Люди живут чувствами, а требовать от них, чтобы они жили мыслями, это все равно, что требовать у богов, чтобы они нас услышали.
Тодось Осьмачка, украинский поэт, прозаик, переводчик

Анатомия тирании

Жизненный и творческий путь Абдурахмана Авторханова — выдающегося исследователя сталинского тоталитаризма
22 апреля, 2021 - 20:21
РИСУНОК МИХАИЛА ЗЛАТКОВСКОГО

Продолжение. Начало читайте — «День», №68-69
    Как мы видим, весь трагический жизненный опыт чеченско-российского ученого подвел его к совершению миссии всей жизни: не просто выразить в публицистических произведениях назревшую непримиримую ненависть к сталинской тирании и персонально к тирану, но и (что было гораздо важнее) объяснить в исторических трудах, почему и как Сталину удалось достичь неограниченной власти, которая почти не имела аналогов в истории человечества (за исключением разве что Чингисхана; недаром Николай Бухарин назвал Генсека «Чингисханом с телеграфом», за что впоследствии поплатился жизнью), какую «технологию власти» он при этом применил, на кого опирался (очень важный вопрос — ведь дело не только и не столько в личных качествах вождя, а в состоянии тогдашнего общества).Впрочем, личные качества тирана Авторханов отнюдь не обошел вниманием, начиная еще со статей «Волчий закон сталинизма», «Тактика, но не стратегия», опубликованных еще при жизни диктатора, и включая фундаментальный труд «Технология власти», переведенный на основные европейские языки. Именно об этом стоит поговорить.
     Авторханов искренне и честно признается: «Как палача, я его (Сталина. — И.С.) ненавижу, что лишает меня возможности писать о нем, соблюдая «чувство меры», но как технолог власти он меня всегда поражал, чтобы не сказать — восторгал». Историк обращает внимание на факт, который до сих пор не является известным и должным образом не оценен даже в среде специалистов: еще будучи учеником духовной семинарии, молодой Иосиф Джугашвили написал произведение, в котором причину неудач Гая Юлия Цезаря (и наконец, успешности заговора Брута против него) объяснял отсутствием у властителя Рима аппарата личной власти, который бы контролировал аппарат государственной (сенатской), официальной власти. Причем контролировал эффективно, предельно жестоко. Заняв 3 апреля 1922 года должность Генерального секретаря ЦК ВКП (б), Сталин эту ошибку не повторил. Он укреплял власть, используя классический римский принцип: «Разделяй и властвуй» (историю Сталин знал, еще в семинарии он говорил, что это — его любимый предмет). А именно: уничтожал троцкистов (сначала «только» политически, впоследствии и физически) руками Зиновьева и Каменева, потом — Зиновьева и Каменева руками Бухарина, после этого был политически, через 8 лет — и физически уничтожен Бухарин и его соратники. Чужими руками, натравливая конкурентов друг на друга, находясь все время за кулисами, однако контролируя весь процесс.Политическую практику (и одновременно личный портрет) вождя Авторханов характеризует такими словами: «Гениальный мастер уголовных дел». По мнению историка, Сталину были присущи «абсолютная безыдейность и неограниченное, бездонное властолюбие». Более того, Авторханов отдельно подчеркивает, что Сталин был первым политиком в истории, который синтезировал политическое руководство государством с «искусством» криминальных методов управления народом» (первым, но — в России — далеко не последним; нынешний диктатор представляет собой яркий пример этой трагедии). Добавим, что для 50-х — 60-х годов ХХ века это мнение было новым и сильным; это сейчас оно кажется тривиальным.

n Авторханов пишет о вожде (чувствуется точный, образный стиль прежде всего публициста, а уже потом профессионального историка): «Сталин без эмоций, гнева, без экстаза, просто и по-деловому косил людей, которые не хотели быть его рабами, так, как косарь убирает ненужную ему траву». И далее — важный вывод (из статьи «Волчий закон сталинизма», 1953 год): «Сталин жил и может жить, только питаясь кровью своих замученных рабов. Это — его социальная диета. Топливо и эликсир одновременно». А тремя месяцами позже, уже после смерти тирана, в мае 1953-го, в журнале «Свободный Кавказ» публикуется статья Авторханова «Тактика, но не стратегия», где автор, в частности, утверждает: «Со смертью Сталина в СССР ничего не изменится, по крайней мере, не изменятся основы строя, потому что Сталин не был обычным диктатором. Он был конструктором и водителем универсальной системы властвования, которая может существовать и без него». Сейчас, спустя почти семьдесят лет, в полной мере можно оценить точность такого прогноза.

Авторханов признает: Сталин был человеком, наделенным редкостным, незаурядным умом, но «ум у него был односторонним, трезвым, практичным, коварным, цепким, нацеленным на достижение личных интересов, которые прежде всего диктовались властолюбием». Для него, по мнению историка, характерно отсутствие пустых разговоров и лишних слов, он отличался внутренней сосредоточенностью, для него были совершенно чужды академизм и теоретизирование, он был наделен грубым реализмом, который явно бросался в глаза и граничил уже с откровенным цинизмом. В статье «Интервью Сталина» (1952 год) Авторханов отмечает, что «ложь, возведенная в государственный культ, и цинизм, пропитанный социальным ядом, конкурируют у Сталина только с виртуозным коварством». У Сталина, подчеркивает Авторханов, не было друзей, ему были чужды любые человеческие чувства, вместо этого он окружил себя людьми, преданность которых обусловливалась НЕ общественными идеалами, а только соображениями карьеры». Эта система используется и ныне там, где не встречает сопротивления.

***

Но Авторханов прежде является автором капитального труда «Технология власти», впервые изданного в 1959 году, третье франкфуртское издание 1976 года насчитывает 750 страниц. Выяснить, как Сталин строил для себя систему абсолютной власти, — такую задачу ставил перед собой чеченско-российский ученый. Приведем наиболее актуальные на сегодня цитаты из этого произведения.

«Главным было то, что Сталин узурпировал власть по организационным вопросам (номинально эта власть должна принадлежать Оргбюро ЦК). Все вопросы назначения и устранения высоких чинов партийного аппарата, хозяйства, армии, профсоюзов, дипломатии, то есть вопросы компетенции Оргбюро, решались теперь Секретариатом ЦК, абсолютно подвластным лично Сталину. Это было, в конечном счете, узурпацией власти Политбюро. Политбюро стало лишь ширмой всевластного Секретариата. Члены Политбюро часто узнавали «новости» Секретариата из чужих рук».

«Аппарат ЦК, подобранный самим Сталиным как Генеральным секретарем, был его мощным оружием в деле укрепления и удержания личной власти. Постепенно вытеснив из аппарата ЦК старых большевиков, Сталин воссоздал его заново. Во времена Ленина как Секретариат ЦК, так и его рабочий аппарат имел только технически исполнительные функции — следил за выполнением уже принятых решений Политбюро и пленумов ЦК. Совсем не так стало при Сталине» (следует добавить, что Авторханов, еще во времена учебы в Москве в юные годы, лично хорошо знал многих бывших членов ЦК, так что рассказывал об этом со знанием дела).

«Уже в 1929 году реорганизация аппарата ЦК завершилась созданием в самом ЦК, как тогда говорили, «нелегального Кабинета Сталина» (впоследствии этот «Кабинет Сталина» получил в партийных документах легальное название — «Секретариат т. Сталина» (не путать с «Секретариатом ЦК» — это разные вещи). «Кабинет т. Сталина» состоял из молодых фанатиков, не членов  ЦК. Этим людям никто сначала не придавал никакого значения. Их привыкли рассматривать лишь как технических сотрудников Сталина, как преданных своему делу службистов без всякой претензии на «большую политику». Они ведут протоколы на заседаниях ЦК, дают справки по любым вопросам, преподносят чай и бутерброды для участников заседаний, точат карандаши своему шефу. При этом, как и положено лакеям, хотя бы и партийным, они внешне подчеркнуто покорны, послушны и до тошноты вежливы в общении с любым из членов ЦК: «Позвольте вызвать вашу машину, Николай Иванович?» (Бухарин); «К вашим услугам, Алексей Иванович!» (Рыков); «Не принести ли бутерброд, Михаил Павлович?» (Томский); «Есть, товарищ Сталин!» (Хозяину!).

Такими были те, из кого Сталин создал свой «негласный кабинет». Вот их имена: Товстуха («землячек» из Украины, который существенно способствовал укреплению власти Сталина, собирая компромат на его противников. Умер в 1935 году. — И.С.), Поскребышев (затем — многолетний мощный личный секретарь вождя. — И.С.), Ежов (здесь — без комментариев. — И.С.), Смиттен, Бауман, Поспелов, Мехлис, Маленков (именно тот, который через 20 лет чуть не стал преемником диктатора. — И.С.), Варга, Уманский, Петерс, Урицкий...»

«Вот что было решающим: любой большой и малый вопрос внешней и внутренней политики, прежде чем обсуждаться на заседаниях руководящих органов ЦК, прорабатывался и по сути решался в «Кабинете Сталина», уже потом передавался в соответствующие официальные отделы ЦК, а с дополнительными выводами этих отделов (такие выводы только документально воспроизводили «решение» специалистов из «Кабинета Сталина») вопрос передавался на решение Секретариата, Оргбюро и Политбюро».

«Кабинет» подбирал «кадры» партии, армии, государства. «Кабинет» был в первую очередь «лабораторией фильтрации кадров». Судьба и карьера члена партии любого ранга, от секретаря местного парткома (впоследствии до секретаря райкома партии включительно) вплоть до наркома СССР и выше, зависели от соответствующего сектора «Кабинета». Но, чтобы назначать новых, надо было устранять старых, по возможности без шума и скандалов. Об этом беспокоился «Особый сектор» «Кабинета», управляемый Поскребышевым... Для этого там была собственная агентурная сеть и специальный подсектор «персональных дел» на всех высших руководителей, без различия ранга. Сталин, сидя у себя в кабинете или находясь где-то на отдыхе, имел постоянный контакт с закулисной жизнью партийных и государственных «верхов» Москвы. Таким образом, Сталин знал, чем дышит его враг и друг в собственном окружении».

Эти соображения Авторханова ценны тем, что проливают свет (хотя бы частично) на фундаментальный вопрос: каким образом Сталину удалось достичь неограниченной власти? Ясно, что он не мог выстроить тираническую систему самостоятельно. Однако он мастерски использовал человеческие слабости и недостатки, встроив их в конструкцию государства согласно своим намерениям.

Знакомство с двумя фундаментальными, знаменитыми трудами историка — «Происхождение партократии» (1973 год) и «Загадка смерти Сталина» (1976) — в следующий раз.

Продолжение следует

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ