...когда две нации борются, то белые перчатки нужно сбросить.
Юрий Горлис-Горский, украинский военный и общественный деятель, писатель, старшина Армии УНР

В защиту «правильной» гривни

22 апреля, 2005 - 20:54
ЭМОЦИИ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ. ИМПОРТНЫЕ ХОЛОДИЛЬНИКИ, ПОКУПАЕМЫЕ ЗА ДОЛЛАРЫ, ПОДЕШЕВЕЛИ, А ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ «НОРД» В ГРИВНЯХ — ПОДОРОЖАЛ. (НА ФОТО СЛЕВА — ВАЛЕНТИН ЛАНДЫК) / ДОМАШНИЕ ЗАГОТОВКИ НАЦБАНКА. В «ЖИВОМ ВЕСЕ»... ...И В ЦИФРАХ

В обществе по поводу внезапного усиления гривни поднялась целая буря. С вопросом о том, почему это случилось и кто в этом виноват, «День» обратился к руководителю группы советников главы Нацбанка Украины Валерию ЛИТВИЦКОМУ.

— Усиление гривни является естественным, а ее сдерживание в рамках старого курса было бы искусственным и противоестественным. Это укрепление базируется на прочном фундаменте: у нас уже несколько лет среднегодовой рост ВВП около 10%, производительность труда растет во всех секторах в двузначном измерении, текущий счет платежного баланса за последние два месяца рекордный, а за последние годы колеблется в хороших пределах — 7— 10% ВВП. У нас были профицитные или малодефицитные бюджеты, кроме 2004 года. Так что гривню, как последние два года, нельзя держать в горизонтальном положении. Деньги любят тишину, но не мертвую (я тут имею в виду обменный курс). Кроме того, гривня по покупательной способности недооценена (по различным оценкам) в 1,3—3 раза. Рано или поздно дооценку нужно было провести. Поэтому сейчас придется работать и за тех парней, которые могли бы укреплять курс гривни в прошлые годы, но не спешили этого делать. Никто не любит реформ, но рано или поздно ходить к больному надо. И нужен первый шаг. Сейчас для этого есть все условия. Приток валюты в последние недели вывел наши резервы на рекордные параметры — прирост в ,8 млрд. — это больше, чем за весь прошлый год. К тому же ажиотажный отток в ноябре-декабре прошлого года теперь сменился ажиотажным притоком валюты. И в обоих случаях, это вызвано необдуманными и непрофессиональными заявлениями политиков. Я раньше характеризовал заявления некоторых министерств как легкомысленные и необдуманные, теперь думаю, что они иногда и непрофессиональные. Они посеяли бурю.

— Что было бы, если бы Нацбанк не не развернул ускоренную ревальвацию гривни?

— Если бы Нацбанк в этих условиях ничего не делал для укрепления курса, мы могли бы Украину два раза окутать гривневым одеялом, а потом раздеть догола через инфляцию в конце года, а, может быть, даже раньше. Но лучше иметь сильную гривню, чем сильную инфляцию. Свой выбор в пользу сильной и стабильной гривни мы сделали.

Перед этим снижение доллара было плавным, но мы не скрывали, что впереди прогрессирующее усиление гривни. Но оно было дополнительно поднято еще и легкомысленными заявлениями Минэкономики, поэтому прогрессия возросла. Тем не менее не следовало бы говорить, что усиление, является обвальным. Кроме того, хотелось бы подставить плечо бюджету доходы которого рассчитаны по курсу 5,1. В истории гривни Украины пока еще не было ревальвации — была только умопомрачительная девальвация в 1998—1999 годах. Если же впервые произошло усиление (аж на 4,8%!), то девальвационный запас такой, что экспортерам этой курсовой премии еще надолго хватит. Такие премии — это подарки за счет потребления украинцев, которые мы больше делать не будем. Немного меньше надо думать об экспортерах, которые и без того твердо стоят на ногах, а чаще вспоминать о потребителях — их больше. Да и экспортеры тоже ходят в магазины и не хотят, чтобы их доходы слизывала инфляция.

— Чего можно ожидать в дальнейшем?

— Темп усиления гривни будет разный. Нельзя, чтобы прибавку к зарплате или пенсии, которую люди получат на руки, съела инфляционная моль. И тут я предложил бы нашим министрам не давать прогнозы и не называть ориентиры. Неверно утверждать, как это было вчера сделано, что нынешний курс полностью уравновесил ситуацию. Основания для дальнейшего усиления гривни существуют. Конечно, для нас это не привычно. Но разве это нормально, что в прошлом году инфляция 12%, а курс не двигается... Кому нужно это очковтирательство? Люди же видят, как изменяется покупательная способность гривни. Если бы курс укреплялся и были другие шаги правительства, направленные на рыночное сдерживание цен, то инфляция не выросла бы до таких размеров (за последние два года инфляция составила 20%, а за предыдущие два года — 5,5%).

А еще интересно, что с начала года доллар укрепился на 4,7% к евро. Почему же мы не поднимаем вселенский шум и не называем это обвалом евро? Привычки надо менять. Если не сделать этого, придется привыкать к дикой инфляции... Разве это лучше? Мягкая посадка рано или поздно заканчивается, но главное, что наш самолет не упал. Тем более, что бюджет рассчитан на курс 5,01, а четыре месяца он жил в режиме больше чем 5,05. Посчитайте, как это влияло на его траекторию. Могу предсказать, что еще будут разные фазы движения спроса и предложения — у нас курс не фиксирован. И он может незначительно усиливаться, ослабевать, в том числе и по сезонным причинам. Мы должны иметь достаточное количество резервов, чтобы не допустить его резкого ослабления, когда ветры поменяются в сторону спроса. Мы сегодня продолжаем наращивать резервы и не уходим с рынка. Это означает, что Нацбанк продолжает работать на стабильность гривни. Лучше иметь сильную гривню, чем сильную инфляцию. Если бы мы и дальше покупали валюту по старому заниженному курсу гривни, то инфляция бы уже, как говорится, к концу года из ушей вылезла. А когда денег слишком много, то это говорит о том, что они не очень хороши — хороших денег много не бывает. Я работал с Президентом, когда он был главой Нацбанка и премьером. И у него есть термин, который я постоянно использую. Он говорит о правдивых деньгах. Так вот сегодня гривня за все время своего существования наиболее правдива. Она приблизилась к своей цене, но может стать еще ближе. Мы не можем подгонять курс под графики министров, под схемы, которые они рисуют в своих кабинетах. Нацбанк руководствуется реальными показателями рынка, а не схематическими умозаключениями. Обменный курс впервые ревальвируется. А чтобы он не ударил по экспортерам, нужно ослаблять инфляцию, в том числе некурсовыми инструментами ценового сдерживания. Тогда реальный курс будет воспринят и экспортерами. От усиления гривни экономический рост не проигрывает, как считают некоторые. Он выигрывает, потому что растет внутренний спрос, усиливается покупательная способность, инвестиции становятся привлекательными, импортное оборудование дешевеет и становится более доступным, растут гривневые депозиты, кредиты дешевеют. О каком ущербе можно говорить, если девальвация с 1998 по 2000 год была больше чем 175%, а ревальвация этого года 4,7%? Угрозы для экспорта нет, так считает и правительство, и Нацбанк.

— Тем не менее больше всех сегодня всполошились экспортеры...

— Вы заботитесь об отечественном производителе, но, надеюсь, не забываете об отечественном потребителе. Когда растет курс, импорт дешевеет. Конечно, отечественному производителю будет тяжелей: но есть признанные во всем мире формы защиты от несправедливой конкуренции, есть квоты, тарифные ограничения. Пожалуйста, защищайте.

Курс гривни нужно усиливать прямо сейчас. Минэкономики говорит, что не понимает действий Нацбанка, а мы не понимаем, почему они не понимают. Если укреплять курс не сейчас, а в конце года рассчитывать на противоинфляционный эффект, то дорожки для разбега не хватит. Ноябрь и декабрь, как показывает многолетняя статистика — месяцы ценового возбуждения. Это как мертвому припарка, если вы собираетесь получать эффект от антиинфляционных мер в последней четверти года.

— Нацбанк сейчас подвергается критике. Против него не только вкладчики банков, мелкий и средний бизнес, экспортеры, но даже и экономический блок правительства.

— Тем, кто не понимает сути предпринятых Нацбанком мер, мы объясняем: если вы покупаете в резерв по старому курсу в течение периода, обозначенного в схемах, то вы больше гривни пускаете в оборот. И стерилизации излишней денежной массы тут не происходит, тут все наоборот. А теперь вы получили возможность по более сильному курсу выкупать избыток валюты и ослаблять инфляционное давление на экономику. Мне кажется, что все это непонимание связано с тем, что у кого- то из рук выпала любимая курсовая страшилка, которой можно было пугать Нацбанк ответственностью за инфляцию. А ведь есть и другие антиинфляционные инструменты — антимонопольное регулирование, погашение шока на нефтяном и мясном рынках, наращивание выпуска товаров и услуг.

Повторяю — значительно усиливать курс нужно было уже сейчас. Таким образом мы урезаем эмиссию уже с апреля — экономия до сентября огромная. Но курс курсом, а люди смотрят на то, как ведут себя цены на все товары. Поэтому нужно ускорить рост ВВП, ослабить налоговое давление, которое также повышает цены. Надо убрать дефицит бюджета и собрать хороший урожай, нужно отвлечь деньги населения от потребительского рынка ценными бумагами, облегчить вход в малый бизнес, чего никто еще не сделал. Удешевите входной билет: люди вложат деньги в бизнес. Нужно больше привлекать вклады в банки через улучшение банковского законодательства. Надо не пугать население, что депозитные доходы заберем, что запретим досрочно снимать доходы — нужно беречь доверие тех, кто приносит деньги в банк. Потом эти деньги пойдут в дело, на кредитование, что позволит снизить скорость их обращения и ценовое давление уменьшится.

— Простые люди больше всего обеспокоены тем, что произойдет долларовое обесценивание вкладов.

— Этого бояться не стоит. Во-первых, это меньше 5%. Во-вторых, все можно компенсировать через гривню. Вкладывайте в нее, там более высокий процент, гривня укрепляется и будет еще укрепляться — живите в национальной валюте, как живут везде. Непривычно, но здорово. И главное, нужно снижать инфляцию, тогда еще выгодней будет держать деньги в гривне. Сегодня никто никого не ободрал, просто мы приглашаем всех вспомнить, что наша валюта хорошая и достойная. Тем более, что гривневые вклады дооценятся. А доллар из сундуков пойдет в банки, через них в гривню, через нее в кредит, в рост производства, повышение уровня жизни.

Минэкономики и Минфин много говорили о необходимости укрепления гривни для борьбы с инфляцией, чуть ли не сводили всю борьбу к курсовой политике. Даже предупредили, что за инфляцию ответит Нацбанк, если курс не усилится. Кто же теперь будет отвечать, когда курс усилен? Но стоит ли сводить счеты — дело-то общее, сдюжим.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, Наталья ГУЗЕНКО, фото Леонида БАККА, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ