Прошлое не исчезает. Героически пролитая кровь не исчезает. Она трансформируется в новую форму духовной энергии, порождает человека, который должен его опеть. Прошлое воскрешается и расцветает в гении.
Евгений Сверстюк, украинский писатель, доктор философии, президент Украинского пен-клуба

«Одна правда и один правый суд должны быть для всех народов»

Неизвестные страницы жизни первого декана первого в Европе электротехнического факультета Ивана Пулюя
2 марта, 2007 - 19:42
ИВАН ПУЛЮЙ

Общеизвестно, что творческие силы народа, который утратил государственность, неминуемо начинают работать на метрополию, а не на себя, и часто полностью ассимилируются народом-завоевателем. Поскольку не каждому человеку, особенно талантливому, импонирует относиться к людям «второго сорта» — к завоеваному народу, и он спешит, иногда бессознательно, сделать все возможное, чтобы быть «как все», иногда становясь при этом большим патриотом чужой отчизны, чем ее, этой отчизны, аборигены. Такие люди перенимают даже то презрение, с которым «сильная нация» смотрит на завоеванную. Но так бывает не всегда. Сегодня мы вспомним Ивана Пулюя, который, заняв незаурядное место в наивысшей научной иерархии Западной Европы, остался украинцем и всегда делал все возможное для того, чтобы поднять культуру и образование своего народа, помогал талантливым его представителям, хорошо понимал потребности своих земляков. Но чем более известным и уважаемым в Европе был этот человек, тем больше «забывали» его, память о нем на родине — «в Україні милій». Особенно в советские времена. Только в последние годы появился ряд газетных и журнальных статей о его научной деятельности; было также отмечено 150-летие со дня рождения Ивана Пулюя (1995), хотя праздновали юбилей в основном на его «малой родине» — Тернопольщине.

СТАНОВЛЕНИЕ

Иван Павлович Пулюй родился в 1845 году в городке Гримайлив в Галичине (Тернопольская область). Его родители были очень набожными людьми; Иван каждое воскресенье ходил в церковь и уже в пятилетнем возрасте знал наизусть всю службу Божию — имел феноменальную память. Когда ему исполнилось 6 лет, пошел в школу, где очень быстро научился читать и писать. Много читал, в том числе и произведения украинских писателей. Поэтому родители без колебаний отдали его в Тернопольскую гимназию, где проявился еще один талант Ивана из Гримайлива, а именно склонность к точным наукам, в частности к астрономии. Между Гримайливом и Тернополем — 40 километров, которые Иван часто преодолевал пешком. Гимназию он закончил в 19-летнем возрасте со знаком отличия. Родители настаивали на том, чтоб он продолжил образование, но духовное: верхом их амбиций было видеть своего образованного сына священником. И молодой Иван — с рекомендацией своего приходского священника — отправился (как свидетельствует легенда, пешком) в Вену — столицу Австро-Венгрии, в состав которой тогда входила современная Тернопольская область. За пять лет он прослушал в Венском университете полной курс богословия, а вскоре получил и диплом философского. Именно тогда он принял важное и окончательное решение — отказался от карьеры священника, такой желанной для его родителей, и начал заниматься наукой — решил стать ученым, а не священником. Этого ему родители никогда не простили.

Осенью 1875 года Иван выезжает в Страсбург, где поступает на философский факультет университета по специальности физика-электромеханика. Через два года он блестяще защитил диссертацию, а в 1877 году получил степень доктора философии Страсбургского университета по специальности физика; одновременно Пулюй был приглашен на должность государственного советника по электротехнике в Чехии и Моравии. С тех пор ученый всю свою жизнь сочетал теорию и практику.

Стоит обратить внимание еще на один факт — закончив обучение, Иван Пулюй намеревался стать преподавателем Киевского университета. Однако российская администрация не дала на это разрешения — как неблагонадежному. Интересно, что в список «неблагонадежных» Пулюй был занесен как автор научно-популярного труда «О «неподвижных» звездах и планетах», где речь шла, в частности, о том, что все космические процессы подчинены тем же законам, которые господствуют на Земле. Так что вышло так, что Пулюй всю свою жизнь работал на Западе, где считался блестящим специалистом.

В 1884 году Пулюй женился (венчание состоялось в греко-католической церкви св. Варвары) на Екатерине Студзитской. Известно, что она была преданной, красивой и любящей женой; она не только родила ему детей но и принимала определенное участие в электротехнических экспериментах мужа. В частности, она согласилась обрезать свои прекрасные волосы для изготовления волокон экспериментальных электроламп, над которыми работал ученый. А позже Пулюй просветит руку Екатерины так называемыми «рентгеновскими» лучами — это был первый в мире «рентгеновский» снимок.

НАУЧНАЯ КАРЬЕРА

Вскоре Пулюй становится приват-доцентом физико-математической кафедры Венского университета. В эпицентре его научных исследований — электричество, его законы, возможности и практическое использование. В 1881 году он побывал на Международной электротехнической выставке в Париже, где одна очень солидная фирма предложила ему возглавить фабричное производство дуговых ламп — тогда новых и перспективных приборов. Одновременно ученый работает техническим консультантом электротехнической фирмы «Ганц» и директором фабрики, которая выпускала электролампы его собственной конструкции. Но одновременно Иван Пулюй более тридцати лет (1884—1916) работал профессором Пражского политехнического института, где в 1902 году стал первым деканом первого в Европе электротехнического факультета.

В истории мировой науки профессор Пулюй занимает почетное место как выдающийся теоретик и экспериментатор в электротехнической отрасли, которым было сделано и запатентовано немало важных теоретических и практических изобретений, в частности в области строительства электростанций. Напомним, что это был ХIХ век, и во многих странах электрическая эра только начиналась. Он написал почти 50 научных трудов на украинском, немецком, английском языках, посвященных, в первую очередь, проблемам различных типов излучения. Труды Пулюя печатали солидные издания, такие как Британское физическое общество («Рhysical Memours») и другие. Все, за что брался Иван Пулюй, он делал талантливо, оригинально и часто был первопроходцем.

Перечислим некоторые (далеко не все) достижения Ивана Пулюя в области электротехники: он усовершенствовал изготовление надежных «нитей» для осветительных ламп, за что получил патент. Он первым систематически исследовал холодный свет, который сегодня называется неоновым, а тогда был отмечен как большое оригинальное достижение. Большое практическое значение имела и предложенная ученым конструкция телефонных станций и абонентских аппаратов, защищенных от сильных электрических полей. Еще одним изобретением Пулюя является переносная электрическая лампа, запатентованная в 1881 году, которая много лет использовалась в шахтах. Большими заслугами Ивана Пулюя являются создание первой в Европе электростанции в Праге, которая работала на переменном токе, а также запуск ряда электростанций на постоянном токе в Австро-Венгрии.

Пулюй был известен и уважаем в мире. Так, известная «Энциклопедия» Брокгауза и Эфрона напечатала о его исследовании еще в 1893 году. В 1910 году император Австро-Венгрии Франц- Иосиф пожаловал Пулюю титул придворного советника, а в 1916 году наградил его орденом «Рыцарский Крест». Очень ценил деятельность ученого Иван Франко, который в «Очерке истории украинской литературы до 1890 г.» характеризует Ивана Пулюя как знаменитого электротехника и выдающегося писателя, известного и талантливого полемиста, в частности, в таком деликатном деле как использование народного языка в церковных книгах». Все, кто работал с Пулюем или учился у него, отмечали его скромность, а также еще одну черту характера — он никогда не зависел от «на почета и наград».

«РЕНТГЕНОВСКОЕ» ИЗЛУЧЕНИЕ

Тот факт, что рентгеновское излучение открыл немецкий физик Вильгельм Рентген, стал сегодня не только аксиомой, но и тавтологией. Однако в мире есть немало физиков, которые убеждены в ином — в том, что именно Иван Пулюй не только последовательно изучал это излучение, но и сделал первые в истории человечества высококачественные фотографии с помощью этих лучей, которые позже получили название рентгеновских. И сделал это значительно раньше Рентгена. К тому же Пулюй написал немало статей, посвященных излучению, тогда как Рентген фактически не имел предварительных публикаций по этой проблеме, а новый вид лучей обнаружил случайно, ничего не зная об их свойствах. Однако именно он, Рентген, а не Иван Пулюй, первым написал в научный журнал о своем изобретении. Это была статья «О новом роде лучей» с подзаголовком «предуведомление». Известно также, что Иван Пулюй делился своими результатами и мыслями с Рентгеном. Но несмотря на это, немецкий ученый не упомянул имени Пулюя в своей статье (как это принято в научной среде). Так что в 1901 году Рентген получил первую среди физиков премию Нобеля и навеки стал «отцом рентгеновского излучения». Хотя факты свидетельствуют об ином — Пулюй лишился этой чести исключительно из-за чрезмерной старательности в исследованиях, из-за желания снова и снова проверить полученные результаты перед тем как предать их огласке. Очень и очень жаль!

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЛА

Хотя всю свою взрослую жизнь Пулюй жил и работал за границей, он не терял связей с родиной и делал все, что мог, для помощи своим землякам. Еще учась в гимназии, Иван Пулюй основывает молодежный кружок для изучения и популяризации украинской истории и литературы и для подъема национального сознания народа. Будучи студентом Венского университета, он разрабатывает на украинском языке учебник геометрии, а после известного Эмского указа 1876 года публикует за границей статьи в защиту украинского языка. В 1867 году Иван Пулюй организовал в Вене культурно-пропагандистское общество «Січ», студенческое землячество «Українська громада» и др. Он постоянно читал студентам-украинцам лекции по разным предметам. При поддержке Пулюя был создан фонд помощи малоимущим студентам, который пополняли австрийские ученые. Интересно, что этот фонд просуществовал до 1939 года — его ликвидировали немцы. Живя за границей, Пулюй вместе с галичанами боролся за создание во Львове украинского университета. А последней публикацией Ивана Пулюя была книга на немецком языке «Украина и ее международное политическое значение» (1915). Так что не удивительно, что имя ученого в Советском Союзе замалчивалось, а после 1939 года оказалось под запретом. Поэтому исследованием и изучением наследия ученого занимались только за пределами УССР.

БИБЛИЯ

Иван Пулюй непосредственно причастен еще к одному очень важному общенациональному делу — к украинскому переводу Библии. Как известно, это великое дело начал и много десятилетий занимался им украинский деятель Пантелеймон Кулиш (1819—1897) — писатель, историк, этнограф, критик, переводчик, который верил, что «Библия, Гомер и Шекспир» являются тремя основными столпами мировой, а значит, — и украинской, культуры. Сначала он переводил Библию с церковно-славянского, но позже выяснилось, что Священное Писание обязательно нужно переводить с древних языков. Так что Кулиш взялся за древнееврейский язык, изучил его и вновь начал работать над переводом.

И так случилось, что, находясь в Вене, Кулиш познакомился с Иваном Пулюем, который не только имел высшее религиозное образование, но и в совершенстве владел 15 языками (как новыми, так и старыми). Не удивительно, что Кулиш предложил, а Пулюй согласился работать над украинской Библией вместе. Позже Иван Пулюй написал в воспоминаниях: «Разделили мы роботу между собой так, что я переводил с греческого, заботясь больше о деталях, чем о красоте слова. Потом мы сравнивали этот перевод с церковнославянским, русским, польским, сербским, немецким, латинским, английским и французским. Убедившись таким образом в верности нашего перевода, я осмелился покинуть на какое-то время мои университетские науки и все заработки и все время отдать для общего труда — украинского перевода Библии».

Творческое сотрудничество двух благородных людей продолжалось более двадцати лет. Позже к работе над переводом Библии приобщился и писатель Нечуй-Левицкий. Жена Кулиша писала Пулюю: «Тяжко было бы подумать, что мой муж бился 50 лет и след его исчез бы без Вашей помощи большой!» В конце концов, перевод был закончен. Стараниями Пулюя британское «Библейское Общество» подписало контракт, в котором отмечалось, что «Общество» навечно купило переводы Библии Кулиша и позволяет их печатать. Печать продолжалась несколько лет (до 1904 года), и выхода последних книг Пантелеймон Кулиш не дождался. (Интересно еще отметить, что во время первой мировой войны ученый призывал правительство Японии разрешать украинским пленным пользоваться только что изданным тогда украинским Псалтырем, против чего протестировало царское правительство.)

В связи с этой эпохальной библейской историей хотелось бы обратить внимание читателя на два обстоятельства, которые ярко характеризуют как Кулиша, так и Пулюя. Во-первых, напомним, что Пантелеймон Кулиш был православным, а Иван Пулюй — греко-католиком. В те времена (к большому сожалению, часто и в наши) отношения между «схизматиками» (православными) и «униатами» оставались воинственно-враждебными, и о каких-то близких связях редко шла речь. И вот они по-дружески, с уважением друг к другу, в течение многих лет вместе переводят Библию. Но не только это. Кулиш умер почти нищим (все его имущество сгорело, а деньги давно были израсходованы на переводы), оставив жену Александру Михайловну без каких-либо источников существования. И кто, вы думаете, ей помог? Конечно же, Иван Пулюй — он поддерживал Анну Барвинок (литературный псевдоним) до самой ее смерти.

Приводим отрывок из статьи Ивана Пулюя, где он отстаивает право украинцев Российской империи иметь Библию на своем родном языке. (Документ подаем на украинском языке Австро- Венгерской империи).

«В обороні українського слова» (1904)

«До Головного Управленія по ділам печаті в Петербургу!

Переклади св. Письма дозволені в Російській імперії на більше як 36 мовах. Вільно там навіть Монголам, Туркам, Татарам читати і проповідати слово Боже на своїй мові; вільно й Полякам і таким слов’янським народам, як Серби, Болгари та Чехи, що розсіяні по всій Імперії і становлять тільки малесенький процент російського населення. Не вільно тільки 25-мільйонному русько-українському народові, хоч він з московським ще й одновірний. Минуло вже 21 рік з часу того, як моє прошеніє шановному Управлєнію по ділам печаті щодо дозволу на Україні русько-українського перекладу Нового Завіту, було признане «не подлежащим удовлетворению».

...Русько-український нарід нічим не провинив перед царями і російською державою, та не тільки що нічим не завинив, сини його клали голови свої за царів і проливали кров неповинну. Бо хиба-ж мало прислужив ся руський нарід до потуги і слави Росії? За що-ж така тяжка кривда і кара на нього — той царський декрет 18-го травня 1876 року, котрим спинено і затамовано всенародну просвіту і культурне життя на землі руській, а задекретоване рабство духовне і тілесне?

Однак, одна правда й один тільки правий суд повинні бути для всіх народів Російської Імперії, як для народу московського, для Монголів і Татар, так і для Русинів-Українців ...Нехай же настане ясний день, освітлений та огрітий сонцем правди і любові до ближнього. Нехай не гине нарід український рабом в темряві духовній; має ж і він право до культурного життя!

Тому представлю шановному Управлению по ділам печати сим разом вже цілий русько-український переклад св. Письма Старого і Нового Завіту, виданий «Британським і закордонним Біблійним товариством» у Відні. Очікуючи, що у сучасних верховодів Росії буде розуміння великого діла, прошу дозволу, щоб можна було розширювати те видання Біблії на Україні.

Предкладаю се прохання в надії, що після двадцяти років (з 1876) в Росії обставини і люди змінились. Надіюсь, що тепер це прошеніє — не моє тільки, але й мільйонів русько-українського народу — не буде даремне.

Се прошеніє роблю з власної волі, а не з ініціативи «Британського і закордонного Біблійного товариства», роблю його в імені мільйонів українського народу. Прага, 20-го січня 1904. Проф. д-р Пулюй.»

Умер Иван Пулюй — выдающийся ученый, общественно-культурный деятель Украины и прекрасный человек 31 января 1918 года в Праге, где и похоронен.

Клара ГУДЗИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ