Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Конституция, опередившая время

(о правовом акте Пилипа Орлика 1710 года)
14 сентября, 2007 - 19:13
ПИЛИП ОРЛИК

Существует мнение, что «золотая» эпоха Мазепы (украинский культурный ренессанс) была отмечена попытками синтезировать достижения восточной и западной культур, поскольку именно Украине-Руси суждено стать мостиком между ними. Одним из проявлений такого синтеза в политико-правовой сфере стала Конституция 1710 года — как форма этнополитического документа, который выпало воплотить Пилипу Орлику — ученику и продолжателю дел прославленного гетмана Ивана Мазепы.

Этот памятник политико-философской и правовой мысли был одобрен 5(16) апреля 1710 года на собрании казачества у местечка Тягина на правом берегу реки Днестр (турецкое название — Бендеры; ныне это территория Молдовы). Поэтому ее иногда называют Бендеровской конституцией. Полное же название акта — «Договор и Установление прав и вольностей Войска Запорожского и всего свободного народа Малороссийского между Ясновельможным гетманом Пилипом Орликом и между Генеральной старшиной, полковниками, а также названным Войском Запорожским, которые по давнему обычаю и по военным правилам одобрены обеими сторонами свободным голосованием, и скреплены ясным гетманом торжественной присягой». Однако чаще употребляется сокращенное название — Конституция Пилипа Орлика. Среди юридического сообщества этот документ известен в древнеукраинском и латинском языковых вариантах (сокращенное название акта на латинском языке — Pacta et Constitutiones legum libertatumque exercitus zaporoviensis).

Конституция Пилипа Орлика вызывает гордость за украинство — и в то же время горечь по поводу огромной интеллектуальной потери. Почти трехсотлетнее забвение, к которому приложили усилия представители «культурной прослойки» сначала российской, а потом большевистской империи сделали свое черное дело. Отдельные слабые усилия с целью реанимации этого документа в период эпизодического восстановления украинской государственности в 1917—1920 годах или «оттепели» периода «национального коммунизма» во второй половине 20-х годов ХХ века или в исследованиях украинцев диаспоры не дали нужного результата. После возрождения государственной независимости украинского народа в 1991 г. Конституция Пилипа Орлика приобрела статус памятника украинской философской и правовой мысли, но ее величие все еще остается недостаточно известным и мало оцененным основной массой, даже теми, кто представляет себя как «украинскую элиту». Хотя о Конституции Пилипа Орлика уже давно надо говорить не только как о памятнике украинской политико- правовой мысли, но и как о памятнике мировой политико-правовой и философской мысли, которую подарила цивилизованному миру украинская культурная элита.

Анализ документа доказывает, что основания для такого утверждения есть хотя бы потому, что в нормах этого правового акта уже содержались элементы теории естественного права, а главное — положения теории разделения власти в организации государственного управления по трем направлениям, которые функционируют самостоятельно, — законодательное, исполнительное, судебное.

Прежде, чем обосновать сказанное, стоит даже кратко сказать о личности Пилипа Орлика и о состоянии философской и правовой мысли той далекой поры. Родился Орлик 21(31) октября 1672 года в с. Косут ныне Ошмянского района Гродненской области государства Республика Беларусь, а умер 24 апреля (4 мая) 1742 в г. Яссы (сейчас — Румыния). Был он потомком литовско-белорусского рода (герб Новость). Образование получил в Киево-Могилянской коллегии. С 1692 года служил кафедральным писарем в канцелярии киевского митрополита, а с 1700 года — в Генеральной военной канцелярии канцеляристом, регентом (управляющим делами). С 1706 г. Пилип Орлик — генеральный писарь в правительстве гетмана Ивана Мазепы. Принимал участие в его тайной дипломатической деятельности. Гетманом Украины Орлика избрали 5 апреля 1710 года. Известно, что он владел многими языками; основные литературные и философские произведения писал на латыни.

Может возникнуть вопрос: являются ли те идеи, которые воплощены в нормах текста Конституции, идеями собственно Пилипа Орлика? Или может, они были позаимствованы у других философов и законодателей Западной Европы? Имею в виду такие два направления: теория естественного права и ее составная теория «естественных» (божьих) человеческих прав; а также теория «разделения власти» как принципа конструирования институтов государственного управления.

Что касается разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, то пальма первенства здесь давно отдана великому французскому мыслителю и юристу Монтескъе, который в своих философско-эпистолярных трудах остро критиковал порядки абсолютистской Франции. Если же посмотреть на исторические истоки теории Монтескъе, то они берут начало во взглядах левеллеров (англ. leveler — уравнители). Дж. Локк (1632—1704) развернул их: законодательная власть(парламент), исполнительная (король), федеральная (король). Власть короля была распространена на решение вопросов войны, мира, внешней политики. В такой конструкции король имел бы две из трех властных функций, а о судебной власти упоминания нет вообще.

Цивилизованный мир воспринял в качестве идеальной ту конфигурацию устройства государственной власти, которую приписывают Монтескъе, с делением на функционально автономные институты: парламент — правительство — суд. Но были ли взгляды Монтескъе вполне оригинальными? И здесь мы опять возвращаемся к Конституции, принятой в 1710 г. представительным собранием украинского казачества. Отдать преимущество Монтескъе нельзя уже по той простой причине, что он родился в 1689 г., т.е. в 1710 г. ему был двадцать один год и он только начал работать адвокатом после получения университетского юридического образования. Философские труды с изложением идеи разделения власти он начал печатать только впоследствии («Персидские письма» — 1721, «Размышления о причинах величия и падениях римлян» — 1734, «О духе закона…» — 1748). Следовательно, идеи Монтескъе отнюдь не могли обусловить взгляды Пилипа Орлика на организацию законодательной, исполнительной и судебной ветвей государственной власти. Можно допустить, что, наоборот, у Монтескъе была возможность ознакомиться с трудами и документами Пилиппа Орлика, написанными на латыни.

Великому же Вольтеру в 1710 г. было всего шестнадцать. Другие известные французские философы и просветители, а также «отцы» американской конституции еще в то время не родились. Объективно получается, что само появление идеи разделения власти могло быть связано именно с именем Пилипа Орлика; что же касается политико-нормативной ее реализации, то первенство здесь безусловно принадлежит украинскому гетману.

Когда же речь идет о реализации в нормах конституции идей, которые базируются на теории естественного права и его института прав человека в «естественном состоянии» (свобода, равенство, собственность), о чем обстоятельно речь идет в самых известных произведениях английского философа и правоведа Дж. Локка «Два трактата о государственном правлении» и «Опыт о человеческом разуме» (оба — 1690 г.), то можно допустить, что такие идеи могли быть позаимствованы Пилипом Орликом и соответствующим образом творчески усовершенствованы в период подготовки его произведений и указанного конституционного проекта. В этом смысле на Пилипа Орлика могли также произвести впечатление взгляды голландцев Г. Гроция и Б. Спинозы, немцев С. Пуфендорфа, Х. Томазия, Т. Лау.

Конституция Пилипа Орлика состоит из преамбулы и 16 статей. В тексте документа авторы называют Украинское государство Украиной, Малой Русью, Войском Запорожским. Государственное правление предложено сформировать таким способом. Законодательная власть предоставляется Генеральной Раде (парламенту), в которую входят генеральные старшины, гражданские полковники от городов, генеральные советники (делегаты от полков из людей рассудительных и заслуженных), полковые старшины, сотники и представители от Запорожской Сечи (ст. 6). Генеральной Раде положено было работать сессионно, трижды в год — в январе (на Рождество Христово), апреле (на Пасху) и октябре (на Покрову). На своих собраниях Генеральная Рада рассматривает вопросы о безопасности государства, общем благе, других общественных делах, заслушивает отчеты гетмана, вопросы о недоверии ему, по представлению гетмана выбирает генеральную старшину.

Таким образом, была заложена определенная форма постоянного парламентаризма, — хотя и с эпизодическими сессионными собраниями, в отличие от традиционных для Гетьманщины черных (общих военных) и совещательных старшинских радах. Такое образование преследовало цель контролировать деятельность исполнительной власти. Впервые было предусмотрено введение в законодательный орган выборных представителей от полков (административно-территориальных единиц) и Запорожской Сечи. Однако нормы их представительства в конституции не были установлены. Через процедуры выборности генеральной и другой старшины конституция частично унаследовала и нормировала обычную практику общего казацкого (народного) непосредственного парламентаризма Запорожской Сечи, введя парламентаризм представительный и обеспечив при этом независимое положение избранников от воли гетмана.

В период между сессионными собраниями Генеральной Рады ее полномочия исполнял гетман вместе с Радой генеральной старшины (ст. 6). Эти институты олицетворяли высшую исполнительную власть. Однако абсолютистские возможности гетмана и его властные полномочия были существенно сужены (статьи 6, 7, 8). Гетман был лишен права распоряжаться государственной казной и землями, проводить собственную кадровую политику, вести самостоятельную внешнюю политику, создавать администрацию, которая была бы подчинена лично ему, наказывать виновных. На период выполнения службы гетману для его важного положения предоставлялись ранговые имения с четко определенными доходами.

Как в документе, который устанавливает универсальные правовые основы функционирования государства и общества, в конституции впервые в истории фактически предусмотрено отделение полномочий судебной власти от других институтов государственной власти, ее независимость в заключениях во время принятия решений, а также обязательная для всех юрисдикция этих решений. Такой «переворот» произвела очень небольшая по объему статья 7 документа: «В случае, когда кто-либо из генеральных старшин, полковников, генеральных советников, известного общества или других военных должностных лиц, а также из нешляхетской прослойки народа совершил проступок, оскорбив гетманскую честь, или оказался виновным в совершении любого другого преступления, то сам ясновельможный гетман не имеет права наказывать такого виновника своей властью. Такое дело — уголовное или любое другое — должно быть передано для производства военному Генеральному суду. Каждый должен подчиниться беспристрастному (непредубежденному) решению суда, каким бы оно не было бы неприятным». Не исключено, что такая идея могла быть общим взглядом гетманов Ивана Мазепы и Пилипа Орлика, который постепенно формировался благодаря определенным ситуациям. Скажем, еще в 1692 году гетман И. Мазепа в письме к московским царям Ивану и Петру акцентировал внимание на ограничение функций царского правительства в вопросах деятельности власти в Украине, в частности, относительно юрисдикции над гетманом только Генерального суда Войска Запорожского, а не царских судов.

Конституция П. Орлика была, следовательно, не просто философским взглядом ученого-одиночки, а огромным нормативным шагом к введению в цивилизационное обращение теории разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную через юридический акт, принятый учредительным собранием представителей украинского казачества.

Важнейшим шагом этого акта были положения, поднимающие до конституционного уровня местное самоуправление. Нормы международного (магдебургского) права имплементировались в Конституционный акт страны. Стоит напомнить, что города тогдашней Украины, в отличие от Московии, уже несколько веков жили по магдебургскому праву. Ущемления этого права постепенно начались со времени присоединения Украины к Московскому государству и набирали стремительные обороты с усилением абсолютистской монархии царя Петра I. Поэтому конституционное обеспечение прав местного самоуправления для городов Украины можно рассматривать как реакцию на монархическую политику. В статье 13 акта отмечено: «Город-столица Киев и другие украинские города со своими магистратами (один из признаков магдебургского права. — В. Ш. ) пусть нерушимо хранят свои права и привилегии, которые им справедливо были предоставлены, об этом с уважением к этому акту постановляет учредительное собрание, после чего подтверждение их поручается гетманской власти». Отдельно выделены вопросы, связанные с Запорожской Сечью, что дает основания для вывода в отношении конституирования автономии Сечи в пределах Украинского государства.

Местная администрация должна быть представлена выборными гражданскими полковниками и полковой старшиной. Выборы полковника необходимо было согласовывать с гетманом, который должен утверждать новоизбранного полковника, но не мог влиять на ход самих выборов, — их проводил состав полка (ст. 8). Введение должностей гражданских полковников, применение в тексте акта термина «уезд» в замен термина «полк» в совокупности с другими положениями можно рассматривать как намерение авторов конституции создать рядом с военно- мобилизационным строем Войска Запорожского — гражданский территориальный строй Государства Украина и отделить военные должности от гражданских (ст. 10). Положение о том, что полковых подскарбиев (полковых старшин) должны выбирать два социальных сословия населения — казаки и «простой люд» (крестьяне и мещане), было значительным шагом к введению общего избирательного права (пока что исключительно для мужчин).

Поражает то, что на этапе позднего феодализма и раннего капитализма в Конституции Пилипа Орлика уже определялись социальные подходы к жизненным проблемам определенных прослоек украинского населения (статьи 9—12, 14-16), в частности, запрещение излишней эксплуатации крестьян и другого трудового населения. Выписаны они, кстати, необычным способом, если учитывать современную методику написания (подготовки) нормативно-правовых документов, которые касаются человеческих прав. В положениях конституции нет декларирования прав человека, а на соответствующие должностные лица возложены определенные обязательства по реализации прав соответствующих групп населения. Полковому старшине было прописано добросовестно заботится о казне, следить за мельницами и доходами и использовать их на общественные потребности, а не по собственной выгоде. Сам же гетман не должен был иметь права посягать ни на военное имущество, ни на поступления в военную казну, обращая их в свою пользу. Он должен был довольствоваться собственными доходами, предусмотренными для гетманского лица и булавы (ст. 9). На гетмана возлагалось обязательство неусыпно следить и особо стараться, чтобы простые казаки и крестьяне излишне не ущемлялись, не совершать опустошительных поборов и вымогательств; военным и гражданским должностным лицам запрещалось привлекать к панщине и другим частным работам казаков и простых людей, если они не являются их слугами. Не разрешалось также привлекать без оплаты ремесленников к выполнению панам-чиновникам домашних работ, а казаков освобождать от службы для частных панских поручений (ст. 10).

Определенные привилегии были предоставлены тем социальным прослойкам, которые в этом нуждались, — преимущественно из «простого люда». От каких-либо повинностей и общественных работ освобождались семьи, из состава которых в военные походы отправлены казаки, или в этих семьях есть осиротелые дети вследствие гибели казака в походе (ст. 11). Отмечено много положений относительно освобождения трудового населения от налогов, выполнения повинностей за пользование угодьями или имениями Войска (государственное имущество) и других различных повинностей (почта, сопровождение, заступничество), аренды или ограничения объема налогов и повинностей (статьи 12, 14—16).

Необходимо отметить, что положение статей 9, 10, 12, 14—16 документа можно также рассматривать как антикоррупционные, направленные на установление справедливого и ответственного правления в стране.

Уделено внимание культурно- образовательным вопросом, в частности, украинская церковь должна высвободиться из подчинения Московскому патриарху и быть непосредственно под рукой Константинопольского патриарха (ст. 1).

Урегулирован вопрос относительно военного дела. Положение статьи 8 указывают на то, что ясновельможный гетман имеет статус главнокомандующего войск государства, а Генеральная старшина является, по современной терминологии, Генеральным штабом; гетман обязан решать все военные дела именно с нею, а не со своей дворовой прислугой.

Среди приоритетов внешней политики Украины названа необходимость протекции со стороны Швеции как гаранта независимости и территориальной целостности страны и побратимские отношения с Крымским государством (ст. 2).

Сквозной в конституции является идея государственной независимости малороссийского народа — с демократической формой правления и ограждением от посягательств со стороны Московского государства на собственно русские земли. Легитимацию идеи независимой Украины Пилип Орлик заложил еще в произведении «Hippоmenes sarmacki…» (1698 г.) и впоследствии вместе с гетманом Иваном Мазепой пытался воспользоваться возможностью реализовать ее на практике.

Досадным фактом истории является то, что Конституции Пилипа Орлика не повезло: все хорошо знают Конституцию США 1787 года и Франции 1791 года, и даже помнят Конституцию Польши 1791 года, поскольку эти документы были приняты представительной властью существующих государств и поддерживались авторитетом государственной власти. Даже разделы Польши в 1793 и 1795 годах, которые похоронили на 120 лет государственность польского народа, не сняли в жизни Европы «польский вопрос», как и упоминание о польской — первой в Европе — Конституции 1791 года. Конституция же Пилипа Орлика была принята представителями только части украинского казачества, правительством в изгнании, с которым никто из «сильных мира сего» не имел намерений серьезно контактировать. Европа в то время была напугана экспансией мощной Швеции более, чем усилением петровской Московии, которая тогда играла для Европы позитивную роль, поскольку создавала угрозу Османский империи. Кроме того, в Европе набирали обороты монархо-имперские тенденции. Установившиеся монархические дворы разрывали и поглощали малые и слабые страны (Венгрию, Ливонию, Италию, Польшу), поэтому они совсем не были заинтересованы в появлении новых государств, к тому же — с республиканско-демократической формой устройства и правления.

И все же, такая прихоть фортуны отнюдь не преуменьшает историческое значение Конституции Пилипа Орлика: этот памятник и до сих пор очень интересен и важен с точки зрения конституционных устремлений современной Украины.

Виктор ШИШКИН, судья Конституционного Суда Украины, кандидат юридических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments