Украина, позволь мне среди твоего безголовья головой тревожной прорасти!..
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель, критик советской эпохи

«Система», пока, переигрывает общество

Участники круглого стола в «Дне» — о запросе на альтернативу и фальшивые «маяки»
10 мая, 2018 - 19:39

8 мая в «Дне» состоялся круглый стол на тему «Новые лидеры и «лифты» для них».  В дискуссии приняли участие руководитель Центра оборонных реформ Александр ДАНИЛЮК, экс-директор Киевского офиса Института Кеннана Екатерина СМАГЛИЙ, соучредитель Bendukidze Free Market Center и бывший редактор журнала «Forbes Украина» Владимир ФЕДОРИН, основатель «Школы Мэров», глава правления Агентства «Совместные Усилия» Руслан РОХОВ и публицист Лариса ВОЛОШИНА.

Круглый стол стал продолжением обсуждения вопросов, которые редакция  «Дня» подняла в материале «Лидеры из телевизора» (от 3 мая 2018 года).

Характерно, что уже только анонс этой публикации вызвал чрезвычайно бурную реакцию в соцсетях. Есть люди, которые поддержали позицию «Дня», и писали в комментариях, что это важная дискуссия. В то же время были и нервные комментарии тех, кто уже, очевидно, отвык от реального диалога.

Мы убеждены, что процесс формирования новых лидеров и политических элит — это общественно важная тема, а не причина персональных разборок. Поэтому мы настойчиво предлагаем представителям общественного сектора, кто по каким-то причинам не успел выразить свою позицию, сделать это. Потому что очевидна потребность выхода на диалог другого уровня.

ОБЩЕСТВО ВЗРОСЛЕЕТ. ЕСТЬ ПРИЗНАКИ

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА: — Предвыборная социология гласит: есть запрос на новые лица в политике. Предлагаю сначала разобраться, каких новых хочет общество и почему.

Владимир ФЕДОРИН:  — Новые лица в той социологии, о которой вы говорите, это люди, которых еще не было в политике, и кого СМИ не разоблачали  в союзе со старыми политиками.

Александр ДАНИЛЮК: — Согласен, что запрос на людей, которые не были частью дефективной кланово-олигархической системы, что много лет выдавала себя за демократию.  Я не уверен, что этот запрос осознан. Но определенные признаки взросления уже есть. Об этом сигнализирует тот факт, что информация о присутствии в проекте, будто бы, гражданского сектора «Новые Лидеры» Левочкина и Пинчука, вызвала волну возмущений.

Я сомневаюсь, что люди уже созрели к пониманию, что должны сами проявлять проактивную позицию — создавать такую партию, но понимание потребности своего представителя в политике — это уже большой шаг.

А.Д.-Р. —  Если я вас правильно поняла, то получается, что у нас селекция новых лидеров в обществе опять идет от противного — хотим тех, кто ни в чем не замешен, а не ищем тех, кто в гиперсложных этих условиях совершил поступки, которые мы поддерживаем и разделяем.  Руслан, по твоему мнению, это правильно?

Р.Р.: —  Украинцам нужны не новые, а другие.  Как не раз звучало в «Дне». Вопрос же не в новых лицах, а в новом качестве политики. Этот запрос не является открытием сегодняшнего дня. Начиная с двухтысячных, все результаты парламентских выборов его показывали. В 2000 году «Свобода» зашла в парламент под видом новых, и следующие выборы проиграла, когда средний класс понял, что они не являются другими. Та же история с «УДАРом», и теперь, очевидно, ее повторит «Самопомич»... Средний класс в поиске представителя своих интересов, который будет выстраивать с ним отношения, а не политику одноразовых транзакций: мы вам пообещали — вы нас избрали, мы не выполнили своих обещаний — вы ищете новую силу на роль своего представителя. Потому те, кто будет способен продемонстрировать своими результатами свое другое, и станут новыми лидерами. Таким образом, на смену телевизионно-проектной политике одноразовых транзакций, где на общественный запрос постоянно создают новые политические прожекты, придет политика постоянных клиентоориентированных отношений между избирателем и партиями. Точно так же, когда нам понравилась услуга парикмахера или стоматолога, мы становимся его постоянным клиентом.

РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

К.С.: —  Запрос на другое качество политики есть в первую очередь потому, что  не реализована адженда Майдана. Мы надеялись, что придет сила, которая сможет быстро имплементировать реформы. Но так не произошло. Сегодня ни старые, ни новые, дискредитированные союзами со «старыми», не могут двигать этот процесс дальше. Поэтому общество в поиске тех, кто на это способен. А между тем кланово-олигархическая система приспосабливается к этому и готовит на этот запрос свое предложение. Хотите новых лидеров — вот вам.

«НЕУДОВЛЕТВОРЕННАЯ КОЛЛЕКТИВНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ — ЭТО ПУТЬ К ВОЙНЕ»

А.Д.-Р.: — А что такое адженда Майдана? Мы собирали здесь представителей общественного сектора Майдана, новых лидеров, которых засветил Майдан, в редакции на круглые столы, и спрашивали, вы за что, какой у вас политический план, какая программа? В ответ слышали — главное снять Януковича, а дальше разберемся. Теперь же уже очевидно, что эта позиция была ошибочной.  Какую Революцию Достоинства мы пережили, и была ли она вообще, если лидеры Майдана расписываются в том, что не способны без ресурсов кланово— олигархической системы, объединиться, коммуницировать с обществом?

О.Д.: — Мы проводили свою социологию на Майдане. И сначала основной темой был риск потери независимости Украины. Это вывело людей на Майдан. Проблема же была не в том, что мы не идем в Евросоюз, а в том, что сближаемся с Таможенным союзом.

Р.Р.: — Я знаю много людей, которые направились на проект. Их мотивация проста — они хотят использовать площадку для пиара себя и своей идеи. На аргументы, что эта площадка токсична, они отвечают, что доверяют общественным активистам, которые вошли в Наблюдательный Совет и агитировали их.

Единственное, что сама платформа не  нова. Это продолжение старой телевизионной политики, которая много лет господствует в Украине. Олигарх через свои медиаресурсы делает одноразовый проект под выборы, на выборах продает своих «новых» людям как «других». Украинцы их избирают. Те, не показывают обещанный результат. За три каденции максимум они свой рейтинг сжигают. И олигарх опять начинает все с начала.

Проект «Новые Лидеры», по моему мнению, содержит угрозы. Первая, они рискуют скосить силы, которые рождаются, от сепарирующих лидеров из тех сил, которые уже начали перестраиваться.     

Лариса ВОЛОШИНА: — Есть запрос на лидера как «коллективный майдан».  Общество хочет лидера, который придет и разрушит эти порядки. Это является, в сущности, запросом на свободы и субъектность украинца в своей стране. Он был в первом Майдане, был во втором и есть сейчас. И он крепчает. И как раз здесь мы подходим к большой проблеме, которую порождает в настоящее время часть общественного сектора, пойдя на сотрудничество с конструкторами той системы, на разрушение которой у общества есть реальный запрос. Они обходят проблему. Когда не удовлетворена коллективная потребность — это путь к войне. Общество, требуя сейчас новых лидеров, новых правил, новой политики, пытается призывать к миру в стране. А люди, которые не видят проблемы в том, чтобы имитировать лидерство и «інакшість» за олигархические деньги, толкают общество к такому колоссальному взрыву, который страна может и не пережить.  Поэтому я не считаю, что мы можем себе позволить сквозь пальцы смотреть на «Новые Лидеры». Мы в реальной опасности.

В.Ф.:  — Я бы так не обострял и не демонизировал эти общественные организации. Они идут на болезненные компромиссы, сами не имеют ответов на ряд вопросов.

Более того, это же хорошо, что появление этого проекта провоцирует нас на более предметную дискуссию: кто есть кто? Это удивительно, но масса тех, кто у нас называется общественным сектором, работает на лоббизм и коммуникацию реформ правительства. Подменяют работу правительства. Я это называю экспертно-донорский комплекс.  Их заговор с политическим классом имитирует реформы. Потому что как еще можно объяснить тот факт, что никто из них не смог дожать до конца, чтобы хоть одна из реформ заработала? Они создали Общественное. Почему проект «Новые Лидеры» не там? Денег нет, аудитории нет — это результат ваших реформ.

«СИМУЛЯКР, КОТОРЫЙ С САМОГО НАЧАЛА БЫЛ ПОСТРОЕН ДЛЯ ДЕЗОРИЕНТАЦИИ ОБЩЕСТВА»

О.Д.:  — Я бы хотел, чтобы хоть мы с вами должны были мужество отказаться от этого эвфемизма, что были такие себе хорошие люди, а затем они стали плохими. Это симулякр, который с самого начала был построен специально для того, чтобы дезориентировать и дезинформировать украинское общество.  И в действительности они не пришли к этому сотрудничеству, они в нем много лет находились. Это было хорошо известно покойному Левенцу, который много лет отвечал за формирование с украинской стороны, это прекрасно известно депортированному Шувалову, который был их куратором. Это прекрасно известно Олегу Рыбачуку, который сознательно находясь в контакте с Сергеем Левочкиным, в действительности использовал гражданские силы в том числе на Майдане для деструктивных для Украины вещей.

Михайлина Скорик написала прекрасную статью в декабре 2013 года «Хроника провокаций: Евромайдан и Налоговый майдан «сливали» те же люди». Она не назвала фамилий, но они там четко просматриваются. Налоговый майдан не стал революцией именно из-за той же технологии, по которой собирались развалить Евромайдан.  Те же люди, взяли на себя лидерство, пошли на раскол с другой политической частью, потом под фанфары сказали, что вся эта история закрывается, а ночью вынесли студентов.

Это люди, которые последовательно, — сознательно или нет —  принимали участие в развале политических конфигураций, которые были направлены на прозападный курс Украины. Это касается участия Лещенко и Найема в «педофилгейте», который фактически привел Януковича к власти, это касается «Единого Центра», и роль Леси Оробець в том, что прозападная коалиция за три месяца до Будапештского саммита НАТО, была развалена, и Тимошенко была вынуждена привлекать коммунистов. Кстати, хочу напомнить, что и Виталий Шабунин, и Ярослав Юрчишин, и Тамила Ташева были помощниками Леси Оробець. Так же как львиная доля других активистов были помощниками Олега Рыбачука, когда он возглавлял Администрацию Президента Ющенко. Кстати, хочу напомнить, что Олег Рыбачук был причастен к развалу прозападной коалиции 2005 года, и он лично был участником переговоров, от которых родилось «РосУкрЭнерго» (разговор в «Дне» состоялся после того как мы договорились с Олегом Рыбачук об интервью на эту пятницу, надеемся, что планы не изменятся и мы сможем предоставить господину Рыбачуку возможность ответить на заявления Александра Данилюка).

Друзья, давайте говорить, что это не случайность, что мы имеем дело с тем, что когда-то называлось «активное мероприятие», где просто берут людей и формируют видимость, что они являются позитивными. И мы же это все видим, но молчим. Пока не выходит такой себе панк Рома Синицын, который говорит: а давайте поговорим, потому что у меня есть вопрос.

Они не являются общественными активистами не только потому, что являются сотрудниками неправительственных организаций, часть из них является активными участниками избирательных процессов в Украине как кандидаты. Тот же Юрчишин является многолетним партийным функционером. Он историк по образованию. Никогда не занимался антикоррупцией. Вдруг выигрывает какой-то конкурс, где принимает участие 172 человека, и становится исполнительным директором «Трансперенси Украина». Возникает вопрос: как тогда этот конкурс проводился?

Это конкретный обман. И позор всем нам, что мы ходили с ними на  одни эфиры и кивали «гривами», что все Ок. Не окей.

Л.В.: — Так, если говорить о майданах, то произошла эволюция, но эволюция свободы, которую можно понимать как свобода обретения субъектности. Главный вопрос — возможно ли вообще построить новые правила без лидерства? Да, нам нужны институции, но современные отношения в американском обществе строились по призыву лидера, например, когда Мартин Лютер сказал, что проблемой является сегрегация. Для того, чтобы сформировать проблему, нужен лидер, для того, чтобы показать виденье. И именно масса, которая поддержит лидера, и создает механизмы как институции. На мой взгляд, на сегодняшнем этапе мы не можем построить совсем новые институты на новых принципах, если у нас нет лидеров, придерживающих политические, идеологические, ценностные принципы.       

Р.Р.: — У нас такие лидеры есть.

А.Д.: — У нас страна свободна, но инфантильная. Если мы хотим иметь качественную политическую услугу, то мы должны ориентироваться на клиента, о чем говорит Руслан. Это когда политик приходит к людям не только за голосами, но и за другой поддержкой.

С этой точки зрения проект «Новые лидеры» не отвечает на вызовы современности. Общество сегодня уже готово сделать шаг — сформировать запрос, но они ему пытаются дать очередной ложный маяк. Они так делали все время. Давайте честно скажем, а чем вообще занимается вся эта «группировка». Она свои ложные маяки использует в каждой деятельности, которой занимается.

«ОБЩЕСТВО ПОСТОЯННО БУДЕТ ПРОИГРЫВАТЬ КЛАНОВОЙ СИСТЕМЕ ПО ОДНОЙ ПРИЧИНЕ...»

Иван КАПСАМУН: — Если мы обратимся к новейшей истории Украины, то запрос на новых лидеров был всегда. Как и был высокий процент тех, кто не доволен системой. Это недовольство взрывалось в виде майданов, но для этого нужны были раздражители. Помаранчевые события были вызваны тем, что Кучма, который оснорвал кланово-олигархическую систему, захотел переизбраться на третий срок, а когда не вышло, то поддержал Януковича. Евромайдан, прежде всего, стал реакцией на резкую смену курса властью и избиение ею студентов. Соглашаюсь, что идет эволюция общества, но параллельно идет и «эволюция» кланово-олигархической системы, которая использовала майданы и энергию общества, а теперь устраивает шоу с поиском «новых лидеров». То есть «система» пока переигрывает общество. Если говорить о лидерах, то какая у них должна быть программа?

Р.Р.: — Общество постоянно будет проигрывать клановой системе по одной причине — олигархи всегда могут сесть и договориться. У них уже артикулирован интерес и есть инструмент его реализации. Пока в общества не появится субъект и инструмент, то их интересы никто не будет защищать. На мой взгляд, в результате эволюции общества мы сегодня до этого дошли. А что касается программы лидеров, то каждый лидер должен идентифицировать проблему, которая его коробит и которую он хочет решить, а затем сделать это и показать другим, что это можно сделать.

А.Д-Р: — Я бы еще прибавила к вопросу Ивана — кто является союзниками для новых лидеров? Есть ли среди людей с большими ресурсами и возможностями те, которые заинтересованы в построении сильного демократического государства?

В.Ф.: — Я думаю, что средний бизнес — это драйвер роста: общественного, потому что нужная конкуренция, и экономического, потому что существуют монополии. Был хороший пример, когда где-то в ноябре прошлого года классический средний бизнес в виде «Новой пошти» захотел превратиться в крупный бизнес, но им это не дали сделать. Поэтому здесь проблема — или ты растешь и становишься частью системы, или ты остаешься средним бизнесом и пытаешься что-то делать на своем уровне, зная, что в любой момент к тебе может прийти СБУ или какие-то другие структуры. Мне кажется, что сначала все-таки должно быть политическое лидерство, которое будет убедительным для малого и среднего бизнеса. Олигархическая система пока очень сильная и ее нельзя обмануть — ее можно только сломать. Два моих хороших знакомых принимают участие в проекте «Новые лидеры» с той целью, чтобы использовать ресурсы системы против самой системы. Но это ошибочная стратегия и абсолютно несистемная вещь. Необходимо массовое системное давление на власть.

«В ГРАЖДАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ ОБРАЗОВАЛАСЬ ДОВОЛЬНО БОЛЬШАЯ ГРУППА, КОТОРАЯ САМА СЕБЯ ПОНАЗНАЧАЛА»

К.С.: — Мне кажется, мы слишком много внимания уделяем олигархам. Сломать эту систему может гражданское общество, вот давайте на нем и фокусироваться. Так какая же проблема с проектом «Новые лидеры» и гражданским обществом?

В Украине действительно поражающий сектор общественных организаций — более  17 тысяч зарегистрированных объединений, мощного волонтерского движения, множества неформальных инициатив небезразличных граждан. И вот последние годы мы начинаем наблюдать опасную тенденцию: право представлять гражданское общество Украины и говорить от его имени приватизирует несколько киевских организаций, которые давно знают друг друга, дружат и сотрудничают с одними и теми же донорами. Как показала дискуссия вокруг проекта «Новые лидеры», они начинают позиционировать себя в качестве «правды в последней инстанции», искусственно делить гражданское общество  на «своих» и «чужих» и позволять себе пренебрежительное отношение к аутсайдерам этого киевского  «мейнстрима».  Свое же «превосходство» или «правильность» они легитимизуют не через связь с обществами или своими членами, а именно с представителями власти, западными донорами или же олигархами. Однако  многие активисти и неправительственные организации уже не хотят мириться с закапсулированностью и закрытостью этой сампровозглашенной «элиты» от гражданского общества, протестуют против симулякров и ставят под сомнение правильность избранной ими стратегии слишком тесного сотрудничества с правительством или представителями крупного бизнеса. Если не будет найдено понимание, можно предвидеть серьезные конфликты в среде гражданского общества, уже и так достаточно разъединенного.

«НАМ НУЖНА ПАРТИЯ... СИСТЕМУ ИЗМЕНИТ СИСТЕМА»

В.Ф.: — Я уже где-то два месяца пытаюсь создать такой проект, к которому были бы привлечены представители общественности, общественных организаций, медиа— партнеры, для того, чтобы впервые в истории своего государства мы попытались создать институцию для входа в политику людей поступка, но с небольшой узнаваемостью, ведь олигархические каналы имеют собственные лица. Оппоненты утверждают, что это требует огромных деньг. Но существует интернет, интернет-площадки, существуют некоторые независимые медиа. Когда мы снимали фильм «Украина, которой удалось», то там не было никакого серьезного бюджета, но в итоге был резонанс — марши, задержанные, аресты, обыски. Мы потратили 5-6 съемочных дней, и когда теперь мы показываем этот фильм в определенных аудиториях, то видим реакцию. Это не блокбастер, но во времена новейших технологий мы можем сделать намного больше, чем нам кажется на первый взгляд. И для этого совсем не обязательно идти на болезненные компромиссы с теми, кто руководит этой страной уже 20 лет. Мне больше всего нравится американская модель. Там праймериз помогают найти человека, который может лучше всего ответить на запрос общества. Праймериз  — это соревнование. Это то, что ты получаешь в результате борьбы за мнения людей.

Р.Р.: — Систему изменит система. Олигархическую систему может изменить только другая организованная система. Те, которые играют по правилам олигархической системы, не смогут ее изменить. Нужно создавать институции и объединять людей. Насколько это удастся, покажет время. Вопрос в том, кто союзник? Организованное предложение, которое олигархи постоянно создают, может преодолеть организованный спрос. То есть нужно объединить клиентов, акционеров, стейк-холдеров местного регионального уровня, которые имеют общий интерес. Они понимают, что выше головы они сами пригнуть не могут, ведь входят в конфликт с системой, но они имеют артикулированный интерес и способны вокруг этого интереса договариваться с себе подобными. Это те люди, которые уже способны бросить вызов. Американцы самоорганизовывались таким образом — снизу вверху, в отличие от монархий. Следовательно, нам нужен новый субъект, который способен бросить вызов олигархической системе, потому что политика — это выражение экономических интересов. Само по себе гражданское общество никогда не создаст соответствующую альтернативу, потому что оно не является заказчиком. Оно хочет быть у нового заказчика на работе. Но политику не делают наемники. Политику делают заказчики. Сейчас необходимо найти тех, кто будет заказчиком другой политики.

Л.В.: — Вы правильно сказали, что систему может преодолеть другая система. Заказчиком на нее может быть и бизнес, и любой гражданин. Вопрос в том, что делать нам — людям, которые осознают все опасности, которые возникают в настоящий момент? Какого результата нужно достичь, чтобы сдвинуть с мертвой точки? Наша задача в действительности создать платформу, где будет возможен праймериз и где гражданин может сформировать партийный список и попытаться зайти с этим списком в Верховную Раду, в местные рады и тому подобное. Это то, что сегодня представляют, например, американские партии, где список формируют не те, кто основал партию.

Эту платформу будут финансировать, как крупные бизнесмены, так и простые граждане своими небольшим взносами. Они создают запрос, а нанятые политики реализовывают их.

Наша проблема еще и в том, что те, кто основывают партии, сами хотят быть избранными. А в действительности, мы все должны быть готовы к тому, что даже со своими вкладами, не будем избраны и, возможно, вообще ничего не получим. Нам нужен механизм выдвижения кандидатов в условный список партии, политической силы, которые не развалят всю эту коалицию. Мы должны продумать этот механизм.

Р.Р.: — Чтобы олигархи выступили с кем-то в переговоры, должен появиться субъект, который они будут воспринимать. Если нет субъекта, то и не с кем говорить. Малый и средний бизнес должен артикулировать новую систему правил и финансировать новый политический субъект, который должен изменять существующие правила. Когда партию создает заказчик, тогда он не баллотируется сам.

В.Ф.: — Я 15 лет проработал в качестве журналиста и редактора экономических изданий. Могу со всей ответственностью сказать, что от бизнеса вы никогда такого запроса не получите. Бизнесмены смогут принять участие в этом процессе тогда, когда уже будет существовать политическая сила, которая отвечает на запрос граждан и за которой идут люди. Тогда там появится и бизнес.

«МИКРОУРОВЕНЬ ПРАВДЫ, ИЗ КОТОРОГО ВЫРАСТЕТ МАКРОУРОВЕНЬ КАЧЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ»

Валентин ТОРБА: — Если подвести определенный итог относительно поиска лидеров и новых сил, то меня не оставляет мысль о том, что мы живем не просто не в европейской стране. Мы даже живем еще не в Украине. В настоящий момент мы все еще имеем УССР. Пусть он трансформированный, но все же, с одной стороны, существует ужасная реальность с ее болтунами-комсоргами, которые сейчас выступают в роли общественных деятелей, с «красными директорами», которые сейчас выступают в роли олигархов разного уровня, и с абсолютно пассивным обществом, которое в действительности не всегда понимает, чего именно оно хочет.  Возможно, нам еще придется 40 лет ходить по пустыни, чтобы выжать из себя эту внушенную нам десятилетиями инфантильную ментальность, которая приводит то к апатичности, то к майданному максимализму, то опять к разочарованиям. Мне нравится тезис, что лидер — это прежде всего человек поступка. Условия войны породили новую армию, новых военных, волонтеров. Нечто подобное, но в более долгом периоде, должно произойти со всем украинским обществом. К сожалению, у нас на это катастрофически нет времени. Зато вместо людей поступка, деятельность которых можно проследить на конкретных примерах, мы имеем искусственно сконструированную псевдореальность, за которой стоят конкретные олигархи, которые «друг другу глаз не выкалывают».

А.Д.-Р.: —  Мы говорим, что проект «Новые лидеры» является ошибочным путем и он несет угрозы для страны. Тогда какой путь, по нашему мнению, является правильным и какие основания считать, что он будет успешным?

Р.Р.: — Длинный путь проходится маленькими шагами. Лидеры должны вести своими примерами. Они являются представителями сред — громад. Нельзя выходить из абстракции — я приду и что-то сделаю. Нужно техническое задание, его воплощение, победы. Тогда будет создаваться сеть, которая в итоге будет объединяться в политическую платформу. Такая платформа не может быть одна.

В.Ф.: — Я считаю, что у нас нет времени на построение подобных сетей. Потому что границы открыты, и пока вы будете до 2024-го года это перестраивать, то и избиратели, и лидеры себя реализуют где-то в другом месте. На мой взгляд, нужно мыслить общенациональными проектами. Было бы очень хорошо, если бы мы продолжили проектировать общенациональные надпартийные праймериз, где запрос на новые имена идет и от прессы, и от общественных деятелей, и от политиков проукраинского, проевропейского, продемократичного направления. Все это должно происходить открыто, что очень отличало бы от упомянутых проектов наподобие «Новых лидеров». В итоге таким образом есть шанс получить ответ на вопрос: кто после Порошенко? Нельзя становиться политиком через шесть лет. Политиком нужно становиться уже сейчас.

Л.В.: — Первое, что нужно сделать, это объединить ценностно людей. Кстати, война с российской оккупацией — это то, что может соединить и левых, и правых, если они являются украинцами. Поэтому нам нужно не искать новых лидеров, а искать пути, которыми общество сможет проявить себя.

К.С.: — По моему мнению, гражданскому обществу нужно самому выполнить домашнее задание. Общественные организации, как и партии, должны быть основаны на реальном членстве. И лидеры этих общественных организаций должны избираться членами этих организаций, а не непонятными группами из трех людей, которые между собой определили, кто больше грантов принес и, соответственно, имеет право стать руководителем. Поэтому мы должны сначала добиться на микроуровне лидерства. Но это будет микроуровень правды, из которого появится макроуровень качественной жизни.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День», фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments