Я - грузин, но, если нужно, я отдам жизнь за Украину.
Георгий Гонгадзе, украинский журналист

Планета прощается с папой Иоанном Павлом II

7 апреля, 2005 - 20:44

Сегодня в соборе Св. Петра происходит траурное событие — торжественные похороны первосвященника всемирной Католической церкви папы Иоанна Павла II — «епископа Рима, наместника Иисуса Христа, наследника князя Апостолов, верховного понтифика всемирной Церкви, патриарха Запада, примаса Италии, архиепископа и митрополита Римской провинции, монарха государства-города Ватикан, раба рабов Божьих». Однако большинство людей, прибывших сегодня в Рим со всех концов света, никогда, наверное, и не слышали все эти, накопленные почти двухтысячелетней историей Католической церкви, старинные величественные титулы. А для тех, кто хорошо знает эти церемониальные титулы, они трудно сочетаются с всем хорошо знакомым образом папы Иоанна Павла II — человечным, улыбающимся, с благожелательными и отнюдь не напыщенными манерами и очень современным человеком. Люди, работающие в Ватикане, хорошо знают, что папа Иоанн Павел II любил жизнь, природу, улыбки и сам словно излучал свет, чем — как истинный харизматический лидер — привлекал к себе людей. Его интеллигентность, ученость, склонность к интеллектуальному труду со временем создали такую же ауру вокруг всего католицизма, с которым сегодня многие связывают образованность священства, высокий уровень семинарий и университетов, епископов-полиглотов и др.

Трудно коротко перечислить основные вехи понтификата папы Иоанна Павла II. Тем более, что начинать нужно не с 1978 года, когда он стал понтификом, а с 1963 — со времени II Ватиканского собора, который заметно изменил лицо Католической церкви и в котором принимал весьма активное участие молодой архиепископ Краковский, будущий кардинал, будущий папа — Кароль Войтыла. Папой он стал 16 октября 1978 года, когда после 72 часов заседаний Конклава и семи туров голосования из трубы над Сикстинской капеллой поднялся белый дым. Папе было тогда 58 лет, он был в наилучшей форме — очень моложавый, энергичный, амбициозный, с головой, полной новых идей, склонный совершать изменения не только в церкви, но и в мире. Последующие годы показали, что он был способен на это.

Много написано и много говорится о тех «рекордах», которые «поставил» Иоанн Павел II — количество поездок в другие страны, количество людей, с которыми он общался, километры, которые налетал и наездил (кстати, предыдущие Римские папы, как правило, очень редко выбирались за границы Ватикана, а кое-кто из них не бывал даже в Риме). Но дело, собственно, не в арифметике или статистике. Самое главное то, что Иоанн Павел II заметно — и не только для ученых аналитиков — изменил мир, а это удается далеко не каждому правителю или политику даже очень крупного и влиятельного государства. И это без «знаменитых» сталинских «папских танков», без ядерного оружия, с военными «силами», состоящими из нескольких десятков декоративных швейцарских гвардейцев.

Папа влиял не только на Католическую церковь. Многие эксперты считают, что Иоанн Павел II сделал весомый вклад в дело падения коммунистической системы. Так, еще в 1979 году он публично осудил Ялтинские соглашения и раздел Европы. Но наиболее заметна его роль в освобождении из-под советского тоталитарного режима Польши: смелая поддержка «Солидарности», Леха Валенсы и своих земляков, которых он вдохновлял, объединял, призывал к сопротивлению своими знаменитыми библейскими «Не бойтесь!» и «Вставайте, пойдем!» В значительной степени благодаря Папе каждый польский костел стал тогда центром духовного сопротивления и солидарности поляков.

После 1991-го Иоанн Павел II активно содействовал восстановлению структур католической церкви в бывших советских республиках — Беларуси, России, Казахстане, Украине. Кардинал Гузар, предстоятель Украинской греко-католической церкви, считает, что этот папа сделал как никто много для восстановления и развития духовной жизни греко-католиков, хотя, к сожалению, не успел предоставить этой церкви статус патриархата. Между тем, украинцы всегда были желанными гостями в Ватикане; также автор этих строк имела счастливую, хотя и короткую возможность пообщаться с Папой и передать ему компакт-диски с электронными версиями газеты «День». А пропуском, «паролем» стало тогда для меня как раз то, что я приехала из Украины; состоявшийся небольшой разговор с Папой также касался Украины.

Вспомним еще раз те усилия папы Иоанна Павла II, которые были направлены на устранение вражды в отношениях между отдельными ветвями христианства и в целом между церквями. Вражды, которая разделила христианский мир на православных, католиков и протестантов различных направлений и привела в прошлые века к религиозным войнам, кровопролитию, всплеску ненависти, эхо которых слышно и сегодня, и даже — под сводами храмов. Иоанн Павел сделал то, чего не сделал до него ни один папа: он протянул руку не только своим «братьям во Христе», но и верующим других религий. Впервые в истории папства он побывал в мечети, выступил с проповедью в протестантской церкви, встречался с Далай-ламой. В 2000 году во время папского визита в Израиль он молился у Стены плача в Иерусалиме и оставил там, по иудейскому обычаю, записку, в которой просил у Бога прощения за долгие и жестокие гонения христианами народа, «среди которого Богу угодно было родить Сына».

С пальмовой ветвью мира Папа посетил также несколько православных стран. Не всегда и не везде он встречал гостеприимный прием. Так, в Киеве — по требованию некоторых православных — Иоанну Павлу II не позволили посетить древнюю Софию Киевскую (кстати, она была построена еще до раскола христианства на Восточное и Западное); в Сараево на пути Папы были найдены мины, а некоторые православные страны вообще отказались принять его дружеский визит. С другой стороны, далеко не все католики — как духовные, так и светские — разделяли смелые убеждения понтифика. Это, однако, Папу не останавливало. К тому же, начали появляться хорошие результаты. Так, в 2004 году состоялся официальный визит в Ватикан православного Вселенского патриарха Варфоломея I.

Иоанн Павел II был первым в истории папства, кто отказался от древней доктрины непогрешимости Католической церкви (православные церкви до сих пор твердо придерживаются этой доктрины). Нужно было иметь незаурядное мужество, чтобы публично, несмотря на сопротивление многих князей Католической церкви, произнести в храме «Mea culpa! Mea maxima culpa!» (Моя вина, моя великая вина!») — покаяние за грехи сынов церкви в предыдущие столетия. Речь шла, в частности, об инквизиции и ее смертных приговорах, о сжигании запрещенных книг, о преследовании ученых и научных теорий, о гонениях на иноверцев и др.

Не всегда и не все было хорошо в Католической церкви во время последнего понтификата. В частности, здесь соперничают два крыла — либеральное и консервативное, фундаменталистское. Либералы выступают за радикальные реформы — такие, как отмена обязательного для всего духовенства целибата, предоставление возможности женщинам быть духовными лицами и др. В этих, а также в некоторых других болезненных общественных вопросах Иоанн Павел II остался на консервативных позициях, за что его весьма критикуют, в частности англиканские теологи. Омрачил время понтификата Иоанна Павла II также недавний скандал, связанный с аморальными поступками многих американских священников-католиков. Но ведь Католическая церковь — это крупнейшая общественная институция мира, объединяющая более миллиарда грешных людей. Тут все может случиться.

Папа Иоанн Павел II, его личность, паломничества, его энциклики и книги, его беспрецедентные для священнослужителя взгляды и поступки — это была эпоха в истории современности. Поэтому неудивительно, что он всегда был в центре внимания СМИ. Подсчитано, что каждый год его длительного понтификата в мире выходило в среднем около 200 книг, посвященных этому необычному Папе. А болезни и смерти Папы СМИ уделили значительно больше внимания, чем выборам американского президента Буша. Но особый интерес был прикован к фигуре Иоанна Павла в первые годы его понтификата — до развала Советского Союза, когда он публично критиковал все виды тоталитаризма и особенно часто — коммунизм.

О значении, которое имел в новейшей истории мира Римский папа Иоанн Павел II, красноречиво свидетельствуют траурные мероприятия после его смерти. Наверное еще не было похорон, которые почтил бы едва ли не весь мир: 3 миллиона паломников в Рим, около 40 руководителей государств, правительство ЕС, Президент Украины, три американских президента (все трое — протестанты), представители многочисленных церквей различных вероисповеданий, в том числе митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Глава УГКЦ кардинал Гузар полетел в Рим прямо из больницы после сложной операции. А в далеком Санкт-Петербурге симфонический оркестр филармонии исполняет в память Папы «Реквием» Моцарта.

Еще один «папский» феномен: в различные европейские организации поступают многочисленные письма, в которых люди требуют посмертного чествования покойного. Так, польские евреи обратились к правительству Израиля с просьбой удостоить покойного Папу титула «Праведника народов мира»; индийские христиане требуют для него посмертную Нобелевскую премию; во многих городах и местечках срочно переименовывают улицы и площади — называют их именем Папы.

В течение нескольких последних десятилетий площадь в Ватикане превратилась во всемирный храм, сводом которого стало небо, алтарем — благородные контуры Собора апостола Петра, а первосвященником — хрупкий, улыбающийся, храбрый Римский папа, паству которого составляли не только католики, но и люди других вероисповеданий. Верующие здесь укреплялись в вере, неверующие завидовали верующим и сомневались в своем атеизме, а люди других религий невольно начинали думать о том, что, если Бог есть, — то он обязательно Один и для всех и что сидеть и враждовать в своих узкоконфессиональных рамках — великий грех перед Богом. Можно без преувеличения сказать, что экуменическая политика папы Иоанна Павла II, которую он так активно, так последовательно проводил до последнего вздоха своей жизни, — это путь к будущему религий всего мира, путь к действительному изменению человеческого общества к лучшему, к отношениям, которые не будут омрачены религиозными суевериями и ненавистью. Очевидно, именно это и было высоким предназначением «Папы с Востока», Папы-славянина.

Клара ГУДЗИК «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments