Вместо лелеять и воспитывать истинных патриотов Матери-Украины, мы выращиваем сварливых партийцев и патриотов родных задворках, уменьшающие в своем узком воображении большую и богатую Украину к своей волости.
Иван Лютый-Лютенко, украинский военный и общественный деятель, предприниматель, меценат

«100 лет любви к Украине»

«Тихий» жизненный подвиг Ольги Илькив
22 июня, 2020 - 20:36

21 июня отметила столетний юбилей Ольга Фаустиновна Илькив (псевдо Роксолана, Марийка) — связная Главнокомандующего Украинской повстанческой армии Романа Шухевича.

«25 ЛЕТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ С КОНФИСКАЦИЕЙ ИМУЩЕСТВА. ДЕТЯМ СМЕНИЛИ ФАМИЛИИ И ТАЙНО УВЕЗЛИ В ИНТЕРНАТ...»

В статье «Мы — необычный народ», которую написал специально к 100-летию легендарной подпольщицы историк, старший научный сотрудник института народоведения имени Ивана Крипьякевича Юрий Зайцев, очень подробно изложена биография этой отважной женщины. И, в частности, говорится:

«В ОУН вступила в июне 1941 года.

Весной 1942 г. назназначена проводницей женской сети ОУН Львова с подчинением Екатерине Зарицкой.

С августа 1944 — заместитель проводницы женской сети Дрогобычского, затем — проводница в Станиславовской (ныне — Ивано-Франковской) области. Весной 1945 г. направлена на кусы пропагандистов в село Конюхи на Тернопольщине. Учебу прервала облава энкаведистов.

В июле 1946 К. Зарицкая поручила А. Илькив возглавить конспиративную квартиру Романа Шухевича в селе Княгиничи (Ивано-Франковская область), куда она и перебралась с трехмесячной дочерью Звениславой и матерью... Илькив стала связной Шухевича.

На конспиративной квартире в селе Громное (Львовская область) в конце 1947 преждевременно родила сына Владимира.

Через полгода в Карпатах погиб ее муж. Несмотря на это, Илькив продолжала вести подпольную деятельность.

Из-за доноса завербованного дворника в марте 1950 г. Ольгу Илькив арестовали во Львове. Особым совещанием при министерстве госбезопасности СССР она была осуждена на 25 лет с конфискацией имущества. Детям сменили фамилии на Бойко и тайно увезли в интернат, где они учились до 1966 г.». Освобождена 6 февраля 1964-го...

ВОПРЕКИ ВСЕМУ, СМОГЛА ВЕРНУТЬСЯ К АКТИВНОЙ И ПОЛНОЦЕННОЙ ЖИЗНИ

Важно отметить прежде всего то, что таким людям, как Ольга Илькив, как правило, не устанавливают памятников, их именами не называют улицы, несмотря на то, что они при жизни являются легендами.

Борьба в подполье, приговоры, заключения, Владимирская и Александровская тюрьмы. Жизнь без детей, которых она увидела уже взрослыми. Унижение на свободе из-за невозможности обучения и нормального трудоустройства (санитарка, киоскер, работница ремстройуправления, дворник, гардеробщица... — типичные признаки типичного времени для нетипичных людей).

Несмотря на все, в 1980-х Ольга Илькив смогла вернуться к активной и полноценной жизни — была делегатом учредительного собрания Конгресса украинских националистов в Киеве и ОУН в Украине, заместителем председателя Всеукраинской лиги украинских женщин, поддерживала обвинения в общественном процессе над КПСС («Нюрнберг— 2») в Киеве, работала во Львовском областном общественном объединении «Комитет Свободы».  В 2012-м получила почетное звание «Львовянка года», стала героиней фильма «Три истории Галичины», также издала книгу стихов «В тенетах «Двох закриток» (составители А. Бойко и О. Цымбал).

Многие люди поздравили пани Ольгу с юбилеем. «Около 25 лет преследований, 14 лет в советских тюрьмах строгого режима и 100 лет любви к Украине. Спасибо за Ваш пример для нашего поколения! Слава Украине! Слава Ольге Илькив» — написал в соцсетях мэр Львова Андрей Садовый.

«В день 100-летия мы желаем Ольге Илькив еще долгих лет счастливой старости», — говорит историк, архивист, директор Львовской областной универсальной научной библиотеки Иван Сварник и добавляет, что, к сожалению, на общеукраинском уровне такие личности, как пани Оля, менее известны, менее популярны, чем истории руководителей освободительного движения. И далее — прямая речь Ивана Сварника.

«ДО СИХ ПОР ЖИВЫ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВОЕВАЛИ ЗА УКРАИНУ, НЕ ЗАВИСИМУЮ НИ ОТ СТАЛИНА, НИ ОТ ГИТЛЕРА, НИ ОТ ПОЛЬШИ»

— Она пережила страшные испытания. Представьте себе: жить десятилетиями без своих детей и даже не быть уверенной, что удастся отыскать их, работать на технических работах, не иметь возможности ни учиться, ни сделать карьеру... И все это исключительно из-за того, что она была убежденным борцом за свободу своего народа, за независимость Украины.

Я не уверен, что она была согласна выступать на телевидении, участвовать в крупных акциях, потому что она всегда была скромной в жизни и привыкла довольствоваться малым, не очень афишировать свою роль в исторических процессах. Она прямо говорила, что по сравнению с Шухевичем она никто — она серая мышка, которая вот там крутилась, что-то варила есть, стирала и делала другие простые подобные вещи.

Однако сам факт, что живы участники этой борьбы, живы люди, которые лично общались и с Шухевичем, и с Коновальцем, и со многими другими историческими личностями, которые оказали колоссальное влияние на формирование украинского народа, украинской политической нации, очень важен. Об этом, конечно, следует всегда помнить и всегда подчеркивать, что еще живы люди, которые воевали за Украину, не зависящую ни от Сталина, ни от Гитлера, ни от Польши. Это были люди, которые имели цель в жизни и четко и последовательно боролись за ее воплощение.

Я лично, как историк, как библиотекарь, как человек, который сталкивается с документами, считаю, что об этих людях надо писать книги, об этих людях надо снимать фильмы, как можно больше документировать того, что можно сейчас еще зафиксировать из личной жизни, из каких-то впечатлений о встрече, о контактах, об атмосфере в тридцатые, сороковые годы, о лагерях ... Потому что эти люди уйдут и останется мало что из тех свидетельств, из тех документов.

Сейчас мы видим такое парадоксальное явление, когда журналиста судят за книгу о процессе Василя Стуса. То есть эти вещи пугают врагов Украины! Эти вещи очень щекотливы для всех, кто хочет этой независимой самостоятельной Украины.

Поэтому и журналисты, и писатели, и документалисты, и ученые должны работать над тем, чтобы это было как можно больше раскручено, популяризовано, как можно больше известно для широких слоев общества. То есть — не только для ученых, поскольку ученые и так это знают.

Но для широких слоев, конечно, нужно об этом постоянно напоминать. И в разных формах. Это может быть какой-то рассказ в Букварике или в читанке школьной. Например, короткая история о той матери, которая сидела в тюрьме, а ее дети воспитывались чужими людьми в враждебных для нее условиях...

И мне кажется, что это — очень нужно.

Татьяна КОЗЫРЕВА, «День», Львов
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ