Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

«Где главный враг?»-7

украинофобия в России от первого Романова до последнего «Августа»
12 октября, 2021 - 17:50
КРИМ. ПЕРЕВАЛЬНЕ / ФОТО ОЛЕГА ТЕРЕЩЕНКО

Окончание. Начало читайте — «День» № 118-119, 120-121, 122-123, 123-124, 125-126, 127-128
     Например, советские учебники неизменно цитировали высказывание Белинского: «Слившись навеки с единокровной Россией, Малороссия отворила к себе дверь цивилизации, просвещению, искусству, науке... Вместе с Россией ей предстоит теперь великая будущность». Поэтому не удивительно, что «всемирно-исторические успехи Советского Союза и его составной части — Украинской Советской Социалистической Республики — вызывают чувство глубокого восхищения и признания всего прогрессивного человечества»1.
    Фактически изменились термины, но не суть. С одной стороны, цензурируется, обедняется и упрощается исторический нарратив, а с другой — аутентичные проявления идентичности вызывают одно из самых тяжелых в советской карательной системе обвинений: «буржуазный национализм». А параллельно, за пределами СССР, российские монархисты развивали мысль, что Украину «придумали» большевики2 (тезис, который и сегодня множит российская пропагандистская машина). Стоит также подчеркнуть, что советский нарратив сумел подчинить, а часто и исказить механизмы рецепции Украины на Западе. Поэтому украинистика как дисциплина имела тяжелый путь к своей реализации (а белорусистика находится только в начале формирования). И сегодня нужны специфические исследования, чтобы преодолеть барьеры понимания Украины3. Но также существует потребность демонтажа и российских стереотипов4.

Отдельным вопросом стоит язык, подвергшийся в ХХ в. настоящему лингвоциду. Об этом в частности — важные исследования Ю. Шевелева5 и Л. Масенко6.

Советизация осуществлялась прежде всего в форме русификации, поэтому в сфере языка тоже с особой выразительностью реализовалась тактика подмены идентичности. Об этом — саркастически — в стихотворении Лины Костенко из запрещенной тогда поэмы «Зоряний інтеграл»:

«Я скоро буду виходити на вулиці Києва

З траурною пов’язкою на рукаві —

Умирає мати поезії мого народу!

Все називається Україною -

універмаг, ресторан, фабрика.

Хліб український,

телебачення теж українське.

На горілчаній етикетці

експортний гетьман з булавою.

 

І тільки мова чужа у власному домі.

У шовінізму кігті підсвідомі.

Сім’я вже ж вольна і нова.

Та тільки мати ледь жива.

Вона була б і вмерла вже не раз,

та все питає, і на смертнім ложі, —

а де ж те Слово, що його Тарас

коло людей поставив на сторожі?!

 

Не свистіть на мене, дядьку міліціонере!

Я ж не пішоход, що переходить

в неположеному місці.

Я просто хочу, щоб до наступної ери

з кожного сьогоднішнього злочину

не виросло завтрашніх двісті7

Собственно, не случайно одним из центральных текстов шестидесятников становится «Интернационализм или русификация?» Ивана Дзюбы (1965). Это исчерпывающая формула.

К прямым интервенциям добавлялось действие «новояза», оруэлловского «new speak», как он описан в романе «1984»: ложь становится правдой, а правда объявляется ложью8. В условиях советской «логократии», по мнению А. Безансона, распространение «советского деревянного языка» было выразительным показателем степени укоренения коммунистической диктатуры9.

Поэтому фактически и в советские времена русификация проводилась, как и в имперские, только с помощью других механизмов. Закрепление в 1958 г. в Основах Законодательства СССР и союзных республик (ст. 20) положения «о свободном выборе языка обучения», то есть изучении всех языков, кроме русского, согласно желанию родителей учеников, или приказ 1970г. о защите диссертаций только на русском языке — все это звенья одной цепи, которой Украину намертво приковывали к безжизненной без нее России. Хватало одного указа, чтобы русифицировать целые сферы: науку, кино, обслуживание, а прежде всего — школу. Не забывайте, что в советских школах только учебники русского языка назывались «Родная речь». Зато, как и в имперские времена, в брежневские времена запрещалось отмечать даже локальные события или юбилеи, которые касались украинской культуры10. Все это вместе взятое также нанесло тяжкий вред процессу создания канона украинской культуры и литературы11.

В 1974-м был провозглашен курс на создание «новой исторической общности — советского народа»: это этапная веха советизации, а стало быть, денационализации. Особенно важными были в 1978 году постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию изучения и преподавания русского языка в союзных республиках», а в 1983-м — постановление тех же органов «О дополнительных мерах по улучшению изучения русского языка в общеобразовательных школах и других учебных заведениях союзных республик» (согласно брежневскому и андроповскому «циркулярам»). И уже после провозглашения перестройки, перед самым концом системы — в 1989-м — вышло постановление ЦК КПСС о «законодательном закреплении русского языка как общегосударственного», а в 1990-м Верховный Совет СССР принял Закон о языках народов СССР, согласно которому русский язык должен был обрести опять-таки статус официального...

Вышеупомянутый указ Александра III о запрете крещения украинскими именами имеет макабрическое продолжение в невозможности в советские времена писать на украинском языке имена на могилах. То есть империя выросла в систему контроля над рождением и смертью. Добавим к этому захоронения политических заключенных, — и это история, которая продолжалась до Василя Стуса, который умер — был убит — в пермском лагере в 1985-м, году начала перестройки, и похоронен на лагерном кладбище под номером 9. Это — уникальная история запретов всех форм жизни, столь длительная и глубокая, что она из идеологической плоскости перешла в психоаналитическую. Поэтому даже когда первая и вторая системы — имперская и советская — распались, с ними не исчезли ни причины, ни основания их существования.

Постсоветский антиукраинский синдром в России: «Нам вместе тесно на Земле»

В 2014-м, после захвата Крыма, радость россиян по этому поводу и ненависть к украинцам зашкаливала, достигая соответственно 85 и 93 процентов российского общества. Игорь Лосев, анализируя этот факт, отмечал, что это отношение объединяет все слои российского населения — от малограмотных людей до элиты. В то время, как фактически не сработала либеральная риторика 1985—1999 гг.12 Сегодняшние российские либералы часто приписывают свои поражения цензуре, недостаточной освещенности в СМИ и тому подобное. Но даже из вышеприведенных цитат видим, что в разные века именно элита воспитывала в российском обществе необоснованное и ничем не оправданное чувство превосходства над другими нациями, искореняя саму идею равноправия народов. И далее, когда завоеванные Россией народы восставали, даже интеллектуалы, якобы знакомые с либеральными идеями, не только воспевали кровавое подавление этих восстаний, но и убеждали общество во влиянии «враждебных сил», направленных на «раскол» той или иной формы панроссийского пространства. И при этом никогда не задавали вопрос в таких терминах: не является сама Россия причиной этих восстаний — и почему же эти народы в той или иной степени на протяжении веков выбирают Европу, а сегодня — ЕС. И в этом также — может, одна из самых сложных форм отставания России от Запада. Ведь Запад тоже был колониальной потугой, но отказался от этого наследия и в плане идеологическом, и в плане территориальном. Это один из факторов, который воспитывал критическое мнение Запада — еще со времен Великих географических открытий и начала колонизации.13

Собственно, настоящий кризис наступил в 2004г., поскольку развитые страны Восточной Европы в ночь на 1 мая стали частью европейского пространства, а перед тем обрели членство в НАТО. А в Украине это год Помаранчевой революции.

Это стало причиной взрыва первой волны системно антиукраинского дискурса в России. Что нового в этом дискурсе? Ничего. Это упрощенный и обедненный дискурс того же XIX в. Причем с середины 90-х годов и дальше начала формироваться и «гвардия» для этого дискурса14. Псевдорелигиозная лексика. Декларация несовместимости существования Украины и России. Расизм. Ощущение эсхатологической угрозы Запада. «Отступническая» Украина становится ареной мировой битвы Вашингтона и Ватикана против православия15. Изображение Виктора Ющенко как «Антихриста», который поддерживает «католиков-раскольников-сектантов» против «православного кандидата» Виктора Януковича. Возникали такие организации, как «Союз православных братств», «Путь православных», «Союз православных граждан», отрицавшие существование украинской культуры и языка и, конечно же, украинского народа как такового, призывали к уничтожению Украинского государства. Под эгидой СПГ вышла книга «Бесы Оранжевой революции» (2006)16. Лозунги этих «православных братств» демонизируют Запад опять-таки в псевдорелигиозных терминах: «Мы рабы Божьи, а не рабы Евросоюза», «НАТО — легион сатаны» и т.д.

В публикациях теоретизуються различные формы военного нападения на Украину. Примечательной является публикация Игоря Джадана на страницах «Русского Журнала» (многозначительно и название «Операция «Механический апельсин»»), в которой без эвфемизмов прогнозируется, что первым этапом войны России против Украины будет оккупация Восточной Украины и Крыма, дальше произойдет захват Киева (с помощью ядерного оружия!), а потом уже дойдет и очередь до Западной Украины... Но война выйдет за пределы Украины и остановится только тогда, когда осуществится историческая победа России — завоевание... Константинополя! «Греческий проект»17 Екатерины в действии.

Знаковое и такое заявление «Союза православных граждан»: «Мы боремся за веру, за Святую Русь, за Новороссию, Таврию и Донбасс. [...] Православие или смерть! Мы сообщаем, что старцы Русской Православной Церкви благословили добиваться Донецко-Крымско-Новороссийской республики и стоять насмерть. Мы боремся за Русь Святую и веру Православную [...]»18. Собственно, здесь уже очерчена территория будущего наступления России в 2014 году.

В марте 2014-го в Рунете стартовала акция: «Спасите Севастополь и Крым! Обращение севастопольцев. Сейчас появился шанс вернуть Крым и Севастополь в России без больших потрясений. [...] Украинизация — это трагедия. [...] Волею политиков мы оказались во враждебном к нам государстве. Враждебном ко всему русскому, враждебном к Православию. [...] Что же такое украинизация? Украинизация — это антирусская история. [...] Нация, согласно Далю, определяется языком. Еще она определяется сознанием. Русскую нацию на Украине уничтожают методом украинизации. Нам говорят, что если мы живем «в Украине», то должны знать ее язык и быть патриотами украинского государства. Но ведь мы не приезжали сюда, это Украина сама к нам пришла. Пришла без нашего согласия. [...] Спасите Севастополь и Крым, пока еще не поздно! Севастопольцы»19. И приводится основной аргумент: «В древнем городе Херсонесе [...] принял крещение князь Владимир со своей дружиной».

Поэтому «прощание с Азиопой» неизбежно — Украины мудрой и наивной, Украины сознательной и равнодушной, Украины смелой и трусливой. Мы только сегодня не знаем окончательной цены этого прощания. Знаем только, что его заплатит только одна Украина — мудрая, сознательная и смелая.


1 Цей вислів зокрема наводився в «Заключении» до класичної пропагандистської книжки: Греков И., Королюк В., Миллер И. Воссоединение Украины с Россией в 1654. Москва: Госполитиздат, 1954 (http://historic.ru/books/item/f00/ s00/z0000085/st006.shtml).

2 В. Шульгин. Украинствующие и мы. Белград: Издание Н. Рыбинского, 1939.

3 Див., напр.: «History of the 20th Century in European Media: A Study of Narratives on Defining Historical Events for Ukraine’s Role in Global Processes», https://ui.org.ua/en/sectors-en/research/history-of-the-20th-century-in-..., Ukrainian Institute (2020); «Research on the Perception of Ukraine Abroad», https://ui.org.ua/en/ukraine-abroad-research-en/, Ukrainian Institute (2021). Див. також досьє, за німецькою ініціативою, присвячене «розумінню України»: Ukraine verstehen. Auf den Spuren von Terror und Gewalt, https://ukraineverstehen.de/dossier-sammelband-ukraine-verstehen-auf-den..., Berlin 2020, Zentrum Liberale Moderne.

4 J. Nixey et al. «Myths and misconceptions in the debate on Russia. How they affect Western policy, and what can be done» (https://www.chathamhouse.org/sites/default/files/2021-05/2021-05-13-myth...). Chatham House, Report «Russia and Eurasia Program» (13/05/2021).

5 Ю. Шевельов. Українська мова в першій половині двадцятого століття (1900-1941), цит.

6 Л. Масенко та ін. (упорядн.). Українська мова у ХХ сторіччі: історія лінгвоциду. Документи і матеріали. Київ: Вид. дім «Києво-Могилянська академія», 2005.

7 Л. Костенко. Зоряний інтеграл (уривки) // Л. Костенко. Триста поезій. Київ: А-ба-ба-га-ла-ма-га, 2012. С. 209.

8 P. Bourdieu. Language and Symbolic Power. Cambridge, Harvard University Press, 1991; J. Dewitt. Le pouvoir de la langue et la liberte de l’esprit. Essai sur la resistance au langage totalitaire. Paris, 2007. Див. також: О. Пахльовська. Мова влади і влада мови в пострадянському Задзеркаллі // Той, хто відродив Могилянку. Збірник на пошану В’ячеслава Брюховецького / В. Моренець, В. Панченко, Т. Ярошенко (під ред.). Київ: Вид. дім «Києво-Могилянська академія», 2007, Сс. 312-333.

9 A. Besancon. Court traite de sovietologie a l’usage des autorites civiles, militaires et religieuses // Id. Present sovietique et passe russe (Nouv. ed. rev. et augm.). Paris: Le Livre de poche, 1980. Р. 206.

10 Напр., ювілей музею Івана Котляревського в Полтаві (1972) чи ювілей «Енеїди» (1973).

11 Див.: О. Пахльовська. Постмодерний канон української літератури в полоні посттоталітарних аберацій // A. Achilli, S. Yekelchyk, D. Yesypenko (eds.). Cossacks in Jamaica, Ukraine at the Antipodes: Essays in Honor of Marko Pavlyshyn. Boston (MA): Academic Studies Press, 2020. Pp. 582-603.

12 І. Лосєв. Ґрунт для Путіна. Ставлення до «інородців» — це те, що об’єднує російського алкоголіка з-під пивного ларка з російським професором із університету. «День» (№ 233), https://day.kyiv.ua/uk/blog/polityka/gjrunt-dlya-putina (11/12/2014).

13 Одним з перших критиків західного колоніалізму був французький філософ доби Відродження Мішель де Монтень, який у своїх «Пробах» назвав європейців морально нижчими від аборигенів-канібалів через зраду християнських принципів любові до ближнього: див. Ф. Шабо, Історія ідеї Європи, цит. Сс. 79-84.

14 А. Верховский. Политическое православие: русские православные националисты и фундаменталисты. 1995-2001. Москва: Центр «Сова», 2003.

15 М. Тюренков. «Апостасийная метафизика «оранжевых революций»», https://apn-nn.com/analytic/apostasiynaya-metafizika-oranzhevykh-revolyu... (11/04/2005).

16 Д. Голиков. Бесы Оранжевой революции, https://ruskline.ru/monitoring_smi/2006/02/23/besy_oranzhevoj_revolyucii (23/02/2006). Сайт «Русская народная линия» має своїм мотто уваровську формулу «Православие. Самодержавие. Народность».

17 И. Джадан. «Операция «Механический апельсин»», http://www.russ.ru/pole/Operaciya-Mehanicheskij-apel-sin (21/04/2008).

18 «Сумасшедшие православные (МП) от шока поставили себе новую цель: не спасение души, а референдум и чтобы «усе...»», http://obkom.net.ua/news/2005-01-21/0946.shtml (21/01/2005). 18 И. Джадан. «Операция «Механический апельсин»», http://www.russ.ru/pole/Operaciya-Mehanicheskij-apel-sin (21/04/2008).

19 Це звернення досі присутнє в мережах: https://forum. netall.ru/index.php?showtopic=88468 (12/03/2006). Финальный акт драмы противостояния России и Европы происходит в Украине. И в моменте действительно драматическом, когда реально Россия не может предложить ничего, кроме насилия, что осталось в сухом остатке от имперской и от советской идеологии.

Оксана ПАХЛЕВСКАЯ, (Римский университет «Сапиенца»)
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ