Естественным правом является освобождаться от угнетения и трудиться, чтобы вернуть то, что несправедливостью и подавляющей силой забрали.
Пилип Орлик, гетман Украины (в изгнании) в 1710-1742 годах

Женщины и власть: реформы, достижения, след в истории

25 февраля, 2021 - 17:41
КОРОЛЕВА ИЗАБЕЛЛА — ЛИЧНОСТЬ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ПРОТИВОРЕЧИВАЯ, СЛОЖНАЯ. ИМЕННО ОНА ЗАЛОЖИЛА КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ В СТРОЕНИЕ БУДУЩЕЙ МОЩНОЙ ИСПАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Продолжение. Начало читайте «День», №№ 29-30

2. ИЗАБЕЛЛА КАСТИЛЬСКАЯ: ИМПЕРСКАЯ КОРОЛЕВА ВЕРЫ.

Ее поступки на троне (так же, как и моральный облик еще до прихода к власти) совсем не вписы-ваются в «черно-белый» канон истории, который до сих пор часто применяют в отношении выдающихся личностей истории (а Изабелла Кастильская, 1451 — 1504, первая королева объединенной Испании, конструктор и создатель мощной Испанской империи, несомненно, к таким личностям относится). Можно, согласно этому же канону, воспринимать наследие Изабеллы упрощенно, в режиме «или-или» — «выдающаяся государственная деятельница, необычная монархиня» или «исключительно жестокая правительница, которой Европа « обязана» ужасными инквизиционными процессами, сжиганием десятков и сотен тысяч «еретиков», изгнанием евреев и потомков арабов, фанатичная католичка»; «инициатор экспедиции Колумба, который, открыв Америку, изменил ход европейской и мировой истории», или «женщина, благословившая уничтожение американских индейцев, по сути, геноцид целых народов ...».

Где же здесь правда? Правда в том, что эта правительница (королева Кастилии с 1474 года, потом королева созданной ею объединенной Испании после полного освобождения от арабов, которая включала Кастилию, Арагон и Леон — самые крупные государства Иберийского полуострова — с 1492 по 1504 годы) была личностью весьма сложной и для ее понимания нужны знания исторических реалий конца ХV века. Вообще, можно ли судить по современным критериям королеву, которая жила и правила более пятисот лет назад?

Итак, начнем с того, что у нее, младшей дочери короля Кастилии Хуана II от второго брака, прин-цессы, последней в очереди на трон (а Кастилия была самым мощных из трех уже названных «протоиспанских» государств того времени), были только минимальные шансы занять власть. В три года Изабелла теряет отца, короля Хуана II — тот неожиданно умирает от непонятной болез-ни. Престол наследует старший брат Изабеллы — Энрике IV. Но он не мог (как поговарили, навсегда) иметь детей и был прозван «Бессильным»; поэтому, хотя было объявлено, что рожденная его женой, Жуаной Португальской, девочка Хуана является законной дочерью короля, двор и народ открыто говорили, что это — плод внебрачного адюльтера, а не легитимная наследница.

Король Энрике IV не отличался крепким здоровьем. Вопрос о наследовании престола надо было как-то решать, тем более, что значительная часть кастильской элиты была категорически против того, чтобы Хуана, внебрачный ребенок, заняла трон. Королевство оказалось на пороге настоящей гражданской войны. И тогда Энрике вспомнил о своей младшей сестре, Изабелле! Девушка всегда подчеркивала свою лояльность к брату-королю (большую часть времени, до 17 лет, она проводила в стенах католического монастыря, «укрепляясь в вере» и получая образование, довольно неплохое по тем временам). Наконец, в 1468 году был достигнут компромисс: Изабелла официально провозглашалась наследницей престола Кастилии (вместо «сомнительной» Хуаны), но c жестким условием — без согласия короля Энрике IV она не имела права выходить замуж.

Но гордая девушка отвергла все варианты брака, предложенные старшим братом, и тайно вышла замуж pf Фердинанда, принца Арагонского (король не дал на это своего согласия, поэтому церемония состоялась, по сути, тайно: представители жениха даже прибыли в Кастилию инкогнито, выдавая себя за купцов). Согласно брачному договору, Фердинанд, наследник престола Арагона, обязывался жить в Кастилии, соблюдать законы этого королевства и — внимание — ничего не делать без согласия принцессы Изабеллы. В какой-то степени так потом и произошло. Энрике только через несколько лет (он умер в 1474-м), после долгих проклятий сестре и колебаний, должен был наконец признать этот династический брак (альтернативы не было — возвести на трон Хуану было делом нереальным).

Итак, в 1474 году Изабелла в возрасте 23 лет заняла кастильский престол — вместе с Фердинан-дом, который становился вместе с ней «королем-соправителем» страны (подправив таким обра-зом свой несколько оскорбительный предыдущий статус). Именно эта супружеская пара, соеди-ненная классическим в средневековье (и позже) династическим браком, объединила земли Испании в единое мощное королевство, идеологической опорой которого была «святая католическая вера» (их обоих обычно называли «их католические величество»), а политическими инструментами (это очень важно учитывать в историческом анализе) — изгнание с юга Испании (Гранадское королевство) бывших захватчиков— арабов (впрочем, они отличались высоким уровнем культуры и, в отличие от Изабеллы, религиозной толерантностью), что заложило основы (в 1492 году) единого Испанского государства, и, параллельно, предоставление почти безграничных полномочий для инквизиции и ее приговоров. Перед арабами, и особенно евреями — подданными новосозданного королевства — было выдвинуто ультимативное требование: или безоговорочный переход в «святую веру» (обман наказывался сожжением на костре инквизиции), или выезд из страны (таких было очень и очень много — сотни тысяч). Инициатором была лично Изабелла. С теми, кто, «для отвода глаз», крестившись, и далее соблюдал свою веру, расправлялись беспощадно.

Какой была Изабелла в 1486 году, когда к ней явился на прием никому не известный итальянско-португальский мореплаватель, картограф и купец Кристофоро Коломбо (по-испански — Кристо-баль Колон — большой Колумб) с просьбой-проектом: профинансировать планируемое им путешествие на Запад, через Атлантику «в поисках Индии и земель китайского хана, чтобы освоить их богатства и научить истинной святой католической вере»? Вот как описывает ее приближенный человек, советник королевы Эрнан дел Пулгар: «Эта королева была высокого роста, имела приятную внешность. Она была светлой блондинкой, цвет глаз имела средний между зеленым и голубым, глаза эти смотрели на всех доброжелательно и открыто. Черты лица были правильные, красивые и просветленные одновременно. Королева, глубоко верующая католичка, с большим удовольствием вела беседы с персонами духовного сана и с уважаемыми людьми, а также внимательно выслушивала их советы, но при принятии решений всегда придерживалась своего независимого, самостоятельного мнения. Она очень заботилась о справедливости, но при этом шла скорее путем строгости, чем мягкой снисходительности (как мы уже видели, это действительно так! — И.С.).

Таким образом, ей удалось подавить большие мятежи и мятежников всех мастей, которых коро-лева увидела после прихода к власти. Это была добропорядочная женщина, которая, однако, могла и неистовствовать. Свою злобу она скрывала и подавляла. Магнаты страны и другие влиятельные люди очень боялись ее гнева. По характеру и по наклонностями королева любила правду и всегда стремилась сдерживать свое слово. Она очень не любила менять свои решения, но часто случалось, не могла избежать этого из-за неопределенности военного времени или по каким-то другим причинам».

Поэтому Изабелла — настоящий политик, человек интеллигентный (читала всю жизнь она очень много, хотя в основном — духовную литературу; настоящая «королева веры!»), наделенная тон-кими чувствами, с большой дипломатической сноровкой (Колумб это ощутит на себе в полной мере). Королева ни на минуту не забывала, что власть не упала с неба

***

В жизни каждого властного человека (Изабелла это подтверждает) наступают моменты, когда нужно принимать фундаментальные, исторические, судьбоносные решения, которые будут определять ход событий не только в одной конкретной стране, а в целом континенте, и не на годы — на века вперед. Встреча с Колумбом (кстати, ровесником) была для королевы именно таким «временем выбора». Как дальновидный человек, она оценила невиданные перспективы, которые открывала предложение этого удивительного генуэзца. Но как ловкий дипломат (и сильный государственный деятель), она решила не спешить, не делать резких движений. Шесть лет (!), обещая Колумбу скорейшее содействие, не делала ничего, чтобы реально помочь ему, — но и не отпускала от себя, держала в резерве. И только после завоевания в апреле 1492 года королевства Гранада и освобождение всей Испании от арабов, в чем определяющую роль сыграла Изабелла, время пришло...

Показательно, что Колумб, измученный многолетним ожиданиям, накануне покинул королевский двор. И тут его догнал посланник Изабеллы и Фердинанда — положительное решение принято, деньги выделяют! И еще больше показательно, что деньги эти Изабелла взяла из бюджета не очень богатых испанских городов (их было десятки), направив мэрам (алькальд) письма следующего содержания: «За известные вам позорные поступки, которые вы совершили в ущерб нам, монархам, обязуем вас уплатить такую-то сумму в королевскую казну». И еще: убедил королеву принять проект Колумба очень богатый банкир (тогдашний «олигарх») Луис де Сантанхель, надзиратель королевской казны, который сочно описал перед Королевой Веры перспективы сказочного обогащения ее лично, мужа и наследников в случае открытия Колумбом вожделенных новых земель. Так и произошло — в первые годы после путешествия дона Кристобаля тысячи и тысячи тонн золота и драгоценностей прибавились к сокровищам испанской короны. Недаром упомянутый уже Эрнан дел Пулгар на склоне лет писал: «Для Изабеллы, Фердинанда и дворянства понятие «Золото» и «Бог» были неразделимы».

Так были заложены основы великой Испанской империи, над небесами которой, по словам Карла V, могущественного наследника Изабеллы, «никогда не заходит солнце». Затем это определение применялось уже к империи Британской, которая подорвала могущество Испании и об основательнице которой — королеве Елизавете I — рассказ будет следующей.

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ