Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

В поисках новой экономической идеологии

7 сентября, 2011 - 20:19
ОБВАЛ МИРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНДЕКСОВ С НАЧАЛА АВГУСТА СОПРОВОЖДАЕТСЯ ПРОТИВОРЕЧИВЫМИ ОЦЕНКАМИ И ПРОГНОЗАМИ ОТНОСИТЕЛЬНО ПЕРСПЕКТИВ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МИРЕ... / ФОТО РЕЙТЕР

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ШТОРМ И АНТИКРИЗИСНЫЕ СТРАТЕГИИ

Мировая экономика опять стоит на краю пропасти нового финансово-экономического кризиса. Обвал мировых финансовых индексов начала августа сопровождался хаотичными оценками и противоречивыми прогнозами относительно перспектив развития экономической ситуации. Землетрясение на фондовых рынках случилось после того, когда США, повысив границу допустимого госдолга, казалось, спасли себя и весь мир от надвигающейся катастрофы. Почему политическое решение американских властей не возымело должного эффекта и долгосрочный кредитный рейтинг США был понижен международным рейтинговым агентством Standard & Poor’s с максимального уровня ААА до АА+ с «негативным» прогнозом, для многих экспертов осталось неясным. Тем не менее можно говорить о том, что политические решения уже не могут ни «отменить» технические дефолты, и ни тем более остановить начавшее переформатирование глобальной экономики. Сегодня по сути вопрос стоит следующим образом: либо мировая экономика будет поддерживаться тактическими инструментами и постепенно перестраиваться, либо будет допущен шоковый сценарий с целью выхода на новую платформу посткризисной экономики. Пока что финансово-экономическая неопределенность, господствующая на рынках, свидетельствует о том, что у глобальных игроков отсутствует идеологическая визия посткризисного экономического порядка. Такой идейный вакуум как раз и будет подталкивать шоковый сценарий. Потому на современном этапе неопределенности перед всеми странами стоят двуединая задача: поиск баланса на мировом финансовом рынке и удержание национальных экономик от угрозы долговых кризисов. Интересны в этом отношении особенности борьбы с кризисом в Европейском Союзе, Китае и России.

Европейский Союз, столкнувшийся с кризисом суверенных долгов стран-членов, встал перед проблемой коррекции экономической стратегии, которая не учитывала возможные финансовые риски от поддержания стабильно дорогого евро в небогатых европейских экономиках. Греческий экономический коллапс, стоящие у порога кризиса — Италия, Португалия, Испания — поставили на повестку дня вопрос о пересмотре существующей модели еврозоны. На сегодня главный локомотив европейской экономики — Германия, уже два раза взявшая на себя основную долю помощи Греции, осознала бесперспективность технических вливаний и необходимость смены всего экономического курса Евросоюза. Логика развития больших экономических пространств будет пересматриваться в пользу формирования региональных. Греческий дефолт, американский долговой кризис заставляют ЕС переформулировать свою экономическую идеологию в сторону большей финансовой федерализации. По сути, речь идет о формировании федерального финансового центра во главе с ведущими экономиками в лице Германии, Франции и Великобритании, создание структур общего финансово-экономического управления, формирование единой политической и экономической стратегии в отношении стран, так сказать, федеральной периферии. Основной вывод из европейского кризиса заключается в том, что возможности кредитных экономик — как богатых, так и небогатых — исчерпываются. Необходимо возвратиться к реальной экономике, переориентироваться с внешних на внутренние рынки. Но вопрос заключается в том, на какие индустриальные площадки и технологические ресурсы она сможет опереться. Большая интеграция европейского пространства свидетельствует, что, с одной стороны, определять параметры новой экономики будут страны первой лиги, как держатели инноваций. С другой стороны, необходимо понимать, от стран второй лиги потребуется концентрация не только экономических, но и политических усилий для того, чтобы не оказаться на индустриальной, а то и «сборочной» европейской периферии.

Падение глобального спроса в Америке, Европе и Азии становится тормозом для экономического роста в Китае. Ставки на масштабный экспорт и значительные долларовые резервы уже не настолько эффективны. В ближайшей время Китай намерен сосредоточиться на себе, реструктуризировать и ресбалансировать свою экономику и не допустить остановки экономического роста. В связи с этим Поднебесная уже очерчивает контуры модели новой экономики: уход от экспортно ориентированной стратегии, запуск инструментов внутреннего спроса и стимулирование потребления. Калибровка экономического курса в сторону неиспользованных резервов внутреннего потребления также будет играть на снижение зависимости от долларовых активов и в целом от внешнего спроса. Жесткая позиция в отношении финансовой политики американской администрации свидетельствует о том неудовольствии, которое царит в китайских правящих кругах в отношении глобального финансового хаоса, который никто не контролирует. Сейчас Китай претендует на роль ключевого финансового игрока, который будет целенаправленно добиваться дисквалификации доллара как главной валюты и выдвижения юаня в качестве одной из резервных мировых валют.

Прогнозы в отношении того, как кризис отразится на постсоветских экономиках, в основном негативные. И причина этого — в большей уязвимости к рискам бюджетно ориентированных экономик, тем более завязанных на экспорт сырьевых ресурсов. Для северного соседа прямая корреляция цены на нефть с дефицитом бюджета означает, что российская экономика в ближайшей перспективе вряд ли сможет сколь-нибудь значительно ограничить внешние заимствования. Перегруженность социальными обязательствами делает российскую экономику фатально зависимой от конъюнктуры на внешних рынках. Отсюда постоянное пребывание в ситуации высоких расходов, от которых невозможно отказаться, и вечным поиском источников покрытия бюджетных дефицитов. В настоящее время нет предпосылок для большого снижения цен на нефть (хотя и дается широкий разброс оценок по этому поводу), но в то же время такие макроэкономические риски, как снижение курса рубля, падение иностранных инвестиций и замедление экономического роста, свидетельствуют о высокой вероятности вхождения российской экономики в полосу финансового шторма. Тот фактор, что макроэкономические риски в настоящее время перевешивают внутриэкономические, может дать ложное виденье выхода из ситуации. Россия уже давно настаивает на снижении роли доллара как резервной валюты, уменьшении зависимости национальных экономик от финансового допинга глобальных структур типа МВФ, о диверсификации мировой экономической структуры и, наконец, пересмотре неолиберализма как главной философии и экономической стратегии, что абсолютно оправданно в нынешней экономической неопределенности. Но в то же время очевидно, что в новом посткризисном многополярном миропорядке ключевым останется «право сильного» — во главе полюсов станут сильные национальные экономики, вышедшие из кризиса с экономическим ростом.

Оценивая то, в каких ипостасях в разных странах проявляется кризис, и то, какие меры предпринимают разные правительства для смягчения его ударов, можно сделать два основополагающих вывода. Во-первых, мировая экономика переживает не просто экономический спад в виде рецессий, депрессий, дефолтов. Экономический миропорядок сотрясает идеологическая инфляция, разрушение системы ценностных координат. Во-вторых, выходом из кризиса должно стать формирование новой экономической идеологии. Ключевую роль в новом экономическом порядке будут играть не финансовые инструменты, а реальные экономики и инновационные технологии.

УКРАИНА: ИДЕНТИФИКАЦИЯ СТРАТЕГИИ

Украина получила в наследство от СССР индустриально перегруженную и устаревшую экономику. За прошедшие 20 лет не была проведена реструктуризация промышленности и перестроены внутренние производственные площадки. Ставка на развитие крупных индустриально-сырьевых комплексов как двигателя экономики в 1990-е годы была оправдана высокими ценами на сырье, что впоследствии сделало экономику зависимой от внешнеэкономической конъюнктуры и, в конечном счете, от внешнего, а не внутреннего рынка. После волны финансового кризиса 2008 года перекосы в структуре экономики стали все более отчетливыми. Оказалось, что украинская экономика полностью зависит от мирового спроса на металлопрокат и продукцию сельского хозяйства и утратила связь с внутренним рынком, а украинская промышленность так и не получила достаточных стимулов для развития.

В условиях сокращения глобальных инвестиций в добывающую и обрабатывающую промышленность, металлургию и химпром, а также падение цен на ресурсы, сырье, продукты первичной переработки, которые являются источниками пополнения бюджета, украинская экономика уже не в состоянии генерировать достаточных доходов для выполнения взятых на себя государством социальных обязательств. Как следствие — при условии негативных для украинской экономики тенденций падения мирового спроса на продукцию «традиционных» индустриальных отраслей — можно спрогнозировать рост бюджетных дефицитов, социальных неплатежей, внутренних и внешних долгов.

В связи с этим Украине придется искать ответы на несколько ключевых вызовов: как реструктуризировать промышленность в направлении диверсификации спроса и какой конкурентный продукт предложить на внешний рынок; как запустить внутреннее производство и мотивировать потребление отечественной продукции, то есть какую выбрать модель экономической модернизации. Ответить на эти вызовы с помощью чисто технологического инструментария уже невозможно. В отличие от России и Китая, мы не располагаем достаточными природными, сырьевыми финансовыми и трудовыми ресурсами. Поэтому необходима корректировка реформаторской стратегии, способная в комплексе «ухватить» и «охватить» все направления экономической, социальной и технологической модернизации.

Запуск внутреннего рынка требует принятия политических решений по реформированию кредитно-финансовой и банковской систем, созданию рыночной инфраструктуры, формированию институтов внутренней конкуренции, определению приоритетов экономического развития. Ориентированная на внутренний рынок модель мелкоторгового капитализма (малый и средний бизнес развивались преимущественно в сфере торговли и мелкотоварного производства) не может гарантировать качественного и, главное, мгновенного экономического роста. Сейчас нужно делать ставку на новую индустриализацию, постепенно уходить от торгового к неопромышленному капитализму, строить экономику высокой добавленной стоимости. А это, в свою очередь, означает создание инвестиционных и налоговых условий для развития новых индустриальных производств, проведение технологического аудита и перезапуск современных промышленных площадок. Для этого, возможно, понадобится переходный период для того, чтобы реструктуризировать экономику и выстроить новые внутренние индустриальные цепочки.

Можно выделить несколько векторов структурной модернизации.

Вектор первый — либерализация экономики, которая предполагает, во-первых, создание прозрачных правил экономической игры, минимизацию административного и в целом государственного вмешательства в экономику, а также дерегулирование бизнес-деятельности. Во-вторых, необходима коррекция налоговой политики с целью создания системы налоговых стимулов для развития средних индустриальных производств. Мы должны исходить из понимания того, что, в отличие от крупных промкомплексов, ориентированных на внешний рынок, именно средние и малые предприятия могут «заполнить» рынок внутренний. Однако без получения средним бизнесом необходимого рыночного инструментария процесс трансформации от постсоветской к современной «свободной» экономике может затянуться на неопределенное время.

Вектор второй — реформирование банковской и кредитно-денежной систем. Целью проводимых реформ может стать стимулирование приоритетного развития малых и средних банков, ориентированных как на потребительское кредитование, так и на кредитование среднего бизнеса. Одним из препятствий, тормозящих процесс переход к неопромышленному капитализму, являются непомерные и непонятные с точки зрения классического банкинга роль и функции государственного банка, который вынужден кредитовать разовые и локальные проекты правительства, тем самым дублируя функции Министерства финансов. В результате сбивается и подавляется формирование кредитного рынка, ограничиваются объемы кредитных ресурсов для производственного сектора и потребления. Второе препятствие — недоступность банковского кредитования для среднего бизнеса. Украинские банки предпочитают либо обслуживать крупных клиентов, либо ограничиваться предоставлением кредитных линий на практически «безвыходных» для предпринимателя условиях. В то же время именно «средние» региональные банки заинтересованы в привлечении постоянных лояльных клиентов и могут стать финансовой опорой для средних промышленников.

Вектор третий — запуск государственных целевых программ по приоритетному развитию «прорывных» отраслей экономики. Такой подход предполагает введение временных протекционистских мер для того, чтобы модернизировать, реорганизовать и укоренить на внутреннем рынке «прорывные» отрасли, провести перестройку системы дистрибуции и маркетинговой политики. Для Украины подобными отраслями могут стать строительство дешевого социального жилья, производство автомобилей среднего и малого классов, авиа- и турбостроение, которые являются наиболее привлекательными с точки зрения быстрого становления. Государство в этом отношении может выступить активным экономическим агентом, предоставляя адресные льготные кредиты для закупки новейших технологий и в целом производственных мощностей.

Вектор четвертый — запуск государственных программ по модернизации социальной и коммунальной инфраструктуры, прежде всего в сельской местности. В этом отношении важным представляется создание производственных связок между выращиванием, производством и реализацией сельскохозяйственной продукции для того, чтобы минимизировать цены на внутреннем рынке и тем самым стимулировать рост продаж на отечественном агрорынке.

***

Экономический кризис как в глобальных масштабах, так и в размерах национальных экономик убедительно показывает, что необходима корректировка экономических курсов и стратегий. В мире фактически началась перестройка производств и капиталов, поиск новых технологий и конкурентных преимуществ. В этих условиях Украине крайне важно не стоять на обочине, активно отслеживать зарубежный опыт, искать собственные ресурсы экономического развития, а самое главное — активно реагировать на национальные и глобальные вызовы. Именно в период экономической перестройки у Украины появляется реальный шанс как провести необходимые реформы, так и встроиться в новый экономический порядок.

Василий ГОРБАЛЬ, народный депутат, Партия регионов
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ