Кто пожертвовал свободой ради безопасности, не заслуживает ни на свободу, ни на безопасность.
Бенджамин Франклин, американский ученый-физик, государственный деятель, дипломат и публицист

«Гид – это историк, психолог, и немного лицедей»

Член Лиги экскурсоводов Киева и автор проекта «Жизнь — в путешествиях» Наталья ГОРБАЧЕВА — о связи между Куприным, Лесковым и Davidoff, дефиците культурологических тем, любимых маршрутах и отношении к сносу памятников
19 июня, 2015 - 10:45
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»
НАТАЛЬЯ ГОРБАЧЕВА
НАТАЛЬЯ ГОРБАЧЕВА

Мы встретились у Владимирского собора. Ждали, пока отзвонят колокола, и перекидывались отдельными фразами. За 15 минут я узнала, что Васнецов расписывал «Богоматерь с младенцем» долгие десять лет, а во всех ликах кисти Нестерова просматривается образ Лели, дочери руководителя внутренней отделкой новосооруженного храма Адриана Прахова, в которую художник был влюблен. Что в доме напротив собора жил Макаренко, а в том, где сегодня Австрийское посольство, — Паустовский. И даже, какое здание и почему называют в народе «домом брошенных жен»... И это было только начало.

ПЕРЕМЕНА УЧАСТИ

— Наталья, когда-то я была вашей коллегой — работала гидом-переводчиком, потом — делала программу о туризме. И личный опыт подсказывает: в туристический бизнес люди приходят из самых разных сфер. Порой, совершенно не связанных с краеведением. А как вы дошли до жизни такой?

— (Смеется.) Действительно, у меня два высших образования: технический университет (специализация — международные финансы), а также — маркетинг и реклама. Ежедневная ненормированная работа — чаще всего, часов по 12. Общение, в основном, с цифрами и бумажками — в офисе. Так прошло 10 лет. И в какой-то момент я поняла, что упускаю в жизни что-то очень важное. Когда привычка «загорать под офисной лампой» вошла в норму, захотелось перемен.

Мой шеф любил повторять, что работать нужно головой, а не по 12 часов. И вот однажды мы с мужем взяли тайм-аут, поехали в какой-то тур, покатались, отдохнули... И неожиданно пришло понимание того, что мир — огромен! И что время и средства, затраченные на путешествия, всегда окупаются, делая нас богаче. Я поняла, что путешествовать у меня получается великолепно и следующим встал вопрос: как это умение превратить в работу? Поскольку менять мужа, гражданство, место жительства было уже поздно (смеется), задумалась о туризме. Но просиживать менеджером в турагентстве не хотелось, и хорошо поразмыслив, я пошла на курсы экскурсоводов при университете туризма. Мне несказанно повезло: у нас преподавал безумно интересный человек Анатолий Трофимович Халепо. С 1959(!) года он водит экскурсии, до сих пор организовывает семинары для интересующихся туризмом. В Киеве есть замечательные профессионалы — грамотные, начитанные. Но Анатолий Трофимович, без преувеличения, патриарх экскурсоводческого дела. Сказать, что это был подарок судьбы — ничего не сказать!

Это было три года назад. С тех пор моя жизнь кардинально изменилась.

БЕЗ ЛЕСКОВА ПОДОЛ НЕВОЗМОЖЕН...

— Думаю, вы знаете о существовании глянцевого журнала «Маршрут №1» (ежемесячное приложение к газете «День»). Его инициатором была главный редактор газеты Лариса Алексеевна Ившина. Сама неутомимая путешественница, она считает, что виртуальные поездки по нашей красивейшей стране (на Волынь, в Полтаву, Одессу, Чигирин, другие древние города) — действенный стимул для того, чтобы (цитирую) «...люди ширше подивилися на свiт і на себе. Якщо якимось чином їх це «зачепить», вони самi захочуть дiзнатися бiльше. Але ж їм треба знайти і натиснути «вiдправну точку». С этими словами трудно не согласиться. Какую отправную точку выбрали вы, чтобы убедить туристов еще не раз посетить Украину?

— Конечно же, это Киев. И у каждого, кто о нем рассказывает, — он свой. Для кого-то Киев — это выверенный хронологический рассказ о ключевых исторических событиях, начиная от основания города Кием, Щеком и Хоривом. Для кого-то (и меня, в том числе) Киев — прежде всего, люди. Люди, создавшие историю вечного Города, прославившие и воспевшие его. Персоналии, без которых, вполне вероятно, не было бы знаковых для нашего государства вех.

К примеру, любимый киевлянами Подол. Узнавая его историю, экскурсанты не устают удивляться тому факту, что всемирно известный бренд Davidoff имеет подольские корни. Киевский предприимчивый еврей Хаим Давыдов в начале XX века держал на Подоле небольшую табачную лавку. Эмигрировав в Швейцарию, Хаим, ставший Генри, и его сын Зиновий (Зино) занялись табачным бизнесом. Так возникла популярная ныне марка сигарет Davidoff. Однако истоки бренда — на киевском Подоле...

Подол не возможен, наверное, без упоминания русского классика Александра Куприна. Все описания подольской «ямы» настолько ярки, что иногда лучше прочитать пару абзацев из повести Куприна, чем долго и сухо рассказывать, что было на этом месте много лет назад.

А живописная картинка контрактовой ярмарки у Николая Лескова? Конечно, я могу показать туристам Гостиный двор и предложить: «Уберите на мгновение рекламу, машины, современную толпу, и вы увидите Подол конца XIX века». А можно процитировать классика, и перед глазами туристов предстанет запруженный подводами Подол, с его лавками и балаганами, и вальяжным купцом в собольей шубе (контракты проводились тогда зимой, в январе), с мошной золота, отворяющего ногой дверь в подольский кабак... Перед глазами туристов мгновенно разыграется типичная для того времени сценка, когда проигравшегося в пух и прах бедолагу на рассвете, уже без шубы и состояния, в одном исподнем, половые выбросят лицом в снег... И ничего не нужно добавлять: сюжет почти двухвековой давности — перед глазами. И героями множества «живых, подольских» сюжетов становятся то Ференц Лист, то Пушкин, то Шевченко, то Гоголь...

О ВКУСАХ СПОРЯТ!

— Какие экскурсии наиболее популярны в Киеве среди туристов?

— Среди гостей города — обзорные. Пешеходные, на автомобиле (для индивидуальных туристов), на автобусе (для групп) — такие экскурсии самые востребованные.

Большой популярностью пользуются стандартные (в хорошем смысле) маршруты: «Древний Киев», «Замковая Гора — место, где все начиналось», Андреевский спуск, Подол, «Особняки Печерска», прогулки по Крещатику и окрестным улочкам, путешествия по Днепру...

Всегда существует (что радует) небольшое число туристов, которые продолжают интересоваться тематическими маршрутами: «Булгаковский Киев», «Поэтический Киев», «Киев художественный». Мы стараемся разнообразить подобные экскурсии, дополнять их приятными «изюминками». Например, рассказывая о «Киеве художественном», часто посещаем с туристами Владимирский собор, который (это мало кто знает) расписывали 97 именитых мастеров, среди которых были Виктор Васнецов и Михаил Нестеров, Михаил Врубель и Вильгельм Котарбинский, и многие другие. Иногда в середине или в конце экскурсии заходим в Музей русского искусства или в Музей западного и восточного искусства Богдана и Варвары Ханенко. И люди получают цельную картину по интересующему их вопросу, а не только лекционный рассказ.

— Тематическая экскурсия «Киев кинематографический» существует?

— К сожалению, нет. Долго разрабатывалась тема «Киев театральный», но она не очень востребована. Нечасто проводятся экскурсии, посвященные градостроительству, архитектуре. Они достаточно специфичны, и я уже несколько раз сталкивалась с сетованиями туристов на то, что не всегда их проводят профессионалы, и маршруты, заявленные как архитектурные, просто превращаются в рассказ о жизни архитекторов. Очень жаль, что, несмотря на увеличивающееся из года в год количество экскурсоводов в Киеве, предлагаемые ими темы не особенно расширяются.

Я долго не могла понять фразу Анатолия Трофимовича, сказанную в одном из интервью: «У киевлян испортился вкус», а потом сообразила: раз есть темы: «Киев — столица проституции» и «Криминальный Киев», значит, они пользуются большим спросом, чем культурологические. А спрос, как известно, рождает предложение.

Знаю, что у коллег популярны также маршруты, связанные с мистикой, — «Мистический Киев», «Лысая гора», а также «Киев языческий», экскурсии по городским некрополям, в частности, по Байковому кладбищу.

ПИТЕРСКИЕ «БАНДЕРОВЦЫ»

— А каков состав туристических групп сегодня? Не секрет ведь, что после Майдана многие иностранцы побаиваются ездить в Украину...

— В первую весну после Майдана, число зарубежных туристов, действительно, значительно уменьшилось. Первыми приехали израильтяне...

— Горько звучит, но они привычные к войне.

— Именно так. Из европейцев были немцы, голландцы, итальянцы. Меньше стало белорусов. Россияне вообще не ехали — будто кран перекрыли. Первые туристы из России появились, наверное, в январе нынешнего года. В основном, индивидуалы. Предварительно интересовались, какова ситуация в Киеве, ничего ли с ними не случится? Отвечала: «Все будет хорошо, если, конечно, вы не завернетесь в триколор и не станете митинговать на Крещатике».

Я работала с группой из Санкт-Петербурга, которая хотела поехать во Львов. Они слышали, что город очень красивый, но, насмотревшись телепрограмм, откровенно боялись «тех самых бандеровцев». Я пошутила: «Мы дадим вам сопровождающего из Киева, и все вместе под красно-черным флагом въедем в Бандерштадт!»

В Киев питерцы прибыли немного настороженные. Чувствовалось, что им не очень комфортно. Мы погуляли по городу. Под впечатлением от Майдана, туристы взяли день паузы, после которой сказали: «Рискнем!». А из Львова уже уезжали со словами: «Слава Українi!» и «Хай живе вiльна Україна!». (Смеется.)

Так что, адекватные люди в России есть. Потока, как в прошлые года, конечно же не ожидается, но понемногу лед начинает трогаться. Например, у меня на июль запланированы две российские группы. Одна из которых, кстати, также собирается во Львов. Приезжающие россияне — это преимущественно жители Москвы, Петербурга, Белгорода, были туристы из Ростова и Твери. Политическую составляющую, к сожалению, никуда не денешь. События на Майдане, война на востоке разделили туристов на тех, кто хочет увидеть сегодняшнюю Украину своими глазами, разобраться в ситуации, составить собственное мнение о происходящем в нашей стране, и на тех, кто сказал — нам неинтересно, мы с вами — чужие. У меня никогда не возникало острых политических дискуссий с туристами. Может, потому, что Киев их захватывает невероятно, и у многих происходит переосмысление ситуации. Уезжают туристы абсолютно влюбленными в Украину, могу сказать на сто процентов.

— Переселенцам с востока Украины или воинам из АТО не приходилось проводить экскурсии?

— Приходилось. Когда-то я познакомилась по переписке в «Фейсбуке» с волонтерами, которые занимались проблемами беженцев из зоны боевых действий. Доходы экскурсионного бизнеса, к сожалению, не позволяют заниматься благотворительностью в больших объемах, поэтому я предложила проводить благотворительные экскурсии для переселенцев. Многие из них раньше жили в маленьких городках, селах, некоторые впервые попали в столицу, и она их очень пугала. Это для нас, давно обосновавшихся здесь, Киев   — камерный город, а для них — мегаполис, почти Нью-Йорк.

Мы проводили экскурсии и для родителей, и для деток. Главной целью, в данном случае, было не только познакомить их с историей Киева, показать его красоту, доброжелательность жителей, но и просто помочь сориентироваться в большом городе, чтобы люди не чувствовали себя здесь чужими.

Пару раз волонтеры заказывали экскурсии ребятам, прибывшим с фронта на лечение или медицинское обследование, и для тех, кто мог самостоятельно передвигаться, мы тоже делали такие прогулки.

ЛОМАТЬ — НЕ СТРОИТЬ

— Состав туристических групп всегда разный. По возрасту и образованности, по национальности и религиозным взглядам. Даже по физической выносливости, ведь многие маршруты в старом городе — пешеходные. Недовольные клиенты часто бывают?

— Что касается неблагодарной публики, тут я — человек не опытный. Не повезло мне на въедливых, конфликтных, грубых туристов (смеется). Равно как и на откровенно скучающих. В основном, на моем пути встречались люди любознательные, интересующиеся историей и культурой.

Недавно меня приятно поразила питерская молодежь — на вид ребятам было лет по 18—20 максимум. Такие туристы часто вызывают у моих коллег постарше определенный скепсис — кто его знает, мол, чем они увлекаются, современные юноши и девушки?.. Туристы приехали в Киев подготовленные, они уже изучили путеводитель «Оранжевый гид», и попросили меня показать им не исторические достопримечательности, а места, которые любят их сверстники-украинцы. Street-art, графити, муралы, работы молодых художников и скульпторов. Мы прошлись по городу — ребята были в восторге! Хотя мне казалось: ну чем можно удивить людей, живущих в Санкт-Петербурге?! Когда разговорились, оказалось, что они — студенты философского факультета. Во время прогулки даже затеяли игру в цитаты классиков, наиболее подходящие под концепцию того или другого рисунка. Мы замечательно провели с ними время. А когда спустились на Майдан (был будний день, часов шесть вечера — изрядная загазованность, как для нас), они стали восхищаться, какой в Киеве замечательный воздух, как легко дышится!

Тогда мне подумалось, что мы слишком привыкли к своему Городу, и что иногда хочется взглянуть на Киев глазами человека, впервые сюда попавшего... Я даже позавидовала им.

— В Киеве, кстати, за последнее время появилось немало уличных скульптур. В Мариинском парке — памятник «Вечной любви», на Трухановом острове — шведским футбольным фанатам, на Пейзажной аллее — скульптура «У вас будет ребенок». По-моему, симпатичные идеи. А как вы относитесь к тому, что разрушают старые памятники? Тот же монумент Ленину (работа известного скульптора Д. Меркулова), который с восторгом разбили на сувениры во время Майдана?

— У меня неоднозначное отношение к этой проблеме. Мне подобные вопросы нередко задают на экскурсиях. Честно говоря, я не сторонник радикальных разрушений. Показать свое отношение к неугодному режиму можно и иным способом. Например, вынести памятники, вызывающие негативные реакции у горожан, из центра города в отдельную зону. Может быть, на окраину Киева.

— Согласна с вами. Например, в Будапеште, за городом, существует музей тоталитарного режима, а в Монако в городском парке когда-то стояла целая кавалькада скульптур Владимира Ильича, которую, гуляя, нашел композитор Володя Быстряков и показал мне. В Монако, представляете?! Мы даже пошалили — отдали вождю пролетариата честь и сфотографировались рядом с ним и его двойниками.

— Конечно, это выход из положения. Мне кажется, все действия, связанные с архитектурными изменениями в городе, следует выносить на суд общественности. Наша цивилизованность не в том, чтобы без разбора сносить памятники, бездумно переименовать улицы, а в тщательном изучении своей истории, попытке научиться ее анализировать. Тот, кто помнит свое прошлое, имеет шанс на будущее. Если рьяно «разбрасывать камни», как это делали большевики в 1917 году, мы не слишком будем отличаться от них.

Сегодня много шумихи в профессиональных кругах, в соцсетях вокруг памятника Щорсу. Мол, кровавый командир — снесем, да и дело с концом. Многие предлагают поставить на его место скульптуру графа Алексея Бобринского, строителя первой железной дороги (памятник графу, к слову, находился на этом месте до революции). Может быть, в таком реформаторстве и есть резон — идет дискуссия. И это правильно.

Что же касается переименования улиц, я — сторонница вернуть их былые названия.

ОПЯТЬ ХОЧУ В ПАРИЖ!

— Кроме городских экскурсий, еще куда-нибудь возите туристов?

— Конечно. Весьма востребованы поездки в Умань — в парк «Софиевка»; в Винницу, где мы любуемся фонтаном Рошен, посещаем ставку Гитлера «Вервольф» и музей-усадьбу Пирогова; в Белую Церковь — в дендропарк «Александрия»; в историко-культурный центр «Радомышль». Традиционно популярны экскурсии в Одессу, Тростянец и Качановку, Батурин, Козелец, Чернигов.

— Как бы вы не хвалили свою профессию, наверняка случаются и рутинные поездки. Лично у вас — какой маршрут самый любимый?

— Наверное, все-таки «Софиевка», которая красива в любое время года. Конечно, Одесса, куда у нас есть туры от трех-пяти до 10 дней. Один из любимых маршрутов, все-таки Запорожье. Но не сам город, с его длиннющим проспектом и Днепрогэсом, а остров Хортица. Есть особая магия в этом месте. Очень люблю Переяслав-Хмельницкий, Каменец-Подольский, с поездками в Хотин, Бакоту... Вы наверняка знаете, что в любом туристическом центре мире есть традиция: погладьте котика, рыбку, руку святого — и все ваши желания, якобы, сбудутся. Я не особо доверяю этим «приметам», но много-много лет назад именно в Каменце загадала желание отправляться в путешествия так часто, как мне бы этого хотелось. Пока сбывается! (Смеется.)

— Семья не против такого вашего образа жизни?

— Они с пониманием относятся к тому, что мамы часто не бывает дома. Дочку (ей сейчас 11 с половиной лет), по возможности, стараюсь брать с собой. Более того, мы часто путешествуем с ее одноклассниками. Сейчас Даша окончила 5-й класс, за годы учебы в младшей школе мы совершили более 40 поездок! Когда дети знакомились с классным руководителем в 5-м классе, они взахлеб делились впечатлениями, а перед нами с учителем встал серьезный вопрос — куда же еще податься! (Смеется.)

Мне кажется, здорово, что детвора приучается к подобным поездкам с детства. Путешествия становятся для них нормой жизни, потребностью, и их них вырастают интересные люди.

— Признавайтесь, Наталья, если у вас работа — сплошное удовольствие, как же вы тогда отдыхаете?

— (Смеется.) Честно говоря, отдыхать можно и с группой, когда работаешь. Если есть желание, настроение, коллектив располагает. Что касается заслуженного отдыха (смеется), люблю Украину — Карпаты, Закарпатье. В Европе — Вену, Амстердам, Прагу, Париж. Чувствую себя там очень комфортно, и всегда хочу вернуться в эти места. Каждый приезд в Париж, который обожаю, как впервые. Ловлю себя на мысли, что еще в аэропорту в ушах начинает звучать какая-нибудь старая французская мелодия. И я ее действительно слышу, настолько это знаковый город!

— Не знаю, что сказано в «Википедии» насчет профессии экскурсовода, но если бы такую статью доверили писать Наталье Горбачевой, как бы она сформулировала основные качества идеального гида?

— Хорошие экскурсоводы — это активные, жизнелюбивые, творческие люди. Люди, любящие перемены. Эта профессия дает возможность быть разным, поэтому зачастую гиды — неплохие актеры. Как говорил тот же Анатолий Трофимович Халепо: «Экскурсовод — немножко актер, немножко — историк, психолог, исследователь... Всего по чуть-чуть». Мы стараемся избегать сухости и академичности изложения, часто присущей историкам и научным работникам, иногда позволяя себе раскрашивать рассказ байками и легендами. С другой стороны, несем ответственность за впечатления туристов об Украине, заботимся о том, чтобы они не были поверхностными и однобокими. Мы любим свою страну и хотим, чтобы экскурсанты разделили с нами эти чувства.

Прощаясь с гостями в конце маршрута, я часто говорю: «Настоящая жизнь — это жизнь в путешествиях. Любите Украину, путешествуйте по Украине — она того стоит!».

Ирина ГОРДЕЙЧУК, специально для «Дня»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ