Терпеть кандалы - это всемирный стыд, забыть их, не разбив, - худший стыд.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, культурная деятельница

Те, кто протянул нам руку-2

Европейские союзники Богдана Хмельницкого в борьбе за независимость Украины
27 июня, 2019 - 10:18
БОГДАН ХМЕЛЬНИЦКИЙ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕГОВОРОВ, В ЧАСТНОСТИ СО ШВЕЦИЕЙ, НАСТАИВАЛ, ЧТО ДОЛЖЕН ИМЕТЬ «ВСЮ РУСЬ, ГДЕ ВЕРА ПРАВОСЛАВНАЯ ГРЕЧЕСКАЯ БЫЛА»

Продолжение. Начало читайте в «Дне» № 108-109. Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

До 1648 года государство Фридриха-Вильгельма I было второстепенным в Германии, к тому же разделенным на две части не только географически, но и политически: западная его часть, Бранденбург, принадлежала к Священной Римской империи немецкой нации, а восточная часть, Пруссия, входила как вассальное герцогство в состав Речи Посполитой. Объективно сложилось так, что Освободительная война украинского народа, которая нанесла жестокий удар Польше и положила начало ее быстрому упадку, создала благоприятные условия для подъема Пруссии и превращения ее в «великое государство» Европы. В значительной мере благодаря ней Фридрих-Вильгельм I  смог аннулировать зависимость Пруссии от Польши и окончательно объединить ее с Бранденбургом в единое королевство.

Фридрих-Вильгельм I внимательно следил за развертыванием Освободительной войны украинского народа, которая подрывала мощь Речи Посполитой и способствовала реализации его планов. Он имел многочисленных экспертов по «польским вопросам», которые обстоятельно информировали его о ходе событий в Украине. Характерно, что они учитывали возможность краха магнатско-шляхетской республики под ударами казаков и предостерегали курфюрста от выполнения вассальных обязанностей перед польским королем, потому что это могло бы накликать осложнения, опасные для его государства. Интересно отметить, что даже эти прусские советники «жалкое состояние Польской Короны» считали также следствием слишком жестокого поведения шляхты с простым людом, в частности в Украине-Руси. «Очевидно, было бы лучше для Польской Короны, — писали они курфюрсту 21 июня  1648 г., — если бы шляхта не обращалась со своими подчиненными так сурово и почти не по-христиански, как это было до этого времени; тогда так часто она не терпела бы от них восстаний и сейчас могла бы им больше доверять».

Польский король Ян Казимир не раз обращался к курфюрсту за помощью, но ничего, кроме щедрых обещаний, от него не получал. Фридрих-Вильгельм прислушивался к советам своих экспертов — пользоваться как можно больше тем тяжелым состоянием, в котором Речь Посполитая, «государство богатое и сильное», оказалось в результате «большой казацкой войны», и самому в эту войну ни в коем случае не встревать.

Уже через несколько месяцев после начала казацкого восстания в Украине Фридрих-Вильгельм получил от короля Яна-Казимира «ассекурацию», которая освобождала его от составления личного «голда» польскому королю и ежегодной уплаты денежной дани как знака зависимости от Польши.

От становления самостоятельной Украины, таким образом, зависел последующий рост Прусского государства и усиление авторитета его властелина, прозванного позже Великим. Тесно связанная со Швецией Пруссия объективно становилась союзником Украины в ее борьбе с Польшей и активно вместе со шведами приступила к созданию антипольской и антимосковской коалиции.

В коалиции государств, которая формировалась на Востоке Европы, гетманской дипломатии удалось обеспечить себе один из решающих голосов и выдвинуть новое Украинское Государство на положение не только абсолютно суверенной страны, но и такого, что ведет свою отдельную выразительную политику. Европа увидела, что государственный организм, построенный железной волей казацкого лидера, не только способен к жизни и развитию, но уже вырос в силу, которая имеет на Востоке не меньшее значение, чем Москва и Польша, и может сыграть большую роль в вопросах политического равновесия и парализовать захватнические тенденции этих двух экспансионистских государств. Таким образом, Украина, опираясь на поддержку ряда европейских государств, получила себе в международных отношениях утраченное ею право равенства против Москвы и Польши,          — право, что от начала и до конца существования украинской нации было, есть и должно быть первой и необходимой предпосылкой ее свободной, независимой жизни.

В эту новообразованную коалицию государств входили Швеция, Пруссия, Украина, Семиградье, Молдавия, Валахия и Литва. Она была обращена непосредственно против Москвы, с одной стороны, и против Польши и Крыма с другой (опосредствовано, через Крым, затрагивала она также интересы Турции). Выступить против Польши, а когда нужно будет, то и против Крыма; оттянуть момент решительного вооруженного столкновения с Москвой, возможно, до времени окончания борьбы с Польшей, и добиться нейтралитета Турции, — такой была задача украинской политики и дипломатии в этой коалиции.

Территориальной связью между северной шведско-прусской группой коалиции и ее группой южной должна была стать Литва.

После смерти самого выдающегося представителя и главы литовского сепаратизма, князя Януша Радзивилла, руководство этого антипольского движения оказалось в руках его брата — князя Богуслава. В ходе шведско-польской войны он со своими сторонниками переходит на сторону шведского короля и принимает шведскую протекцию. Патронат относительно князя Радзивилла утверждает и гетман Б. Хмельницкий, который сейчас же обратился к царю с просьбой вернуть конфискованные радзивилловские поместья, а князю Богуславу обещал защищать его в случае потребности даже вооруженной силой от Москвы. Как король шведский, так и гетман украинский обеспечивали князю Богуславу суверенное владение княжеством Слуцким и воеводством Новгородским со смежными литовскими землями.

Южную группу коалиции создали Украина, Семиградье, Молдавия и Валахия. Три последних государства, связанных тесными общими интересами и вассальной зависимостью от Порты, были так же тесно связаны и с Украиной. Молдавию и Валахию объединяли с Украиной давнишние культурные, религиозные и династические взаимоотношения (между прочим, после смерти своего сына Тимофея, гетман хотел выдать свою дочь за племянника молдавского воеводы Михаила). Связывало их также соседство и общая борьба с татарскими кочевниками.

Такие же давние политические и военные отношения (много венгров было среди казаков и целые отделения казацкие привлекались на венгерскую службу) существовали между Украиной и Семиградьем. Окрепли они особенно в ситуации, когда князь семиградский Юрий II Ракочи поставил  цель — расширить свое государство за счет Польши, и когда для этого ему стала необходимой украинская помощь, а также молдавская и валашская. Эту последнюю он мог достать тоже только тогда, когда бы Украина взяла на себя оборону этих земель от ожидаемых татарских нападений. Одновременно Ракочи был в самых тесных отношениях с королем шведским Карлом-Густавом, а энергично посредничал в этих отношениях Оливер Кромвель, поскольку в интересах Англии было тогда быстрейшее заключение союза некатолических государств Европы.

Эта балто-черноморская коалиция, что клином врезалась между Москвой и Польшей, парализовала великодержавные тенденции этих двух экспансионистов, была связана целым рядом соглашений и трактатов.

После продолжительных переговоров между Семиградьем и Украиной, ведомых при посредничестве Швеции с начала 1656 года — с одной стороны, семиградскими послами в Чигирине: Стефаном Лютшем и Францем Себешим, а  с другой — украинскими послами в Семиградье Иваном Креховецким, Иваном Брюховецким — был заключен обеими сторонами 7 сентября  1656 г. «трактат вечной приязни» между гетманом Хмельницким и князем Ракочи. Подписали этот трактат от имени гетмана уполномоченные послы — генеральный есаул Иван Ковалевский и писарь Иван Груша, принятые князем с чрезвычайными почестями. Согласно этому трактату как Хмельницкий и его наследники, так и Ракочи взаимно обязывались защищать себя от врагов. В ситуации, если Ракочи начнет войну с Польшей, гетман должен был прислать ему военную помощь, без оглядки на царя. За это Б. Хмельницкий должен был получить всю Червоную Русь. Кроме того, Ракочи должен был помогать гетману получить часть Белой Руси с титулом князя и поддержать гетманское намерение передать этот титул, как и всю верховную власть в Украине, в наследство сыну Юрию.

На основании того же условия господари Молдавии и Валахии должны были оказать помощь Ракочи — первый три тысячи воинов, второй две тысячи, и за то гетман обязывался оказывать им помощь от татар.

Узнав о подписании договора между гетманом и Ракочи, король шведский поспешил сам подписать с последним трактат «вечного союза» (6 декабря в1656 г.).

Отношения гетмана Б. Хмельницкого со Швецией начались еще при господстве королевы шведской Кристины в 1652 г. при посредничестве давнишнего сторонника казачества, подканцлера коронного Иеронима Радзиевского, который в то время как эмигрант из Польши находился при шведском дворе. Более поздний союз Украины с Москвой стал немного этим отношениям  помехой. Уже в начале 1653 г. Москва не хотела пропустить в Швецию послов гетмана: Силуяна Мужиловского и Бурлая. Не учитывая, однако, помехи со стороны Москвы, отношения те все же продолжались. После подписания Переяславского соглашения гетман посылает в июле  1654  года к шведской королеве новое посольство, чрезвычайно ловкого украинского дипломата — афонского монаха отца Данила.

После восхождения на шведский престол короля Карла-Густава, в меру того, как отношения гетмана с Москвой выглядят все более натянутыми, его взаимоотношения с новым шведским королем становятся все более теснее и оживленнее. В сентябре  1655 г., как только началась шведско-польская война, Б. Хмельницкий предлагает Карлу-Густаву союз и помощь против Польши с тем, чтобы все «руськие земли» Речи Посполитой были отданы казацкой Украине и чтобы король шведский со своими войсками «за Вислу» не переходил. Через несколько месяцев, в ноябре того же года, увидев, что в Порте сильно растут польские антиукраинские влияния, гетман снова через отца Данила представляет амбициозному шведскому властелину широкий военный план коалиции Швеции, Украины, Москвы, Англии, Венеции, Австрии и Персии — коалиции, которая ставила цель завоевание и ликвидацию Турции и освобождение из мусульманской неволи всех христиан, и в первую очередь греков.

Король шведский, что  тогда находился в своей армии в походе против Польши, принял гетманского посла с необычным почетом, шумно, за обедом пил за здоровье Б. Хмельницкого, а в шведский Государственный Совет, где было много сторонников Польши, написал, что для него «сила казацкая больше стоит  приязни польской». Вскоре весной  1656 г. он отправил в Украину своего посла Грондского, и с того времени дипломатические отношения между королем и гетманом обрели постоянный и регулярный характер. Украина в шведской политике занимает настолько почтенное место, что в конгрессе, который по инициативе Франции должен был состояться в конце 1656 г. с целью помирить Швецию с Польшей, должны были — по желанию короля Карла-Густава — принять участие и представители гетмана Б. Хмельницкого.

Единственной точкой несогласия в шведско-украинских переговорах, которые велись в течение 1656 года, было дело «руських земель» Речи Посполитой. К этой этнически украинской, но еще не казацкой территории, имел претензии король шведский и частично — за его же подстрекательством — князь семиградский. В то же время гетман эти земли никому и ни при каких обстоятельствах уступить не хотел. Дело это поставило под вопрос, казалось бы, полностью налаженное заключение шведско-украинского договора в январе  1657 года, когда послы шведские Веллинг и Тернешельд привезли в Чигирин готовый проект союза (projectum foederis). Б. Хмельницкий, узнав, что король шведский обеспечивает ему независимое государство только на казацкой территории, с послами не захотел даже говорить. Пересказав через генерального писаря Виговского, что он должен иметь «всю Русь, где вера православная греческая была и где язык еще задержался, то есть по Вислу» — гетман приказал одновременно сказать послам, что лошади для них в дорогу уже готовы...

Юрий ТЕРЕЩЕНКО, доктор исторических наук
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ