Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

Славные князья c ХV века

Династия Олельковичей и попытка реанимации старокиевского государства
7 мая, 2019 - 17:33
ГОРДОСТЬ УКРАИНЫ — СОФИЙСКИЙ СОБОР. ИМЕННО ЗДЕСЬ КНЯЗЬ СЕМЕН ОЛЕЛЬКОВИЧ СОЗДАЛ В 50-60-Е ГОДЫ XV В. УЧЕНЫЙ КРУЖОК, КОТОРЫЙ МНОГО СДЕЛАЛ ДЛЯ НАШЕЙ КУЛЬТУРЫ / ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Ситуация изменилась, когда на папский престол взошел Каликст III (1455—1458) — сторонник идей, заложенных в постановлениях Флорентийской унии. В кругу своих ближайших советников, среди которых был и митрополит Исидор, папа проводит консультации по поводу провозглашения отдельной Киевской митрополии. Возобновление митрополии в Киеве активно поддержали Олельковичи, в частности князь Семен — активный сторонник независимости украинской церкви. В конечном итоге после нескольких лет конфликтов в 1458 г. папской буллой киевским митрополитом был назначен Григорий — ученик Исидора, его бывший протодьякон. Посвященный экс-патриархом Григорием Мамми и утвержденный римским папой Пием II, киевский митрополит фактически и номинально был униатским иерархом. Таким образом, в 1458 г. произошло окончательное разделение московской и украинской православных церквей. Последняя просуществовала фактически как автокефальная до 1686 г. Юрисдикции Киевской митрополии подлежали Киевский архиепископат, а также епископаты Брянский, Смоленский, Полоцкий, Туровский, Луцкий, Владимирский, Перемышльский, Холмский и Галицкий.

Образование независимой Киевской митрополии дало начало новому этапу в культурно-религиозном и общественно-политическом развитии восточнославянских народов. Попытка московских князей использовать авторитет митрополитов киевских и всея Руси, которые находились в Москве, для распространения своей власти над православной церковью Великого княжества Литовского потерпела неудачу. В условиях своего отдельного существования русская церковь приобретает фактическую автокефалию и все глубже интегрируется в государственный организм. При этом она играет важную роль в формировании московской великодержавной доктрины, которая основывалась на принципах византийского цезарепапизма и деспотизма золотоордынских правителей. С провозглашением пресловутого тезиса — «Москва — третий Рим» — московская церковь отмежевывается и от западного мира и от «унийного» Константинополя, приобретая специфические черты замкнутости, закостенелости в богословии и религиозной подозрительности. Следовательно, русская церковь превращается в фактор, который способствует самоизоляции Российского государства.

На совсем иных фундаментах формируется в это время церковная жизнь в Украине. Православный Киев, который со времен раскола церкви ни одного шага не сделал в сторону разрыва с Римом, продолжал поддерживать связи с обоими центрами христианства. В противовес автаркистичной Москве православный Киев демонстрирует свою открытость, способность воспринимать, казалось бы, противоположные духовно-культурные явления, которые проникали в Украину из греко-православного мира и католической Западной Европы. Чрезвычайно показательным является принятие в 1443 г. по настоятельному требованию митрополита Исидора так называемого «Диплома Владислава» (польского короля Владислава Ягайловича), который утверждал равенство прав католической и унийной православной церквей на украинских землях польской короны (в Галичине и западном Подолье). Согласно королевской привилегии светской власти запрещалось вмешиваться в церковные дела и судопроизводство, подтверждалась неприкосновенность имущества и владений церкви. Настоящий документ, который впоследствии подтверждался следующими королями и великими князьями литовскими, способствовал осознанию украинским духовенством европейских принципов церковного уклада, которые не допускали слияния внутренней церковной иерархии с государственной властью.

С восстановлением национальной митрополии Киев опять становится притягательным центром для всех украинских земель. Деятельность Олельковичей в значительной мере способствовала культурно-национальному подъему. Семен Олелькович отстроил Киево-Печерскую лавру, способствовал деятельности ученого кружка при Софийском соборе. При Олельковичах в Киеве появился новый центр государственного управления — на Флоровской горе, где по европейской средневековой традиции был построен замок — место пребывания киевских князей. Киев как раз тогда получил магдебургское право и продолжал развивать торговые связи с западными странами. Определенная активизация культурно-национальной жизни имела выразительное западное направление. После Флорентийского собора киевские митрополиты фактически вышли из-под юрисдикции константинопольского патриарха и придерживались принципов унии. Частыми стали обращения украинского духовенства и знати к римскому папе, учитывая недоброжелательное отношение к Украине со стороны польского латинства. Так, 14 марта 1476 г. киевский митрополит Мисаил обращается к папе с памятным письмом-посланием, в котором подтверждает верность унии и опровергает польскую клевету на украинскую церковь. Письмо было подписано также князьями Михаилом Олельковичем, Дмитрием Бильским, Вяземским и др.

Представители тогдашней украинской аристократии видели будущее украинской духовности, ее церковной жизни в сочетании западных и восточных культурных традиций. Авторы послания не видят расхождений между греками и римлянами в трактовке Христа, признают верховенство папы, подчиненность ему Киевской митрополии, одобряют решения Флорентийского собора. Этот выдающийся памятник украинской общественно-политической мысли выразительно декларирует принадлежность Украины к западноевропейскому культурному сообществу. Ответом было подтверждение папой Сикстом IV равноправия восточного и латинского обрядов.

При княжеском дворе появляются ренессансные тенденции культурной жизни, обозначенные секуляризационным духом, поиском новых источников духовности, выходом за рамки традиционной византийской учености. Свидетельством роста национальной осознанности, свойственной западноевропейскому миру в этот период, была попытка ослабить византийские влияния и вернуться к собственной исторической традиции. С этим были связаны две новые редакции «Киево-Печерского патерика», осуществленных в 1460 — 1462 гг. Обращение к величественному историческому прошлому Киева, идеализация героев-предков стояли в прямой связи с государственническими аспирациями Олельковичей, их попыткой вернуть древней столице ее прежнюю роль политического центра.

В близком окружении киевского князя были ученые, которые осуществили ряд переводов с еврейского языка произведений философского и научно-естественного содержания — трактаты по метафизике и логике, книги по медицине, астрономии, астрологии. Из них выделяется своеобразная медицинская энциклопедия «Аристотелевы Врата», или «Тайная Тайных»; она была создана на арабском Востоке, а после крестовых походов через латинскую и еврейскую версии стала достоянием западноевропейской и славянской литературы.

Важное значение для формирования научных представлений о строении Земли имели переводы так называемого «Шестокрыла» и «Космографии». В основу последней лег труд английского астронома XIII в. Йоана де Сакробоско (Джона Галифакса) «Трактат о сфере», который в XIV-XVI вв. был переведен с латыни на английский, итальянский, французский, немецкий и испанский языки. «Шестокрыл» был переведен с древнееврейского личным астрологом князя Михаила Олельковича Захарием Скарой. Отмеченные произведения популяризировали аристотелевско-птоломеевское учение о шарообразности Земли в противовес господствующим тогда примитивным византийским представлениям о плоскосности мироздания. Осуществленный благодаря меценатству Олельковичей перевод научной литературы, которая не укладывалась в существующую церковную традицию, был своеобразной декларацией самой ценности научного познания, свидетельством ренессансных тенденций в культурном развитии Украины.

В 1470 г. Захария Скара прибыл в Новгород в составе свиты брата Семена Олельковича — князя Михаила и способствовал утверждению протореформационного движения, сторонники которого получили название «ожидовившихся». Собственно иудаизма в этой «ереси» не было. «Еретики» из Киева были просто представителями определенных украинских и белорусских образованных слоев, которые уже не довольствовались старой византийской книжностью и искали западных, более соответствующих эпохе источников духовности. По мнению исследователей, это движение имеет общие черты с чешским гуситизмом, с которым многие из украинских и белорусских господ уже имели достаточно активные контакты.

Наряду с ересью «ожидовившихся» на Украине в этот период распространяются дуалистические концепции сотворения мира совместно Богом и Сатанаилом, авторство которых приписывают так называемому катару, или вальденсам. Они исходили из того, что негативные стороны мирового строя происходят от Сатаны, а именно — государственный строй, социальные отношения, официальная церковь с ее обрядами и службами. Такие течения на Украине наряду с протореформационными движениями в западноевропейском мире были свидетельством общности для Востока и Запада кризисных явлений, предвещанием новой эпохи, которая приходила на смену средневековью. Недаром И.Франко отмечал, что в конце XV в. «повеяло на Украине новым европейским духом».

Одновременно с Киевским княжеством было восстановлено Волынское удельное княжество, где сидел Свидригайло с пожизненным титулом великого князя. К Волынским владениям Свидригайло были приобщены Гомель и Туров. Таким образом, подавляющее большинство украинских земель оказалось в руках репрезентантов украинской феодальной аристократии. Все это вызывало обеспокоенность польских правящих кругов, которые не оставляли намерений включить украинские земли в состав короны. В сентябре 1451 г. польские сенаторы под предлогом болезни Свидригайло выдвинули Казимиру требование инкорпорации Волыни, угрожая иначе завладеть этим краем силой оружия. Однако литовские господа считали Волынь вассальным владением великого князя литовского и приняли решительные меры, чтобы предотвратить невыгодный для них ход событий. Еще при жизни Свидригайло на Волынь прибыли князья Юрий Пинский и Радивил Остикович, давний сподвижник Свидригайло воевода Юрша, которые ввели военные гарнизоны в волынские замки и парализовали все попытки поляков завладеть краем. 10 февраля 1452 г. умер Свидригайло — старий лидер автономистов, и «волынское дело» получило очередное обострение на польско-литовском съезде в Парчеве (1453). Польская сторона предложила взять в посредники папу римского или кого-то из европейских монархов, опять угрожая отобрать Волынь силой оружия. Однако длительная война Польши с Прусским орденом (1454 — 1466) ослабила ее претензии на Волынь, которая оставалась в составе Великого княжества Литовского, однако удельное княжество было ликвидировано.

Литовское панство, конечно, не могло согласиться с ростом политического могущества «украинской партии», которая опиралась на почти самостоятельное государственное образование, которое находилось только под номинальной властью великого князя. В конце 1470 г. умер Семен Олелькович. Его брат Михаил Олелькович, узнав об этом, оставил своего наместника в Новгороде и поспешил в Киев, чтобы занять киевский стол. Однако его ожидало горькое разочарование. Польский хронист Длугош отмечает, что «литовские паны очень хотели, чтобы это княжество (киевское. — Авт.) опять было возвращено в обычную провинцию великого княжества, как и другие русские княжества, и добились этого от короля, чтобы он туда назначил наместником Мартына Гаштольда». Несмотря на сопротивление киевлян, которое вылилось даже в вооруженное выступление, Гаштольд получил Киев и силой оружия заставил признать свою власть. Как в Киеве, так и на Волыни на высшие правительственные должности назначались попеременно представители украинской знати и литовские господа. Родня Семена Олельковича получила в качестве компенсации мелкое княжество Слуцкое в Пинском Полесье.

ЮРИЙ ТЕРЕЩЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ