Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Холмщина — земля короля Данилы

22 апреля, 2005 - 20:55
МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА НА ДОМЕ В ХОЛМЕ, ГДЕ РОДИЛСЯ МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ / ХОЛМСКАЯ ИКОНА БОГОРОДИЦЫ — ГРАВЮРА АЛЕКСАНДРА ТАРАСЕВИЧА (1640 — 1727)

«Город Холм в Руси» («Civitas Cheіmensis in Russia») — такую надпись над панорамой города поместил Федор Раковецкий, гравировавший иллюстрации к книге епископа Максимилиана Рыло о проведенной в 1765 г. коронации чудотворной иконы Пречистой Девы Марии в холмском греко-униатском, то есть русском, соборе. В ХVIII веке надпись эта никого не волновала — ведь Холмская земля была частью Русского воеводства, и, хотя входила в состав Польской Короны, неуместно было отрицать историческую принадлежность этой территории к Руси. Было то еще время, когда исторически-этническая Русь и политическая Польша сосуществовали на одной территории. Но уже полтора столетия спустя, когда и холмские русины пожелали быть не этнографической особенностью края, а частью украинской нации, — стало здесь слишком тесно, и во время II Мировой войны полилась кровь. После «репатриации» (1944 — 1946) украинского населения холмско-подляшского Забужья в СССР и акции «Висла» (1947) единственной значимой нацией на этой территории остались поляки: во время проведенной в 2002 году всеобщей переписи населения во всем Люблинском воеводстве только 700 человек задекларировали украинскую национальность. Но хоть русский Холм и стал польским Хелмом (иногда с дополнением «Любельски»), где в 1944 году родилась «Народная Польша», то как украинцам забыть о городе, который основал король Данила, в котором родился Михаил Грушевский, в котором веками славилась чудесами икона Пресвятой Богородицы, которая после многолетних скитаний недавно обрела пристанище в Луцке? Земля здесь до сих пор говорит о Руси...

Занесенное в «Галицко-Волынскую летопись» описание строительства Холма князем Данилой относится ориентировочно к 1237 году: «Когда он ездил по полю и охотился, то увидел на горе красивое и лесистое место, окруженное вокруг полем, и спросил тамошних жителей: «Как именуется сие место?» И они сказали: «Холм ему имя есть». И облюбовав место то [...] построил он [...] город, который татары не смогли взять, когда Батый всю землю Русскую захватил».

Успешная оборона Холма перед Батыевыми отрядами побудила Данилу к перестройке города, который впоследствии стал столицей его государства. Когда же увидел князь Данила, — продолжает рассказ летописец, — что Бог благоволит месту тому, стал он призывать пришельцев — немцев и русов, иноплеменников и ляхов. Шли они изо дня в день. И юноши, и мастера всякие бежали сюда от татар — седельники и лучники, и сагайдачники, и кузнецы железа, и меди, и серебра. И наступило оживление, и наполнили они дворами вокруг города поля и села.

«Возвел также Данила церковь святого Иоанна Златоуста, красную и пригожую. [...] И башня стояла посреди города высокая, чтобы бить с нее вокруг города. Снизу возведена из камня пятнадцать локтей в высоту, а сама сделана из тесанного дерева и выбеленая, как сыр, сияла она на все стороны. Вблизи нее был студенец, то есть колодец, который имел тридцать и пять саженей. [...] За поприще от города стоит также башня каменная, и на ней — орел каменный вырезан; высота же камня — десять локтей, а с верхушками и с подножиями — двенадцать локтей».

Церковь Иоанна Златоуста сгорела осенью 1257 года во время огромного пожара Холма, когда, как свидетельствует летописец, «пламя было такое, что со всей земли Холмской зарево было видно. Даже и из Львова смотря, было видно ее по белзким полям от полыхания сильного пламени... и медь от огня ползла, как смола».

Князь однако не пал духом и отстроил город и церковь св. Иоанна, которую освятил местный епископ Иоанн (епископскую кафедру в Угровеске Данила основал еще во время княжения во Владимире и впоследствии перенес в Холм). В 1260 году на Холмской горе возник самый известный храм города — собор Рождества Пречистой Богородицы: «Построил он также превеликую церковь в городе Холме в честь Пресвятой Приснодевы Марии, величиной и красотой не меньшей тех, которые были раньше, и украсил ее пречудесными иконами». Впоследствии, в 1264 году, церковь эта стала усыпальницей своего основателя: «И положили его в церкви святой Богородицы в Холме, которую он сам построил».

Из самых древних памятников холмской архитектуры уцелели остатки описанной летописцем каменной башни в Билавине. В нескольких километрах от Холма стоит также каменная башня в селе Стовпя, которая однако была, очевидно, построена раньше, возможно даже на рубеже Х и ХI столетий. Нет уже никаких наземных сооружений княжьей эпохи на территории старинного Данилового города, расположенного на так называемой Высокой горке, насыпанной на окраине Холмской горы. Но показалось, что земля и тут заговорила о Руси — польские археологи, которые в 2001 г. проводили верификационное обследование Высокой горки, подтвердили существование фрагментов дворца, принадлежавшего Даниле Романовичу. Открытая каменная стена дворца хорошо сохранилась до высоты более 3,3 м. Здесь также расположены остатки оборонительной башни этого же периода.

Из всех Даниловых сооружений наиболее долго, почти семь столетий, простояла соборная церковь Рождества Богородицы. Учитывая значительные повреждения вследствие пожара 1640 года и неумелых перестроек, разобрана она в 30-х годах ХVIII в. по приказу тогдашнего униатского епископа Фелицияна Володковича и построена на этом месте намного большая церковь в стиле западноевропейского барокко (1735 — 1756). Также внутреннее обустройство основывалось на латинских образцах, что было обычной практикой после Замойского собора 1720 года (в городе Замости в юго-западной Холмщине), который узаконил латинизацию обряда Греко-униатской церкви. Зато подземелья под собором, который сейчас во владении римско-католического духовенства, ведут свою историю по-видимому с ХIII в., и есть предположения, что они могут и до сих пор скрывать тленные останки не только холмских епископов, но также русских князей — Данилы и некоторых его потомков.

Пока княжий собор не был совсем разрушен, его историю попробовал описать Яков Суша (1610—1687), ректор василианской школы в Холме (впоследствии холмский епископ), и написал на польском языке, насыщенном присущими этой эпохе латинскими макаронизмами, произведение которое еще при его жизни выдержало три издания (Замостье 1646, 1684; Львов 1653). В это время древняя история Холма, который из роли столицы Галицко-Волынского государства деградировал до ранга уездного городка, а вместе с тем и история Пречистенского собора и его чудотворной иконы Богородицы были уже его жителями забыты. Не имея понятия о существовании «Галицко-Волынской летописи», Я. Суша был вынужден опираться на устные предания, памятники материальной культуры, наконец на собственные догадки. Из-за этого связал он начала холмского Пречистенского собора с личностью Крестителя Руси Владимира Великого — именно такая традиция была записана в пергаментных книгах в Юриевской церкви волынского города Любомля, а в самом соборе «число на своде расписанном, года тысячного первого по-гречески написанное... от давности истлевшее, немалым было доказательством. [...] Ведь и стены старинные, как из олова вылитые, ничего иного а старину поведали». Также князю Владимиру, крещеному под именем Василия, Суша приписывал основание холмской церкви св. Василия.

Однако основным объектом описания ученого монаха была старинная икона Богородицы и чудеса, которые при ней происходили. Выяснению обстоятельств появления ее в Холме также послужила устная традиция, в которой говорилось, «что ее с дорогими сокровищами и духовными клейнотами (драгоценностями) из Константинополя от греческих царей, став христианином, якобы вывез в подарках посажных князь русский Владимир». Записал также Суша традицию старых людей о первом чуде Богородицы, которое должно было произойти во время осады Холма татарами в 1241 году: «Две девушки, княжны холмские, когда татарин под Холмску притянул гору, для спасения своего присягу при этом Св. Образе вечного девичества и монашеской жизни принеся и церковь покрыть черепицей обещав, Образ этот Чудотворный на валы как крепкий вынести приказали щит. Тогда враг, который должен был идти на Холм, невольно назад отходил. А гора Холмская казалась ему своей в облака уходила высотой». Оттуда поговорка вражеская и по сегодня среди людей по-русски славится этими словами: «Холм городок под небеса высок».

Короткое упоминание о Холмской иконе имеется и в произведении известного украинского проповедника XVII в. Иоаникия Галятовского «Небо Новое с новыми звиздами сотворенное, то есть Преблагословенная Дева Мария Богородица с чудом своим» (Львов, 1665). В разделе «Чуда Пресвятой Богородицы от Образов Еи» читаем: «Чудо двадцат осмое. Холм ест мисто знаменитое в земле Руской, названое от холму, то ест пригорку, же на холме, на пагорку высоком мает свое положенье. В том городе ест Образ Пречистой Девы Борогородицы, в котором образе знайдуются разы (следы ударов. — Ю.Г. ). Еден раз на левым раменю, тятый саблею татарскою, другий раз на правой руци, стрелой татарскою учиненный, но татарове за тое послепли и головы им завернулись».

Достопримечательностью религиозной культуры княжеской эпохи является также «Холмское евангелие» (апракос) конца ХIII в., церковнославянский текст которого имеет отчетливые черты украинской фонетики (сейчас хранится в Москве, в Библиотеке им. Ленина).

После смерти Данилы Холмом владели Шварно, потом Лев Данилович и его потомки. Когда в 1340 году умер последний из потомков короля Данилы — Юрий II, вспыхнула многолетняя борьба за земли Галицко- Волынского государства между Великим княжеством Литовским, Польшей и Венгрией, вследствие чего значительно потерпел и Холм, который окончательно перешел в 1387 году во владение Короны Польской и получил статус центра Холмской земли в составе Русского воеводства. Об его величественном прошлом напоминал только уцелевший в лихолетье собор Богородицы с монастырем, в котором в дальнейшем имели резиденцию православные епископы (в конце XVI в. на Холмщине насчитывалось около 160 приходских церквей). Сам город, хотя в 1392 г. получил магдебургское городское право и считался торговым центром, не был большим. В 1564 г. было здесь всего 250 домов, из них 100 в самом городе, окруженном деревянным забором, а остальные в предместьях.

Хотя в городах Холмщины поселилось к тому времени много поляков и евреев, все-таки сохраняли они преимущественно украинский характер. В Холме на упомянутых 100 домов в центре более 30 принадлежало украинцам, а в предместьях жили почти одни украинцы. Такие города, как Городло и Грубешов, имели почти полностью украинское население, которое преобладало также в Тишивцах, а в Красноставе составляло около трети мещанства. Полностью русский характер имели сельские местности.

Итак, хотя в прошлое ушла русская государственность, Холмщина и впредь продолжала жить на культурных и религиозных началах, заложенных здесь князем и королем Данилой, которого принято называть Галицким, хотя не меньше оснований именовать его и Холмским: ведь это он забужанскую периферию Волынь поднял до ранга важного региона, в котором и до сих пор звенит голос украинской старины.

Юрий ГАВРИЛЮК, главный редактор Украинского журнала Подляшья «Над Бугом и Нарвой», историк, член Национального союза писателей Украины г. Бильск, Подляшье (Польша)
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments