Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Генерал ДРАГОМИРОВ: возвращение памяти

11 декабря, 1999 - 00:00

Боевой генерал, талантливый администратор, военный теоретик и педагог, реформатор и публицист — в каждой из сфер своей деятельности Михаил Драгомиров достиг значительных успехов. Деятельность генерала Драгомирова на поприще обучения и воспитания военных имела исключительное влияние на развитие военной мысли того времени, а его произведения переводились на иностранные языки и прославились не только в России, но и в Западной Европе и Америке.

Родился Михаил Драгомиров 9 ноября (по старому стилю) 1830 года в небольшом имении своих родителей под Конотопом. Начальное образование он получил в Конотопском уездном училище, военное начал в Дворянском полку в Петербурге. Потом поступил в военную Академию Генерального штаба, которую закончил в 1856 году с золотой медалью. В 1863 году Драгомиров получает звание профессора тактики этой же Академии. В 1873 году становится командующим 14-й пехотной дивизии. С этой дивизией, обученной и подготовленной по своей системе, он участвовал в русско-турецкой войне 1877— 1878 гг., блестяще осуществив форсирование Дуная и взяв город Систов (теперь Свиштов в Болгарии). Но из-за тяжелого ранения во время ожесточенных боев за Шипку, Драгомиров был вынужден покинуть театр боевых действий.

После выздоровления, 1 апреля 1878 года, М. Драгомирова назначают начальником Николаевской военной Академии Генерального штаба в Петербурге. В 1889 году Михаил Драгомиров стал командующим войсками Киевского военного округа. В октябре 1889 года он прибыл в Киев. Новый командующий точно и ясно изложил свои служебные требования и последовательно, с поразительным терпением и настойчивостью добивался воплощения их в жизнь. Заметим, что Драгомиров много внимания уделяет вопросу быта солдат — представителей национальных меньшинств народов царской России. Он на фоне великодержавницких настроений среди генералов и офицеров царской армии выделялся толерантностью в национальном вопросе.

1 января 1898 г. командующего войсками КВО генерала Драгомирова назначили еще и Киевским, Подольским и Волынским генерал- губернатором. Находясь на этой должности, он приложил немало усилий для развития образования и культуры в Украине, из-за чего имел неприятности. Новый генерал-губернатор энергично взялся за решение давно назревших больных вопросов. Окунувшись в работу, он глубоко и всесторонне изучает жизнь населения Украины, начинает разработку мероприятий, связанных с законодательными изменениями, которые содействовали бы подъему благосостояния края. Он посылает правительству ряд предложений и проектов, касающихся Украины. Считает необходимым провести ряд реформ, особенно относительно крестьянства. В одном из отчетов царю пишет: «Внимательно ознакомившись с положением, в котором находятся крестьяне, я убедился, что они не получили еще надлежащего урегулирования в гражданском, а тем более в земельном смысле. Важнейшие их интересы не обеспечены законом. Поэтому для улучшения экономических условий жизни крестьян необходим пересмотр крестьянских статей в том смысле, чтобы создать простые и точные законы...». Драгомиров в своих рапортах обращал внимание царя на то, что в Украине введено много всяческих ограничительных законов, не действующих в других районах России. Так, на то время в подчиненных ему губерниях содержание школ возлагалось на крестьян, перегруженных налогами. Драгомиров настаивал на увеличении количества народных школ и предостерегал от замены их церковно-приходскими обществами.

Деятельность М. Драгомирова на должности генерал-губернатора не была рутинной, а его взгляды как администратора часто не совпадали с обычными взглядами на руководство краем. Его либеральная политика, отличная от верноподданнической предыдущих генерал- губернаторов, а следовательно, непонятная обывателю и неприемлемая для ретроградов, повлекла за собой появление, с одной стороны, многих врагов и завистников, а с другой — множества друзей.

Как человек мужественный, он всегда высказывал свое мнение, даже если оно противоречило утверждениям влиятельных должностных лиц, и не боялся брать на себя ответственность, решительно защищал «неблагонадежных» лиц. Например, в 90-х годах киевской конторой Госбанка руководил А.Г. Афанасьев, известный историк, автор ряда исследований по истории Франции. Его обвиняли в либерализме, чтении лекций «непристойного содержания» и делали вывод о невозможности занимать им такую высокую должность. Когда обратились к Драгомирову, тот ответил: «Не может же он замалчивать того, что была французская революция».

Где бы не проживал Драгомиров и какую бы должность он не занимал, круг его друзей всегда расширялся также и за счет деятелей литературы, искусства, историков. Многие годы у него были приятельские отношения с украинским историком В.Б.Антоновичем и известным украинским филологом П.Г. Житецким, членами киевской «Старої громади». Теплые отношения сложились у него и с известным украинским историком Д.И. Багалием. Еще в 1889 г. в Петербурге судьба свела Михаила Ивановича с художником Ильей Репиным. Во время поездок в Петербург историка Д. Л. Яворницкого, Репин приглашал его к себе вместе с М. Драгомировым, где они активно обсуждали, в частности, будущую картину «Запорожцы». Кстати, на ней Яворницкий изображен писарем, а Драгомиров фигурирует как кошевой атаман Иван Сирко. Дружеские взаимоотношения поддерживал Драгомиров с известным украинским художником М.К. Пимоненко. Именно благодаря Драгомирову мы имеем возможность любоваться картиной Пимоненко «В поход», потому что это едва ли не единственное произведение художника на историческую тематику, выполненное в 1902 году по заказу генерал-губернатора.

Искусство украинского народа, в том числе театрального, царизм официально не признавал. Постановки пьес украинских драматургов на родном языке цензура и власть запрещали, и «...лишь с вступлением в генерал-губернаторство Драгомирова, — как отмечал М.Л. Кропивницкий, — для нас открылись сцены малороссийских губерний». В 1898 г. Драгомиров поддержал ходатайство композитора Н.В. Лысенко Министерству внутренних дел об открытии музыкальной школы в Киеве. При власти игнатьевых-юзефовичей передовая общественность Киева не могла и мечтать о том, чтобы получить разрешение на празднование юбилея или отправление панихиды в память о гениальном сыне Украины Тарасе Шевченко. Драгомиров, будучи одаренным публицистом, популярным писателем, уважительно относился к литераторам. Однако он указывал, что «... по духу литературы, в ней нет состояний, а есть только мысль и ее автор; и кто, выступая в прессе, пускает в ход свое генеральство, тот, попросту сказать, пытается прикрыть этим свою болтовню».

Михаил Драгомиров болезненно воспринимал попытки правительства привлекать войска к выполнению полицейских функций в конце XIX — начале ХХ в., в частности в Киеве. Как начальник края он должен был реагировать и на указания МВД, и на сообщения жандармов. Правительство требовало наведения порядка немедленно и любыми средствами. Поэтому в последний год генерал-губернаторства его начала обременять эта должность, беспокоило чувство бессилия. О событиях тех дней сам Драгомиров писал: «Думаю, что скоро буду обвинен в ослаблении власти, и пока рукам воли не дадут, держимордства от меня не дождутся».

А здоровье, как и возраст, давали о себе знать. Летом 1903 г. М. Драгомиров подает в отставку. В конце 1903 г. он переехал в родной Конотоп. 15 октября 1905 г. Михаила Ивановича не стало... Его похоронили в только что выстроенном кирпичном склепе на погосте Вознесенской церкви Конотопа. Похороны покойного отличались чрезвычайной простотой.

Безутешная вдова получила около 600 сочувственных телеграмм, в том числе от Академии Генерального штаба, от французского и болгарского военных министров, от румынского короля... В одном из некрологов говорилось: «Это была выдающаяся, глубоко самобытная фигура, которую нельзя было подогнать ни под какой шаблон. Огромный искрометный ум, один из самых лучших европейских тактиков, и честный, в широком, разностороннем значении слова, человек и солдат — Драгомиров на фоне русского вельможного барства, которое заворовалось, оболгалось, оподлилось в лакействе и в личных интригах, на этом унылом и мрачном фоне был светом, пылавшим ярко и одиноко...»

Из многих знаков отличия и наград, которыми был удостоен Михаил Иванович, приводим только некоторые. Он был избран почетным членом Киевского и Московского университетов, Михайловской артиллерийской и Николаевской академий Генерального штаба (впоследствии также ее почетным вице-президентом), Королевской военной академии в Стокгольме, членом Государственного Совета. Правительство Франции наградило его орденом Почетного Легиона 1-й и 2-й степеней.

На могиле генерала, над склепом, был поставлен большой дубовый крест с нишей, где были установлены икона св. Михаила и лампадка. После октябрьских событий 1917 г. началось разрушение могилы. Сначала исчез дубовый крест. Потом злоумышленники проникли в склеп и, ища золотые пуговицы от мундира, награды и шпагу, искорежили гроб. Впоследствии исчезла и ограда. К большому сожалению, в 50-х годах разрушение могилы генерала пришло к своему позорному концу.

Сохранился дом Драгомирова и остатки парка вокруг дома по улице, названной его именем. В 1992 г. здесь поставлен памятник, выполненный по проекту киевского скульптора Б.С. Довганя. Недавно исчез искусной работы козырек, красовавшийся над парадным входом в дом Драгомирова. Поэтому, с взятием дома под охрану областной и местной власти как историко-архитектурного памятника и созданием мемориально-исторического музея М.И. Драгомирова далее тянуть нельзя.

Киевский городской Совет 17 июня этого года принял решение под № 297/398, в котором говорилось: «Присвоить новой улице в Печерском районе города Киева (от ул. Подвысоцкого до ул. Салтыкова-Щедрина) имя Михаила Ивановича Драгомирова». Наконец в Киеве, городе, где длительное время жил, работал и творил генерал Михаил Драгомиров, появилась улица, названная его именем. Надеемся, что несмотря на экономические трудности, нашу бедность и безразличие в 2000 году нам подарят юбилейный почтовый конверт и марку, посвященные генералу, и мемориальную доску на бывшем доме командующего войсками КВО по ул. Грушевского, 32. Есть надежда, что будет построен в Киеве памятник удивительному генералу, уроженцу Украины, гордости и славе военных российской армии, имя которого было широко известно и пользовалось огромной популярностью. А готовых постаментов в Киеве достаточно.

Андрей МАТВИЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ