом Наполеона при Ватерлоо.

Первая мировая война развела вчерашних союзников по разные стороны линии фронта: Австрию и Германию — по одну сторону, Россию — по другую. Война послужила главным катализатором последующих революций и социальных потрясений, которые коснулись и России, и Германии. Такой процесс закончился колоссальными жертвами и потерями. В результате войны прекратили свое существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская.

Что происходило с Европой до и после Второй мировой войны, мы хорошо помним и знаем.

«Дружественная рука», протянутая Советской Россией униженной и побежденной Германии после позорного Версальского договора в вопросах военного и технического сотрудничества «привела» к подписанию пакта Молотова-Риббентропа и разделом Польши.

По большому счету, как бы это ни нравилось нашим европейским партнерам, «Норд стрим 2» — это энергетический пакт Молотова-Риббентропа в начале XXI столетия. Только объектом теперь является Украина, а предметом раздела не территория, а украинский энергетический потенциал. Сегодня можно слышать аргументы, что, мол, какая-то часть транзитного потенциала газотранспортной системы Украины останется. Но, в принципе, какая разница, как наш энергопотенциал хотят поделить: в три этапа, как Польшу в XVIII веке, или за один, как в 1939 году? «Весомые аргументы» находились всегда, чтобы успокоить одних и оправдать других. Но так же всегда это добром не заканчивалось, прежде всего для тех стран, чью территорию таким образом «делят».

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ

В своей статье «Украина на разломе цивилизаций» («Украинская правда», 25 мая 2011 г.) я анализировал влияние на Украину исторического геополитического «бермудского треугольника» с центрами в Москве, Варшаве и Стамбуле на определенном историческом этапе. Сегодня эти геополитические центры сместились, но один по-прежнему остается в Европе. Де юре — в Брюсселе, а де факто — в Берлине.

Усилить геополитическое влияние Берлина на членов Европейского Союза можно только за счет дополнительных ресурсов. И Германия рассматривает «Норд стрим 1 и 2» как один из ключевых и очень важных «усилителей».

Понятно, что роль мощного энергетического хаба дает серьезный шанс на усиление роли регионального экономического лидерства. А, соответственно, — экономического и политического влияния и интеграции. Это очень важно для Германии в контексте процессов децентрализации, которые нарастают в Европейском Союзе и создают много внутренних проблем на фоне все более усложняющихся взаимоотношений с США и администрацией Трампа.

Это, кстати, важно и для Турции, претендующей на роль мощного энергетического евразийского хаба и на свое особое влияние на Ближнем Востоке в контексте политики президента Эрдогана по воссозданию «великой Османской империи».

С одной стороны — аннексия Россией Крыма и политические преследования крымских татар, с другой стороны — энергетическая дружба с Россией и строительство «Турецкого потока 1» и «Турецкого потока 2». В обоих случаях Москва очень профессионально подыгрывает амбициям Германии и Турции, решая при этом свои очень важные геополитические задачи как в Европе, так и в Азии.

ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ ИЛИ ПРИБЫЛЬ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ?

Наверное, энергетически, а, соответственно, и экономически «Норд стрим 2» усилит Германию и, может быть, принесет нескольким компаниям огромные прибыли. Но нужно понимать, что он существенно ослабляет страны восточной Европы. Существенно усиливает позиции России в Европейском Союзе и, де факто, дезавуирует европейские санкции. И что особенно важно для нас, критически ослабляет энергетическую безопасность Украины. Для нас же — это дело не только европейских ценностей, но и украинских принципов.

Какую Украину хотят лишить энергетической безопасности и независимости? 

Украину, к которой, конечно же, есть серьезные критические замечания европейских партнеров, имеющие объективный характер, а иногда и не очень.  Украину, которая в одностороннем порядке отказалась от ядерного оружия и доверила свою судьбу подписантам Будапештского меморандума, один из которых аннексировал часть украинской территории, грубо и цинично нарушив все международные нормы и правила.

 Украину, молодежь которой вышла на Майдан, чтобы защитить не просто свою европейскую перспективу, но и общие европейские ценности в Украине.

И никто тогда не задумывался над тем, что всего через четыре года европейские ценности, перемешанные с запахом российского газа и больших денег, могут просто удушить страну, которая сотни лет в тяжелых муках и испытаниях ищет свой собственный путь независимого демократического развития.

После раздела ресурсов, как правило, всегда происходит раздел территории. Тем более что «авансовая» аннексия украинского Крыма в этой сложной геополитической войне уже произошла.

А очередные аргументы, что «Украина сама виновата», всегда можно найти.

Поэтому: мы все видим, все понимаем и будем готовиться защищать свою страну от чужого энергетического оружия, даже если на нем будет стоять штамп «сделано Россией для Европы»!

Александр ДОМБРОВСКИЙ, и.о. главы комитета по вопросам ПЭК, ядерной политики и ядерной безопасности
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ