Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого - процентами с него.
Фома Аквинский, теолог, святой католической церкви

Расправа над украинской революцией

Судьба украинских социалистов-революционеров: крах иллюзии
3 июня, 2021 - 17:00
ВСЕВОЛОД ГОЛУБОВИЧ, БЫВШИЙ ГЛАВА ПРАВИТЕЛЬСТВА УНР, ГЛАВНЫЙ ФИГУРАНТ ПРОЦЕССА НАД УКРАИНСКИМИ ЭСЕРАМИ

Поражение национально-освободительной борьбы 1917—1921 гг. В Украине определила судьбу многих украинских политических и государственных деятелей. Большинство из них вынуждено было эмигрировать и на чужбине искать пути дальнейшей борьбы за национальную независимость. Другие — по разным причинам остались на родной земле, где им пришлось пройти нелегкий путь лишений и политических компромиссов, который так или иначе заканчивался одинаково — политическими репрессиями, лишением свободы и чаще всего — смертной казнью. Первыми этот путь суждено было пройти украинским социалистам-революционерам — представителям массовой в эпоху Украинской революции 1917—1921 гг. партии, объединившей цвет украинской социалистической молодежи, которая с присущим для начала ХХ в. увлечением социалистическими идеями К. Маркса и максималистским юношеским убеждением в неотвратимости победы мировой революции принялась строить в Украине социалистическую республику.

В то время, когда национальные лидеры в бесконечных межпартийных распрях искали наиболее оптимальную модель государственного устройства и пытались удовлетворить в первую очередь социальные потребности общества, российские лидеры вели жесткую борьбу за восстановление империи в старых дореволюционных границах. Они уверенно встали на путь политических репрессий, которые должны были обеспечить реализацию этой цели, и каждый, кто не укладывался в схему, которую они предлагали национальным политическим элитам, определялись как враги нового советского строя и новой власти — власти большевиков. Пытаясь обуздать национально-освободительные движения, и в первую очередь в Украине, которая в 1917 году стала катализатором распада Российской империи, коммунистическое руководство наряду с вооруженной борьбой готовит показательные судебные процессы над лидерами национальных правительств и партий. Настоящей показательной расправой стало заседание Верховного чрезвычайного революционного трибунала УССР в «Деле ЦК УПСР», который, по замыслу его организаторов, должен был дискредитировать одну из самых популярных среди украинского населения политических сил — Украинскую партию социалистов-революционеров (УПСР). Заседание состоялось 22-30 мая 1921 года в Киеве в помещении большого зала Пролетарского дома искусств (ныне — Национальная филармония Украины). Так что сейчас печальный столетний юбилей этого события.

«Ни одно дело в судебной практике нашей Советской Республики не имело такого большого значения и такого политического резонанса, как дело центрального комитета партии социалистов-революционеров», — отмечалось в преамбуле стенографического отчета «Дело членов ЦК УПСР» под редакцией Д.Мануильского и С.Дукельского . Но речь шла не только о политической деятельности партии украинских эсеров, а о расправе над гораздо более широким кругом участников освободительной борьбы, ведь на скамье подсудимых оказались представители не только УПСР, но и Украинской социал-демократической рабочей партии (УСДРП), Украинской партии социалистов-самостийников (УПСС) и просто чиновники УНР.

Долгое время в украинской исторической литературе это событие так и называлась «Дело ЦК УПСР», поскольку главными обвиняемыми выступали ведущие деятели этой политической силы (В. Голубович, Н. Петренко, И. Лизанивский, И. Часнык, Ю. Ярослав). Но на самом деле заседание революционного трибунала стало лишь заключительным актом следственного дела, которое продолжалось больше года и несколько раз переименовывалось. Сначала оно называлось «Дело ЦУПОК (Центрального украинского повстанческого комитета)», затем — «Дело правительств УНР» и только на завершающем этапе получило название, под которым громко прозвучало на всю Украину, — «Дело ЦК УПСР».

25 февраля 1920 года Украинская коммунистическая партия, созданная 20-25 января путем реорганизации из УСДРП (независимых), и ЦК УПСР достигли договоренности о создании советско-революционного блока. Целью этого объединения было создание независимой Украинской советской социалистической республики в этнографических границах путем «диктатуры трудовых масс», организованных в «советы крестьянских и рабочих депутатов». В начале февраля часть членов ЦК УПСР приняли резолюцию по текущему моменту, в которой делалось ударение «на положительном отношении к Советской власти, и негативном отношении к фронту польско-петлюровскому, а также и ко всяким восстаниям против Советской власти». К этой части ЦК Украинской партии социалистов-революционеров принадлежали Арк.Степаненко, И.Лизанивский, Н.Петренко, И.Часник. Они представляли т.н. центральное течение партии и фактически с ноября 1919 года активно проводили линию на сближение с большевиками. На основе резолюции от 7 февраля 1920 года представители КП (б) У обещали им легализацию и свободный доступ к работе в советских учреждениях. В частности, ЦК УПСР обратился через посредство к члену исполкома 3-го Интернационала Плятеку, который якобы привез из Москвы «официальный мандат от ЦК РКП вести переговоры и заключить договор с УПСР и УСДРП на основе признания самостоятельности Украинской республики при экономическом и военном союзе».

Один из организаторов сечевых стрельцов М. Курах в своих воспоминаниях приводит некоторые факты о совещании украинских эсеров (центрального течения), галицких политиков и левых социал-демократов, где обсуждался вопрос отношения к советской власти. Большинство участников совещания «высказывались за советскую форму правления (это была политическая мимикрия), но она на Украине должна иметь украинское содержание». Сама возможность такого обсуждения свидетельствует о наличии у украинских социалистов определенных иллюзий, что большевики позволят Украине «быть независимой советской республикой, а ее взаимоотношения с российской советской республикой должны быть налажены путем межгосударственных договоров, без принуждения и насилия».

Весна 1920 года оказалась действительно определяющей для большинства представителей УПСР и УСДРП. Некоторые из них были арестованы по приказу Директории. Их обвиняли в антиправительственных действиях, «большевизме». Основанием для этого стало то, что члены ЦК партии, находившиеся в Каменке, еще в феврале-марте 1920 года получили от Зарубежной делегации УПСР поручение завязать переговоры с советской властью на платформе ее признания. Это было уже не просто намерение, а откровенное указание членам своих партий переходить на службу к большевикам. Группа украинских эсеров во главе с А. Степаненко выразила намерение вернуться на территорию Украины, которая находилась под контролем советской власти, и работать на ее стороне. Уполномоченные ЦК УПСР начали переговоры с членом ЦК КП (б) У В. Затонским. Он обещал содействие в проведении Всеукраинской конференции УПСР и издании эсеровской литературы, что «делалось из тактических соображений». Предполагалось «широкое оповещение украинских кругов об отделении от петлюровщины такой партии, как В. [П]. С.Р.».

Однако в дальнейшем большевистская власть планировала арестовать всех участников конференции УПСР или по крайней мере выявить всех имеющихся членов партии. С этой целью в апреле 1920 года начинает формироваться «Дело ЦУПОК (Центрального украинского повстанческого комитета)», которое не было связано ни с одной реальной политической организацией и опиралось исключительно на показания большевистского агента Е. Валерианова — сотрудника газеты «Коммунист» Ефима Асниса, который действовал по приказу председателя губернской чрезвычайки В. Балицкого. Однако украинско-польское наступление на Киев затормозило это дело. Как известно, 6 мая 1920 года в Киев вступили польские и украинские республиканские военные части, но уже 12 июня столица Украины вновь была захвачена большевиками. А уже через месяц реанимированное дело «ЦУПОК» получило ускоренные обороты.

Новый импульс следствию придал арест в Кременчуге Особым отделом ВУЧК 14-й армии 18 человек за якобы причастность к повстанческой организации. Большинство арестованных — члены партий украинских эсеров и эсдеков, чиновники разных ведомств УНР, члены национальных образовательных и кооперативных учреждений. Все арестованные обвинялись в «петлюровской пропаганде» и принадлежности к «Национально-повстанческой организации». Через месяц в Полтаве были арестованы еще 17 человек за якобы причастность к антисоветскому повстанческому комитету. Большинство взятых под стражу — учителя, работники культуры, железнодорожники, журналисты. Примечательно, что именно за принадлежность к национальным образовательным или кооперативным институциям каждый из них квалифицировался как повстанец и петлюровец. В то же время просматривается определенная система массовых арестов, которая основывалась на задержании более известной персоны (например, уполномоченного Союза освобождения Украины члена УСДРП П. Бензи), а затем отслеживались все знакомые и близкие, которые тоже арестовывались. Особый интерес вызывали недавно вернувшиеся из-за линии фронта.

Несмотря на все попытки ВУЧК накопить в этом деле как можно больше компрометирующих данных в отношении представителей украинских социалистических партий и доказать их участие в организации антисоветского повстанческого движения, становилось очевидным, что у следствия отсутствуют доказательства. Вставал вопрос: за неимением фактов военного преступления, как это дело квалифицировать? Очевидным становился политический подтекст дела. Военные спецслужбы пытались отстраниться от его ведения и передать в распоряжение ВУЧК. Так, сопроводительное письмо заместителя начальника Особого отдела при Реввоенсовете Юго-Западного фронта Ю. Евдокимова заместителю председателя Цупчрезвычкома Украины В. Балицкому по делу «ЦУПОК» свидетельствует, что «следственная часть Особого отдела не в состоянии вести следствие по этому делу, учитывая отсутствие обвинительного материала ... В деле нет ни агентурных свидетельств, ни доклада уполномоченного ... вообще материала, на который можно опереться».

С реанимацией дела «ЦУПОК» главным его фигурантом становится бывший председатель правительства УНР Всеволод Александрович Голубович (1885—1939). Он был арестован 11 августа 1920 года в Каменце-Подольском во время заседания губернского совета народного хозяйства. Однако с самого начала следствие интересовало не участие В. Голубовича в организации повстанческого движения, а тот факт, что он принадлежал к немногочисленному кругу руководителей УНР, был чиновником высокого уровня.

Начало. Продолжение читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

Татьяна ОСТАШКО, кандидат исторических наук
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ