Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Корона «Дня» – за существенный вклад в изучение украинской литературы и ее популяризацию

Штрихи к портрету доктора филологических наук, профессора, писателя, основателя «ЛитАкцента», постоянного автора и друга «Дня» Владимира Панченко с вечера памяти выдающегося украинца
27 декабря, 2019 - 10:09
2.09.1954 — 14.10.2019

«Кто много работает, тот имеет время», — писал когда-то Владимир Евгеньевич о Максиме Рыльском. Как справедливо заметил внук поэта, Максим Георгиевич РЫЛЬСКИЙ, эти слова можно применить и к самому Владимиру Панченко. Равно как и эти: «Секрет такого чуда (кто много работает, тот имеет время), что у него был талант к труду, снаряженный таким первостепенным мотором как любовь».

РЕКОНСТРУКЦИЯ УТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ

Наверное, только этим можно объяснить, как один человек смог написать такое большое количество основательных исследований по литературе. Это была не просто профессия, а любовь. Точнее, сформулировал сам Владимир Панченко в дедикации к книге «Повість про Миколу Зерова». «Он написал, что «эта книга является реконструкцией потерянного времени, чем я очень люблю заниматься». Очень пронзительная книга, которая передает дух эпохи. Он действительно возродил то время, которое прошло, и из-за существующего в то время режима, цензуры не был изведан нами, предыдущим и тем более молодым поколениями»,      — рассказывает писатель, публицист, дипломат Юрий ЩЕРБАК.

К тому же книги Владимира Евгеньевича интересны не только специалистам. Вот как отметил директор Института литературы имени Тараса Шевченко НАН Украины Микола ЖУЛИНСКИЙ относительно «Повісті про Миколу Зерова»: «Как сумел он соединить глубокое литературно-теоретическое исследование с таким доступным изложением этого материала! Это колоссальное мастерство и, как по мне, тот идеал литературного исследования, которым оно должно быть. Там мы чувствуем и видим не только Зерова переводчика, поэта, литературного критика, издателя и др. А мы видим непосредственно человека». Это искусное сочетание касается всех трудов Владимира Евгеньевича. Благодаря узнаваемому стилю и интересному способу изложения, его открытия стали доступны для многих читателей.

«Панченко был не просто высоким профессионалом в критике, литературоведении, он был человеком, который глубоко понял для себя, дал себе ответ, зачем литература, что такое литература. Очень многие люди пишут, имеют длинную творческую биографию, но так и не дали себе ответа, зачем литература, что это», — замечает литературовед, прозаик, публицист, издатель Михаил СЛАБОШПИЦКИЙ.

Надеемся, что этот вклад в развитие литературоведения и популяризацию украинской литературы будет достойно оценен — Шевченковской премией. Во время вечера памяти напомнили, что были случаи, когда она присуждалась посмертно. Возможно, и в этот раз, благодаря поддержке и влиянию общественности, наивысшая награда найдет своего талантливого лауреата.

«ВО ВСЕМ, К ЧЕМУ КАСАЛСЯ, БРАЛ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

Очевидно, было у Владимира Евгеньевича еще одно любимое занятие — путешествия.  Вспоминает директор издательства «Клио» Вера СОЛОВЙОВА: «Для меня он был энциклопедией знаний, очень эрудированный, всю дорогу мог рассказывать: вот туда повернуть — будет такая усадьба, там — такая. От него учился, набирался духа, знаний, отношения к труду». В то же время заместитель директора по научной работе Института литературы имени Т.Г. Шевченко Мыкола СУЛИМА отметил, как тяжело было смотреть Владимиру Панченку на полуразрушенные имения и усадьбы в этих путешествиях. «Единственное, что оставалось — описать их, чтобы сохранить»,            — рассказывает Мыкола Сулима. Своими текстами Владимир Евгеньевич будто продолжал жизнь этим важным свидетелям нашего прошлого.

Временами приходилось защищать не только словом. Директор Института украинского языка НАН Украины Павел ГРИЦЕНКО рассказал случай, когда Владимир Панченко узнал, что постепенно разрушается хутор художника Мыколы Ге. Тогда он сразу начал организовывать туда поездки и делать все возможное, чтобы можно было сохранить достопримечательность. И это поведение хозяина — признак большого политика, по словам Павла Гриценко, ведь «политик — это тот, кто берет на себя ответственность, а Владимир Панченко во всем, к чему касался, брал на себя ответственность». Владимир Евгеньевич неуютно чувствовал себя в Верховной Раде, как рассказал украинский политический и общественный деятель, диссидент Богдан ГОРИНЬ. Но это, возможно, потому, что он был политиком другого масштаба — считает Павел Гриценко.

«ПРЕКРАСНЫЕ ТЕПЛЫЕ КАРИЕ ГЛАЗА, КОТОРЫЕ ВСЕГДА УЛЫБАЛИСЬ»

Не менее важно и то, что книги Владимира Панченко много рассказывают и о нем как человеке. В частности, есть в творческой наработке научного работника книжка, посвященная литературоведу Василию Фащенко, его учителю. Еще одна важная деталь, на которую указал Михаил Слабошпицкий: эту книгу Владимир Панченко издал на свои средства. И это только небольшой пример того, насколько благодарным человеком был Владимир Евгеньевич.

Еще один яркий пример — книжка «Сонячний годинник». На этом факте сосредоточила внимание доктор филологических наук, профессор Тамара ГУНДОРОВА еще во время присуждения книге специальной награды —  Премии имени Юрия Шевелева: «Мне кажется, что эссеистика как жанр, в котором он так успешно работал, была тем, что больше всего отвечало его характеру — я сказала бы, солнечному. Эта книжка «Сонячний годинник» для меня ассоциируются с ним самим. Потому что он так же, как солнечные часы, улавливал эти солнечные лучи и нес их нам всем». Украинский литературовед, общественный деятель, почетный президент Национального университета «Киево-Могилянская академия» Вячеслав БРЮХОВЕЦКИЙ тоже отметил: «Это был вдохновенный, светлый и очень талантливый человек». Кое-кто запомнил другое воплощение этого света. «Закрою глаза — и сразу вижу Владимира и его улыбку, хорошую, приветливую», — поделился Мыкола Жулинский. А Юрий Щербак особенно вспоминает «прекрасные теплые карие глаза, которые всегда улыбались».

НАСТОЯЩИЙ УКРАИНСКИЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ

Для газеты «День» Владимир Панченко — значительно больше, чем автор, это друг и надежный партнер, который не только предлагал идеи, но и сам становился к работе, чтобы их воплотить. Как поделилась главный редактор газеты «День» Лариса ИВШИНА, однажды Владимир Евгеньевич пришел и спросил: «Почему бы Вам не сделать книгу?» «Я как-то никогда об этом не думала, но у меня сразу возник обратный вопрос — «А вы будете со мной?» Ответ был такой, который абсолютно характеризует Владимира Евгеньевича Панченко. Он сказал: «Да». Знаете, к делам культуры люди очень часто подходят как потребители — когда только ставят задачи, что нужно сделать. Поэтому я особенно ценю ответ Владимира Евгеньевича. Он был все годы с нами в формировании мощной библиотеки. Книга, которая была создана в этом году, «День вдячності», тоже содержит его тексты. И он даже написал рецензию на нее за 10 дней до своего отхода, — рассказывает Лариса Ившина. — Эта редкая щедрость, принципиальность и доброта — черты настоящих украинских интеллигентов. Не знаю, уцелеют ли они, теперь больше говорят о публичных интеллектуалах, хотя временами об интеллекте там и не идет речь, а вот интеллигентность, душевность, теплота — это драгоценное сокровище, которое мы должны, я думаю, привнести в сегодняшнюю жизнь. Пусть даже будет страна в гаджете, но без душевности, теплоты, милосердия, всех добродетелей, которые были в полной мере у Владимира Евгеньевича, будет очень и очень холодно в мире».

«ЕЖЕДНЕВНО ДВИГАЕМСЯ ПО АНФИЛАДАМ ИСТОРИИ»

Завершить хотелось бы словами самого Владимира Панченко из «Сонячного годинника»: «Действительно, «большое дело — писаные слова» (Лина Костенко). Они помогают противостоять забвению. Писавши о давних событиях, о людях, об историях, что с ними происходили, ты будто бы реставрируешь утраченное время, которое вытекает, как будто песок между пальцами. И это — сладкое ощущение, сознаюсь я вам, дорогие читатели. Ведь если оглянуться вокруг небезразличным взглядом, то окажется, что живем мы в огромном музее под открытым небом. И ежедневно двигаемся по анфиладам истории. Поэтому — нужно останавливаться иногда, присматриваться к своим солнечным часам, вспоминать о «писаных словах», — и трава забвения не сможет поглотить полностью ни предков наших, ни нас самих».

Мария ЧАДЮК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ