Ваши мертвые выбрали меня.
Джеймс Мейс, американо-украинский историк, политолог, исследователь голодомора в Украине

За вдохновляющий пример для молодого поколения

Человек года-2012 по версии «Дня» — Егор Анчишкин
28 декабря, 2012 - 19:26

Егор — соучередитель ІТ-компании (единственной на постсоветсвокм пространстве) чей продукт купил Google. В 2012 году эта сделка стала самой обсуждаемой в IТ-сообществе. По данным Bloomberg, сумма сделки составила 45 миллионов долларов. Принципиальный для нашей страны момент. Деньги заработанные честно. Умом.

Философия деятельности Егора очень близка «Дню» по-духу. «День» — фактически первым в Украине среди СМИ предсказал: за интернетом и цифровыми технологиями — наше будущее. И в 1997—1999 году, когда в стране лишь только начинали говорить о перспективах массового потребления Интернета, у «Дня» уже была свой электронный архив и своя электронная Библиотека.  Кстати, второй экземпляр автор «Дня» Клара Гудзик подарила Папе Иона Павлу II.

«Идентичность и модернизация» — под таким названием 5 лет назад вышла колонка главного редактора «Дня» Ларисы Ившиной с Японии. Она отмечает очень важный аспект тамошней культуры, который близок «Дню»: высокие технологии — на национальную почву. И с этой стороны Егор — тоже наш герой. Ведь, когда в 2006 году они с коллегами поняли «в каком направлении надо работать», он обратился к своему преподавателю из университета. Но об этом он Вам расскажет сам...

Знакомьтесь, Егор Анчишкин. Молодой человек (Егору — 32 года) начинал карьеру программиста в компании отца ООО «Українська Науково-Технічна Палата», далее пошел работать в «Техинвест», после этого в 2006 году основал проект Viewdle — один из самых известных за рубежом украинских стартапов.

Сервис распознавания лиц в фото- и видео-материалах Viewdle был куплен Google в 2012 году. Viewdle стала первой крупной компанией на постсоветском пространстве, которую решил приобрести Google. В уходящем году эта сделка стала самой обсуждаемой в IТ-сообществе.

После Viewdle Егор запустил компанию по доставке заказов из супермаркетов Zakaz.ua. Сервис объединяет возможности заказа и доставки товара сразу из нескольких крупных продуктовых сетей. Изначально проект создавался на собственные средства, потом появился партнер в лице Александра Ольшанского. По собственным оценкам, проект владеет как минимум половиной всего рынка онлайн заказов продуктов питания. В отличие от многих других «сервисов доставки» — в основе Zakaz.ua лежит уникальная технология, а не логистический центр.

Егор прагматичный бизнесмен, поэтому когда его спрашивают, почему он не уехал из Украины делать бизнес, он говорит: «Потому что я знаю, как его делать успешно не зависимо от страны».

Расскажите о сделке по покупке компании Viewdle корпорацией Google?

— Мы можем говорить о том, что сделка состоялась. Подробности мы не имеем права раскрывать еще очень долго. Какие-то слухи там просочились, но опять же, их мы не комментируем.

Что для постсоветского пространства значит покупка Viewdle?

— Больше всего ценность в том, что у нас есть некая законченная технологическая история. В ней есть начало, средина и конец.

Это далеко не первая компания, которую купила иностранная корпорация. Просто, это первая компания в Восточной Европе, которую купил опосредовано Google, и на это все реагируют.

Кроме того, Viewdle отличается от огромного количества других технологических компаний. Первое отличие — это то, что часть капитализации Viewdle. Мы стартовали не с нуля. Мы купили право на несколько патентов в одной из лабораторий киевского Кибернетического центра. Второе, мы хотели, чтобы все инженеры работали на полном максимуме, «на пятой передаче», на пределах свих возможностей. Поэтому мы всячески их мотивировали. В том числе нетрадиционными для нашего рынка, но обычными для Силиконовой долины  — сток-аукционами, акциями и так далее. Наши сотрудники имели возможность заработать, и это стало примером для других компаний.

Стал ли мир по-другому смотреть на потенциал Украины после вашей слелки?

— Я не знаю, я не на стороне мира. Но то, что у нас есть индивидуалы и хорошие программисты — это не секрет. По разным оценкам, в Силиконовой долине работает триста тысяч   украинцев и россиян. Но отдельные люди это одно, а компания это совершенно другое. Ведь между хорошими программистами и хорошими компаниями огромная пропасть. И здесь на примере Viewdle видно, что мы можем создавать хорошие команды, а не просто иметь кучу талантливых людей. Кроме того, еще нужно уметь это все упаковать, продать, знать что делать и куда инвестировать. Все это очень сложно.

Президент компании Imena.UA Александр Ольшанский говорил, что технология Viewdle это даже не прорыв, это более высокий уровень — базовая технология. А вобще откуда у вас возникла идея такой инновации?

— Это был 2006 год. Мы видели, что в интернете увеличивается количество медиаконтента: фотографий, видео. Ведь до 2006 интернет состоял фактически из картинок и текста. В 2006 Google купил YouTube и видео в интернете стало продвигаться гораздо быстрее. Мы понимали, что видео очень тяжело анализировать. Мы понимали, что это набор байт и там тяжело делать поиск, там тяжело вырезать кусочек. Мы прогнозировали, что все лишние средства просто развалятся очень быстро. Количество мета-информации, ручных тегов на единицу контента падало, и до сих пор падает. То есть количество видео выросло в 1000 раз, а количество слов в 100 раз. И это проблему тяжело решить без привлечения большого количества людей, которые описывали бы информацию, или без программ, автоматически анализировавших содержание видео. И мы решили подумать, что мы можем сделать автоматического по распознаванию видео, или фото. И мы решили, что распознавание лиц это самое ценное, что можно выделить из видеопотока.

Понимая, в каком русле нужно двигаться, мы приступили к анализу всевозможных существующих средств по извлечению информации из видео. Затем мы стали искать тех, кто у нас в стране владеет неким базисом. Ведь эти алгоритмы не простые — они развивались на протяжении десятков лет.

Это не так, что задумали идею, и через неделю уже есть результат. Должно пройти 15 лет. Нам это время ждать не хотелось, поэтому мы смотрели, кто у нас уже есть с чем-то готовым. Шлезингера я знал еще с университета, где он у меня преподавал. Я знал многих из его лаборатории и знал, что они работают на мировом уровне и что у них есть достижения достойные мирового лидерства. Но это были научные результаты, а не коммерческие программы. Кроме того, мы смотрели еще на другие лаборатории, но все-таки остановились на первом варианте.

Сколько прошло времени, от момента, когда вы поняли что нужно сделать до того момента, как появился уже готовый сервис — готовый продукт?

— Продукт наш эволюционировал. Много было разных реинкарнаций, версий. Но самую первую демо-версию мы показали еще в ноябре 2006 года. Потом первую такую версию, которая была открыта публично, мы показали осенью 2007        года.

Microsoft ведь также сейчас занимается разработкой подобного сервиса?

Эта компания всегда занимается всеми направлениями. Технологии развиваются. И в любом случае все идет к тому, что в будущем компьютеры будут различать окружающую действительность через свои камеры, это суперценная фича(способность). Дело в том, чтобы не просто предсказать такую технологию, как писатель фантаст, а вовремя не упустить возможность. Если бы вы вложились в такую технологию лет 50 назад, то вы бы точно прогорели. Если вы начнете инвестировать сейчас, то уже есть много конкурентов и возможно коммерческого успеха вы не получите.

Мы вот сейчас уже работаем над распознаванием обычных объектов, например таких, которые вы встречаете в супермаркетах. Вы, например, заходите туда, а там 25 тысяч разных упаковочек. Наводите телефон на полку, а он сообщает — есть тут ваш любимый чай, или его нет.

Если украинские ІТшники входят в топ-десять лучших в мире, то почему у нас до сих пор нет своей мощной компании?

— Когда говорят о больших ІТ-компаниях, то национальная принадлежность размывается. Это более очевидно, чем на примере маленьких компаний. Если взять аутсорсинг, украинская компания тогда, когда 95% сотрудников в ней украинци.

Я имею ввиду, почему у нас до сих пор не появились IT-бренды с мировым именем?

— Если инженерный офис находиться в Украине — это отлично. Не нужно драк по поводу того, чтобы компания была зарегистрирована в Украине. Я говорил, что у глобального бизнеса национальная идентичность более размыта. А если инженеры работают в Украине, они получают зарплату, например, в 3 тысяч долларов, которые тратят в Украине. А то, что какая-то есть прибыль у акционеров и она не осядет не в Украине, то это не изменить. Она не может здесь осесть. Наши чиновники сами миллиарды долларов вывозят. Это же смешно. Представители власти доллары будут экспортировать а какие-то акционеры (смешанные — британцы, французы, украинцы) ІТ-шной компании всю прибыль будут оставлять в Украине.

Нужны правила игры?

— Правила есть. Начинается все с чего? Первое, у нас не работает нормально суд. Это почти всегда — фарс. И этим все сказано. Можно дальше не продолжать (смеется)

Кстати, как оцениваете принятое законодательство о предоставлении ІТ-компаниям льгот?

— Как деструктивное. Потому что ПДВ вообще надо отменять. Его надо заменить налогом с продажи. А если пытаются отменять ПДВ по отраслевому принципу, то есть рыск, что, например, каждое кафе будет объявлять себя ІТ-компанией. И кто будет стоять у краника, тот и будет говорить «Ты айти, а ты — нет», «занеси такое количество долларов и ты станеш айтишником».

Назовите причины, по которым вы предпочли продолжать бизнес в Украине?

— Первое — я не считаю, что тотальный здесь «тотальный идиотизм». Много вещей у нас просто неправильно маркетируется. Второе у нас большие незанятые рынки. И в третьих, я тут вырос, понимаю культуру и здешнюю специфику.

СПРАВКА «Дня»

Егор АНЧИШКИН родился в городе Киев. Изначально учился в 32-рой киевской школе. С восьмого по одиннадцатый класс заканчивал столичный лицей «Лидер». Потом пошел учиться в Физико-технический институте при НТУ КПИ. Родители по образования — физики, обое — кандидаты физико-математических наук. Отец работает в Институте теоретической физики, а мама        — в Институте проблем материаловедения. Женат.

Алла ДУБРОВЫК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments