Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Жизнь бесценна

Путешественник Фритьоф Нансен — человек, который спас миллионы жертв голода
7 мая, 2019 - 17:31

...Август 1921 года. 60-летний Фритьоф Нансен, профессор зоологии и океанографии Университета Христиании, «норвежец века», всемирно известный исследователь Севера и географ, самый знаменитый гражданин своей страны, завершает подготовку к давно взлелеянной в мечтах научной экспедиции в Центральную Азию. И тут — телефонный звонок из Вашингтона, от министра торговли США Герберта Гувера (в будущем — хозяина Белого дома в 1929—1933 годах). Заокеанский правительственный чиновник сказал прославленному собеседнику: «Мистер Нансен, Вы как человек, который плотно сотрудничает с Лигой Наций по делам беженцев — жертв Большой Войны (в настоящее время ее именуют Первой мировой войной. — И.С.), наверное, знаете об ужасном голоде на поприщах прежней Российской империи,  на  Волге и в Украине. Там погибают миллионы и миллионы людей. Только Вы, с Вашим всемирным авторитетом, влиянием и умением убеждать, можете помочь этой трагедии или, по крайней мере, облегчить ее последствия. Нужно что-то делать, мистер Нансен!»

Профессор прекрасно знал, что сведения об ужасном голоде не преувеличены (он получил уже относительно этого письмо-призыв от Горького). Знал он и об определенной политической заангажированности организации «ARA», созданной Гувером, которая никоим образом не была сугубо филантропической институцией (руководство «ARA» рассматривало помощь голодающим, прежде всего, как эффективное средство борьбы против большевистского правительства Ленина, а не как самоценную гуманистическую цель. Позиция Нансена была несколько другой). Наконец, для великого норвежца его научный труд был самым важным делом жизни. Но, помолчав и обдумав все «за» и «против», Нансен твердо ответил: «Я на протяжении своей жизни не раз видел смерть вблизи. И именно поэтому я глубоко убежден: каждая человеческая жизнь является абсолютно бесценной. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти миллионы жертв голода». Это была клятва, присяга, которую Фритьоф Нансен выполнил с честью.

Но, чтобы понять, что побуждало его именно на такой ответ, нам стоит, хотя бы очень коротко, просмотреть путь этого немолодого уже тогда человека. Уже несколько десятилетий прошло с тех пор, как Фритьоф Нансен стал, без всякого преувеличения, символом своей Родины. Но совсем непросто ответить на вопрос: кем же, собственно, была эта уникальная личность? Человеком, который чуть ли не покорил Северный полюс (знаменитая экспедиция на судне «Фрам» в 1893-1896 гг.)? Путешественником, который впервые в мире пересек на лыжах внутренние районы загадочной тогда Гренландии (уже это путешествие 1888—1889 гг. сделало имя молодого Нансена известным во всей Европе: пройти 590 км вместе еще с пятью отчаянными в 40-градусный мороз, причем в направлении от абсолютно неосвоенного, даже в настоящее время, восточного побережья ледового острова, самого большого на Земле, на запад, ежедневно рискуя замерзнуть)? Тогда Нансен так написал об этом походе: «Для сохранения своей жизни и возвращения домой крайне необходимо будет дойти до населенных мест на западе Гренландии, дойти любой ценой; другого выбора не будет, а это всегда является чрезвычайно мощным стимулом в действиях человека».

Нансен и его команда победили — впервые в мире пересекли Гренландию на лыжах с конца в конец, причем в чрезвычайно «неудобном», неблагоприятном для таких путешествий направлении. И это невзирая на то, что норвежское самоуправляющееся правительство (страна еще находилась в «личной унии» со Швецией) отказало в финансировании экспедиции с такой обидчивой формулировкой: «Правительство не видит необходимости выдавать значительную сумму на развлекательную поездку частного лица». Один из норвежских юмористических журналов опубликовал летом 1888 года такую насмешливую «рекламу»: «В июне этого года препаратор Нансен (такой была тогда его официальная профессия. — И.С.) будет демонстрировать бег и прыжки на лыжах в центральной области Гренландии. Есть постоянные сидячие места в ледниковых трещинах. Обратный билет не нужен». Но наш герой  недаром имел репутацию «человека, который привык побеждать»! Нужные средства выделило правительство Дании. А на родину Нансен вернулся летом 1889 года уже признанным героем. Ведь до сих пор никто в мире не знал, что находится в центре Гренландии. 28-летний Нансен выдержал пребывание в центре внимания лишь пару недель, а затем, по собственным словам, «убежал от этой тошнотворной славы в горы» — туда, где мороз, снег и ветер напоминали ему любимую Арктику. Катаясь на горных лыжах, Фритьоф  как-то увидел, что какой-то смельчак-спортсмен съехал с горы просто в огромный, выше человеческого роста, сугроб и «утонул» в нем. Он поспешил на помощь и с удивлением увидел, что этим «спортсменом» была стройная, привлекательная девушка. Ее звали Ева Сарс — необыкновенная личность, блестяще одаренная оперная певица, первая в Норвегии женщина-горнолыжница. Вскоре они поженились. Одна из их детей, Лив Нансен-Хейер, написала замечательную биографию-воспоминание «Книга об отце». Возможно, это лучшее, что есть в литературе о Нансене.


ФРИТЬОФ НАНСЕН ПЕРЕД НАЧАЛОМ ПУТЕШЕСТВИЯ НА «ФРАМЕ». ФОТО 1893 Г. / ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Лив Нансен уже на склоне лет, в 1950-х, так характеризовала отца: «Его мучили гамлетовские противоречия. Он был реалистом и практиком, простым и ясным как день; как настоящий ученый он замечательно разбирался в фактах; но  не в меньшей мере ему были присущи самоуглубление, вечные поиски, лиризм и причудливая изменчивость настроения; это был человек абсолютно свободный и в то же время глубоко связан, уверен в себе и смиренный, юморист и меланхолик, — все вместе, одним словом, характер действительно шекспировский». Прибавим, что, невзирая на искреннюю любовь к Еве, что признается всеми биографами, Нансен имел многочисленные романы с другими яркими женщинами — художницей Сигрун Мунте, журналисткой Брендой Уланд, знаменитым математиком Софией Ковалевской... Но вот что поражает: когда в декабре 1907 года Ева Сарс умерла от воспаления легких (Нансен, который тогда был послом Норвегии в Лондоне, уже не успел увидеть ее живой), знаменитый норвежец много дней рыдал как ребенок, был в смертельно опасной депрессии, друзья побаивались, не покончит ли он с собой. Лишь в январе 1919 года Нансен женился на Сигрун Мунте, которая рассталась с мужем за год до этого. Супруги жили в имении Фритьофа «Пульхьогда» — вплоть до смерти великого норвежца в мае 1930 года.

Рассказывать о Нансене и не сказать, хотя бы кратко, о его незабываемом путешествии на «Фрами» на Северный полюс — конечно, неправильно. Еще в 1891—1892 годах наш герой выдвинул идею полярной экспедиции на Полюс на дрейфующем судне, но большинство специалистов и путешественников-практиков встретили этот проект, по меньшей мере, скептически: «это — чистое безумие», «проект бессмысленного самоубийства» и тому подобное. Однако Нансен непоколебимо шел к цели. Все было продумано им до мелочей: и особенная роль собак в путешествии (именно так его соотечественник Амундсен добрался в 1911 году до Южного полюса!), и направление течения. Он сам, лично, начертил проект «Фрама» (помог талант к рисованию и черчению; а еще он, сын религиозно настроенного нотариуса и аристократки, с детства боготворил лыжный спорт), сам продумал дно «Фрама» в форме яйца — так лед, который давил изо всех сил на корабль, «выжимал» его наверх, оставляя невредимым! Он сам готовил продовольствие, лекарства, изобрел специальный аппарат для разогрева еды на борту и для растапливания льда, придумал «облегченные» лыжи и особенные «снегоступы»...

Когда экспедиция достигла 84-го градуса, Нансен понял, что дальше к Полюсу придется идти пешком. Вместе со спутником, матросом Йоханессоном, отправился вперед. На пути попадались всевозможные «приключения» — столкновение с тюленем, битва с белым медведем, который напал на Йоханессона (Нансен спас товарища), неоднократные купания в ледяной воде. Наконец, достигнув 86-го градуса (всего в 419 километрах до Полюса, тогда это был мировой рекорд), Нансен оценил ситуацию и сказал: мы возвращаемся, дальше идти — слишком опасно. 17 июня 1896 года Нансен и его спутник (на протяжении двух месяцев они питались медвежьим мясом) вышли на заселенную людьми территорию. Вскоре прибыл «Фрам» и взял их на борт.

В Христиании Фритьофа встречали как Первого Героя Нации. Но — вот его дневниковая запись тех дней: «Никогда в жизни я не чувствовал себя таким истощенным, грустным, никудышным, как теперь, когда я являюсь героем, которому все курят фимиам... Моя душа как бы ограблена чужими людьми. Я хочу убежать, чтобы снова найти самого себя».

Это было написано абсолютно искренне, без всякой позы. Но когда в 1905 году обострился запущенный, старый конфликт между Норвегией и Швецией (последняя категорически отрицала против полной независимости родины Нансена) — великий путешественник и ученый избрал предельно четкую позицию. «Теперь мы поняли: что бы ни случилось, мы должны и будем защищать нашу самостоятельность и право на самоопределение в своих собственных делах, мы должны защищать свое право или умереть за него» (из выступления Нансена на митинге в Христиании 17 мая 1905 года). Его авторитет был такой, что, как лидеру нации, ему на выбор предлагали должности Премьер-министра Норвегии и даже Президента (в случае одобрения республиканской формы правления). Однако Нансен настоял на конституционной монархии (именно он вел переговоры о приглашении на трон датского принца Карла, под именем Хокома VІІ, короля Норвегии), а от должности Премьер-министра отказался, заявив, что политика его не интересует.

Вот таким был жизненный путь человека, к которому в августе 1921 года обратился Герберт Гувер и призывал помочь миллионам голодающих на территории прежней Российской империи.

Начало. Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я».

Игорь Сюндюков, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ