Бедный человек не тот, у которого нет ни гроша в кармане, а тот, в которого нет мечты
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

«Италию мы сделали, очередь — за итальянцами»

Украина — Европа: интеллектуальные перекрестки
28 июля, 2007 - 00:00
ДЖУЗЕППЕ ГАРИБАЛЬДИ ВО ВРЕМЯ ЗНАМЕНИТОГО ПОХОДА. 1860 Г. / ГРАФ КАВУР. ПОРТРЕТ 1860 ГОДА

Очевидно, многие из нас пережили интересные моменты, когда открывали для себя мир диаспорной литературы, в частности, политологической. Оказалось, что очень часто мы смотрели на мир не просто чужими глазами, а глазами, мягко говоря, неправдивыми. Например, запавшее в студенческую память выражение: «Ничто человеческое мне не чуждо» принадлежит не К. Марксу, как в том убеждали вузовские преподаватели, а древнеримскому философу Теренцию. Дальше еще лучше: автор коммунистического учения тоже не был плагиатором. Слова выдающегося философа пришли К. Марксу на память тогда, когда его дочери составляли шутливую анкету, и он просто назвал Теренция.

Все это вспоминается, когда, листая достаточно сенсационную (хотя и не без дискуссионных утверждений) книжку бывшего нашего президента «Украина — не Россия» (нынче он выдал еще одну, не менее сенсационную — потому что, оказывается, пророчески предусматривал все, что сейчас переживаем), встречаешь «родное» крылатое выражение, вынесенное в заголовок предлагаемой публикации.

Меткие слова итальянского политика Камилло Кавура (а не Дж. Гарибальди, как утверждает кое-кто), как оказалось, понравились и многим отечественным журналистам, и политикам, которые, прочитав их впервые в «Голосе Украины» (встретилось это действительно емкое и точное изречение в интересном политологическом исследовании профессора Левка Ребета «Теория нации» (изд-во «Сучасна Україна». Мюнхен, 1955), начали часто повторять их.

Какой вывод напрашивается?

Умное слово — неистребимо.

Но это совсем не мешает помнить и его автора.

Ведь каждое время фиксирует свои СЛОВА. Президент Л. Кравчук вошел в историю с изречением: «Имеем то, что имеем» (кстати, эти слова впервые слетели с уст одного из героев популярного некогда телесериала «Адъютант его превосходительства»). Президент Л. Кучма, возможно, увековечится уже упомянутым «Украина — не Россия»...

И последнее: хотя в нашей публикации речь идет об Италии, думаем в первую очередь об Украине.

МАРК ТВЕН: «ИТАЛИЯ ДОСТИГЛА СВОЕГО ЗАВЕТНОГО ЖЕЛАНИЯ — СТАЛА НЕЗАВИСИМОЙ. НО, ДОСТИГШИ НЕЗАВИСИМОСТИ, ОНА ВЫИГРАЛА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛОТЕРЕЕ СЛОНА, КОТОРОГО ЕЙ НИЧЕМ КОРМИТЬ»

Не будем доискиваться, что именно имел в виду выдающийся американский писатель, отзываясь так об Италии и итальянцах (понятно же, что под словом «кормить» сатирик не имел в виду пищу, изречение носит образный характер). Будем считать, что под слоном М. Твен имел в виду тот мешок проблем, который получает каждая страна, становясь на путь самостоятельного развития.

Все имеет свое начало.

Каждый из нас когда-то выходит на стезю собственной жизни, что в большинстве случаев сопровождается процессом преодоления проблем и трудностей.

Родина М. Твена, США, также когда-то были британской колонией, при помощи оружия выбороли свою Независимость и сегодня являются мировым — и экономическим, и политическим — лидером.

Следовательно, повторюсь, говорим об Италии, ее пути к независимости, о параллелях и совпадениях, неминуемых в борьбе за свободу. И, конечно же, о слоне, которого упоминал М. Твен.

Отметим сразу, что в советские времена у нас довольно много писали о действительно гениальном полководце Джузеппе Гарибальди, меньше о революционере (или террористе, подпольщике, заговорщике?) Джузеппе Мадзини и почти не вспоминали о Камилло Кавуре — одной из центральных фигур итальянской истории.

А именно он был и генератором государственно-созидательных идей, и финансовым источником для их воплощения в жизнь.

Как говорят, каждому герою его времена: вчера лидерами были экстремалы-революционеры, сегодня — умеренные либералы. Одни хотели осчастливить мир против его воли, другие — сторонники «золотой середины» (и в политике, и в экономике) — стремились действовать постепенно, но результативно.

Национально-освободительное движение в Италии началось, понятно, не с появлением на исторической арене Камилло Кавура. Почти столетие за свободу своей родины боролись известные нам карбонарии и подпольщики «Молодой Италии».

Думаю, читателям нетрудно найти исторические параллели и тем и другим в отечественной истории: диссиденты, РУХ, а еще ранее антисоветские подпольные партии и группы и тому подобное. Но как не было масштабных успехов в деятельности «Молодой Италии», так, к сожалению, при всем уважении к ним и их борьбе, искренние (потому что немало же было и примитивных конъюнктурщиков) оппоненты большевистской или коммунистической Москвы так и сходят или уже и сошли с исторической арены не со щитом, а на щите, т.е., не выполнив своей миссии. Хотя их камни в фундаменте украинской Независимости самые крепкие.

Их политические потомки не способны создать современную мощную политическую силу (или хотя бы объединиться и действовать сообща). Когда-то на дороге их «отцов» стояли коммунисты, а кто теперь сковывает мускулы молодых политических «гераклов» Украины?

Из-за своей оторванности от народа и отсутствия взаимопонимания и компромиссов между лидерами и карбонарии, и молодоитальянцы своей цели — независимости объединенной Италии — не достигли. Хотя без их участия этого добиться было также невозможно. У Джузеппе Мадзини, кстати, было интересное для нас определение нации — «сообщество граждан, говорящих на одном языке». Это относительно наших ожесточенных дискуссий о двуязычии и тому подобном. Потому что, возможно, первым государственным деятелем Италии был еще предвестник золотой поры в истории человечества — эпохи Возрождения — Данте Алигьери, который предпринял первый мощный шаг к будущей независимой Италии, написав в 1304—1307 годах трактат «О национальном языке». Кстати, на латыни.

Потому что:

— народ осознает те мысли, которые ему ясно изложены;

— язык для народа — условие интеллектуальной состоятельности;

— невозможна никакая общая цивилизация, если язык не установит единство национальной мысли, не принимая во внимание разделенность территории и наличие «маленьких родин».

Данте направил итальянскую мысль к свету нового времени.

У нас эту работу сделал Тарас Шевченко. Проходят годы, века, а каждая строка «Кобзаря» становится все актуальнее и понятнее...

Существующая прямая линия от Данте Алигьери к представителю «состоятельных верхних десяти тысяч» графу Камилло Кавуру, учредившему в 1847 году в Турине газету «Рисорджименто» («Возрождение»), вокруг которой сплотились сторонники объединения и провозглашения независимой Италии (в начале ХIХ века Италия представляла собой ряд самостоятельных образований: Папская область, Тоскана, Сардиния, Ломбардия, Венеция, Королевство обеих Сицилий, Модена, Парма и Лука).

Пик борьбы за самостоятельную Италию совпал с «Весной народов» — европейской революцией 1848 года. На ее волнах в Венеции и Риме были провозглашены независимые республики. Сицилия и Неаполь восстали против монарха Фердинанда II. Вспыхнула война против Австрии, которая в основном владела итальянскими землями.

Но Дж. Мадзини провозгласил лозунг: «Италия управится сама», и австрийский генерал Радецкий легко победил антиавстрийцев. Революционный полководец Джузеппе Гарибальди оказался в Южной Америке.

Зато продолжался кропотливый труд умеренного, но упрямого Камилло Кавура, который возглавил правительство Пьемонта — интеллектуального и финансового ядра Сардинии (север Италии). Ради независимого будущего своей родины (премьер-министр видел, что без зарубежной поддержки Италия не в состоянии отвоевать свою самостоятельность) К. Кавур послал сардинские войска на Крымскую войну (1853—1856), где они проявили героизм и мужество и таким образом стали надежным союзником Франции. Растроганный Наполеон III спросил: «Что я могу сделать для Италии?». (Знакомые слова: «Проснулся и подумай: что ты сделаешь сегодня для Украины?») И с украинскими войсками, задействованными, в частности, в миротворческих операциях под контролем мирового сообщества, прозрачная параллель...

Франция обязалась поддерживать Сардинию в войне против Австрии (хотя за свою «бескорыстную» поддержку забрала себе Савойю и Ниццу).

Дж.Гарибальди (между прочим, родился именно в Ницце, которую К. Кавур был вынужден отдать Франции), который возвратился на родину, повел краснорубашечников на Сицилию и Неаполь. Плебисциты в Парме, Модене, Тоскане высказались за единую Италию.

И в конце концов в 1861 году всеитальянский парламент в Турине провозгласил Италию королевством.

«Отец» итальянской Независимости Камилло Кавур именно в этом 1861 году внезапно умер. Дж.Гарибальди, которого он приручил при помощи больших денег и действиями которого полностью руководил, закончил жизнь на острове. Дж. Мадзини — пылкий сторонник итальянской республики, как и раньше, боролся за Италию за ее границами...

СТОРОННИКИ БЫЛИ ЗА СОЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВА ПРИ ПОДДЕРЖКЕ «НИЗОВ», А КАВУР СОЗДАЛ ЕГО ПРИ СОДЕЙСТВИИ «ВЕРХОВ»

Собственно, эта кавуровская строка: «Италию мы создали, очередь — за итальянцами» (вторую часть можно читать иначе: «... будем создавать итальянцев») — целая программа: и государственная, и политическая, и культурно-просветительская.

Очевидно, это и имел в виду Марк Твен, когда говорил о слоне, которого после получения независимости Италии нужно кормить.

Иными словами: есть идея, но путь к ее реализации не устелен цветами. Нужно работать (труд, труд — излюбленные слова другого нашего гениального лидера Ивана Франко), и цель будет достигнута.

Закон всесильной логики.

Примеров из истории — море.

В Италии были прогрессивная и развитая экономически Сардиния с Пьемонтом (север) и была отсталая Сицилия со средневековыми традициями (юг). Следовательно, нужен был общий и единый внутренний рынок — основа мощной национальной экономики.

США получили независимость от Британии в 1783 году. В 1823 году президент Дж. Монро провозгласил политический лозунг: «Америка — для американцев!», подразумевая под Америкой США. Тормозом для развития нового государства было рабство, господствовавшее на юге. Противостояние привело к отделению 11 южных штатов, которые образовали Конфедерацию. Вспыхнула гражданская война (1861—1865 гг.). Прогрессивный север победил.

Тяжелым оказался твеновский слон для Америки, но, управившись с ним, государство Штатов сформировалось как страна американцев в политическом понимании (англосаксы, немцы, итальянцы, французы, индийцы, мексиканцы и прочие, сохранив свою этническую суть, признали себя гражданами США).

«Создавать итальянцев» также значит создавать политическую нацию (у нас одним из первых эту доктрину сформулировал Вячеслав Липинский — поляк по этническому происхождению и украинец по мировоззрению). Этнографичность слобожанца или донбассовца, галичанина или закарпатца, крымчанина или полещука, подолянина или волыняка сегодня должна уступить место политической украинскости. Общие ценности, на которых возникла и утверждается Украина, дадут свободу и каждому гражданину, и всему народу. Более того, они будут содействовать осознанию социальной и политической ответственности лидеров за свою родину, вымыванию из их сознания эгоизма и сервилистичных настроений.

Италия как объединенное и независимое государство приближается к своему полуторавековому юбилею, но и сегодня жива проблема «северных территорий», которые экономически мощнее юга, той же Сицилии. На итальянском севере возникла идея образовать государство Паданию... А что, нет подобных проблем в Канаде, Великобритании, России, бывшей Югославии или вообще в «старой Европе»?

Следовательно, слова Камилло Кавура о создании итальянцев не утратили актуальности. Процесс продолжается. Как сама жизнь...

А теперь откроем биографию того, кто не побоялся стать на прю с твеновским слоном.

Граф Камилло Кавур родился 10 августа 1810 года в Турине (безвременно скончался там же 6 июня 1861 года). Лидер либерального течения итальянского Рисорджименто (Возрождение — национально-освободительное движение итальянцев за ликвидацию государственной раздробленности, иностранного (австрийского) господства и создание в 1870 году единого национального итальянского государства). Во время революции 1848— 1849 годов стал депутатом парламента в Турине, в 1850—1852 — занимал пост министра земледелия и торговли, в 1851—1852 — также министра финансов. В 1852—1861 — премьер-министр Сардинского королевства. Провел либеральные и антиклерикальные реформы. Стремился объединить Италию вокруг Сардинского королевства (под эгидой Савойской династии) путем династических и дипломатических соглашений. В объединенном Итальянском королевстве — глава правительства. К. Кавур успел объединить с Сардинией несколько мелких королевств, стремился освободить из- под власти Австрии Ломбардию и Венецию.

Происходил Камилло Кавур из одной из самых богатых и влиятельных семей Пьемонта (самая могущественная часть Сардинии). Крестным отцом его был герцог Камилло Боргезе (в его честь юноша получил имя), а крестной матерью — жена герцога Полина Бонапарт (сестра Наполеона Бонапарта!).

В 1826 году К. Кавур закончил Туринскую военную академию, служил в армии. Словом, начинал свою жизнь богатый аристократ, как и многие его ровесники, не чуждаясь земных радостей. Но потом в его жизни произошел резкий поворот. Биографы пишут об увлечении молодого человека новой наукой — политической экономией. В 1831 году лейтенант К. Кавур вышел в отставку и посвятил себя изучению различных наук и практической проверке их постулатов на практике.

В 1835 году будущий политик путешествовал. Среди его новых знакомых известные европейские деятели: Ф. Гизо, А. Тьер, английские экономисты-либералы. На родину К. Кавур возвращается преданным сторонником либерализма («золотой середины») и убежденным патриотом объединенной независимой Италии.

Позже он скажет: «Мы, итальянцы, однажды уже владели миром и можем это повторить». Звезда былого величия Римской империи светила Камилло Кавуру в течение всей его жизни.

За короткий срок землевладелец и богатый потомок реформирует свое хозяйство, создает фабрики химических удобрений, открывает банки и учреждает все новые предприятия (параллель с «отцами» украинского капитала более, чем прозрачная).

Камилло Кавур хорошо понимал, что идеи дозревают на почве, щедро увлажненной финансовыми вливаниями. К тому же, идеи нужно донести до народа в понятной ему форме.

Так возникает газета «Рисорджименто» — рупор либералов всего Апеннинского полуострова.

Крепко став на ноги, К. Кавур вместе с отныне многочисленными сторонниками требует от короля введения конституции, что и происходит. К. Кавур становится депутатом...

«Я не жажду, как вы знаете, власти ради власти, — убеждал К. Кавур итальянцев, — я жажду ее ради своей родины».

Слабость и разобщенность национально-патриотических сил убеждает К. Кавура, что объединить Италию и завоевать ее независимость можно только «сверху» и к тому же, имея влиятельную поддержку из-за границы. Наполеон III (не забывайте, что крестная мать К. Кавура носила фамилию Бонапарт) становится надежным союзником К. Кавура. Премьер-министр, имея европейское мировоззрение — демократическое по сути, ясно видел, что итальянское общество не готово воспринимать республиканские идеи (из-за низкого общеобразовательного и организационно- политического уровня) и провозглашает идею объединения на основе монархического принципа. Он расходится с Дж. Мадзини, который фанатично желал социальной революции, и подчиняет своему полному влиянию популярного в народе Дж. Гарибальди (при помощи всесильных денег). Таким образом поход краснорубашечников (солдаты Дж. Гарибальди, как и сам полководец, носили рубашки красного цвета) сначала на Сицилию, потом на Неаполь происходил под лозунгом «Италия и король Виктор Эммануил». Более того — Камилло Кавур организовал историческую встречу Дж. Гарибальди с королем... И все ради блага Родины, потому что гражданская война могла бы уничтожить все достижения и планы К. Кавура. Для него не существовало неприемлемых средств борьбы, целью которой была независимая и объединенная Италия.

В феврале 1861 года в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а 14 марта Виктор Эммануил был провозглашен королем Италии. Новое суверенное государство сразу признала Великобритания, которая хотела затормозить влияние Франции на новую европейскую страну. Потом признала Италию Швейцария. 13 апреля это сделали США, а потом скандинавские и латиноамериканские государства.

К. Кавур был убежден, что столицей государства должен быть Рим. С этими мыслями он скоропостижно умер 6 июня, а 15 июня 1861 года независимость Италии признала Франция.

Венеция была отвоевана во время Семинедельной войны 1866 года, а Рим — во время франко-прусской войны.

До 1870 года вся Италия была объединена в пределах нынешних границ. Рим стал столицей в 1871 году.

К СОЖАЛЕНИЮ, ИСТОРИЯ УЧИТ ТОМУ, ЧТО НИЧЕМУ НЕ УЧИТ

Следовательно, путь борьбы за свободу родины, который продемонстрировал Камилло Кавур, возможно, и был продиктован еще Николо Макиавелли: холодный цинизм, утонченное мастерство интриги, но, проявляя эти черты, Кавур был пылким патриотом Италии, психологом и логиком, богачом (по-сегодняшнему — олигархом), который стал таким ради блага родины, а не эгоистического сибаритства.

Кажется, мы в какой-то степени открыли вам, уважаемые читатели, портрет того, кто не боялся «создать» Италию, а потом и приступить к «созданию итальянцев».

И, наконец, последняя параллель.

У Италии в прошлом Римская империя, у нас — могущественная Русь Киевская; у них самоотверженный, вольнолюбивый народ, у нас — не менее патриотический, трудолюбивый, терпеливый и мужественный; у них Камилло Кавур и Джузеппе Гарибальди, у нас —...

А кто у нас?

Когда будет ответ?

Виталий АБЛИЦОВ, журналист
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments