Когда у нации вождя нет, тогда вожди ее - поэты
Евгений Маланюк, украинский писатель, поэт

Голоса Вышиваного

В Украине впервые за время независимости создана опера на фактическом историческом материале, названная в честь конкретной личности и реализованная на сцене государственного академического театра частной инициативе
8 октября, 2021 - 10:53

Газета «День» первая и задолго до замысла этого проекта начала публиковать историю Вышиваного. И вот наконец рефлексии относительно премьеры в Харьковской «Восток Опера».

РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

Вышиваный. Еще не прошло недели со дня премьеры оперы Аллы Загайкевич «Вышиваный. Король Украины», а о ней, кажется, сказали уже все, что только было возможно (и не возможно), упражняясь в остроумии.

Несмотря на всю идеологию громкого проекта, манеру высказывания Сергея Жадана-либреттиста, относительную близость к нам и нашей новизне личности Вышиваного — Вильгельма фон Габсбурга, который избрал для себе украинскую идентичность, став легендарным полковником Легиона Украинских Сечевых Стрельцов, назвав себя Василем Вышиваным, все же, в контексте оперы, эту личность целесообразнее рассматривать как современного героя шекспировских хроник. Ведь зрителя, несмотря на все, чисто умозрительно интересует именно историческая основа фабулы и призывов к прямым аллюзиям с современной войной. Больше — все возможные изворооты судьбы конкретного человека, мотивы поступков, цели, конфликты, частные перипетии на фоне глобальных катастроф, которые во все времена, у всех народов всегда происходят по законам цикличности и поэтому не имеют той эксклюзивности, на которую может претендовать та или иная драма конкретного человека. Именно воля людей, причастных к движению Времени, создает основу исторического развития.

Сергей Жадан. Собственно, Жадан, не преследуя цели документального воспроизведения драматической биографии Вышиваного — создает буквально мистериальный текст либретто, который с годами, надеюсь, и будет так восприниматься не столько в Украине, сколько — за ее пределами.

Впервые расслышав в опере каждое распетое слово поэта, не потеряв ни единого смысла Жадановских программных лозунгов, которые можно разбирать на цитаты и заголовки, поаплодировав маркетинговому ходу с изданием либретто в качестве мерча, которое раскупалось, как горячие пирожки, все же выскажу крамольную мысль: в этом произведении важна не сама историческая личность и все патриотические рефлексии вокруг нее, а именно и собственно музыка, и воспроизведение ею богатого, нюансированного, внутреннего, весьма сложного, противоречивого мира человека-личности. Расслышать этот «камерный» человеческий голос среди сонма голосов, на мой взгляд, — главная идея оперы «Вышиваный — король Украины» Аллы Загайкевич.

Роль и место Василя Вышиваного в нашей истории, благодаря резонансу этой оперы в частности, — будут еще переоценены. Но известное художественное произведение превращается в выдающееся только тогда, когда оно обобщает саму человеческую природу и весь полифонизм жизни в предлагаемых извне обстоятельствах. Когда не имеет значения политическая целесообразность или соответствие историческому моменту. Загайкевич это удалось не на сто, а на все двести процентов.

Камерный хор. Абсолютно справедливо в пост-релизе проекта написано о легитимизации авангардного направления украинской музыки на государственной (!!!) сцене. А, следовательно, «Вышиваный» — это уже не просто украинский прорыв, это прыжок целой индустрии в качественно новое пространство современного оперного мира. С появлением этой оперы, возможно, будет чрезвычайно сложно теперь соответствовать этой планке внутри страны. Однако очень интересно и эффектно — выходить на международный уровень (по заказу продюсера проекта Александры Саенко над переводом оперы для европейской аудитории будет работать одна из самых известных переводчиков украинской литературы в Германии Клаудия Дате).

Алла Загайкевич, будучи абсолютно свободной как мастер и композитор, благодаря мощной продюсерской составляющей проекта, создает совершенное, целостное, многогранное в смысловом плане и вместе с тем прозрачное музыкальное полотно. Кажется, здесь она смогла сполна использовать весь свой опыт экспериментов со свободным «передвижением» звуковых потоков между электроникой и акустикой: привлечением украинской музыкальной аутентичности, в качестве лейтмотивов и лейттембров, монтаж звуков, записанных инструментов большого симфонического оркестра и кусков «арий» — голосов в реальном времени, их обработку, синтезаторное звучание, «игру» с шумами, словами, музыкальными смыслами. Добиваясь всем этим богатым арсеналом возможностей 50 оттенков своего электросимфонизма (композитор владеет им не просто мастерски, но и с удовольствием, словно купаясь в этом полифонизме) — как оперной экспрессивности, так и определенной интимности.

Юрий Яковенко. Во время пресс-конференции всеукраинского оперного форума Opera UA 2021, который проходил параллельно с премьерой «Вышиваного», Алла Загайкевич сказала, что единственное, в чем пандемия, отодвинувшая премьеру оперы почти на два года, пошла в плюс, — это работа над партитурой дирижера-постановщика Юрия Яковенко, который буквально «построил ее и идеально подобрал исполнительский состав». Действительно, создавая критически-аналитический контекст для этого проекта, сверхважно отдельно подчеркнуть, без преувеличения историческую роль дирижера. Это была титаническая работа по осмыслению и интерпретации музыкального материала. Даже определенный дирижерский подвиг, поскольку тщательная работа с такой авангардной музыкой не тождественна парадно-триумфальному результату, в частности, если речь идет о приглашенном звездном дирижере: публике такой материал еще нужно понять и осознать. Особенно неофитской, привлеченной на премьерные показы пиаром и громкими именами.

Штатный дирижер «Восток Опера» — Юрий Яковенко в этой всей истории представил себя как настоящий, истинный музыкант, удалившись от суеты сует и углубившись в партитуру. Он — самый первый и самый главный после композитора победитель этого проекта. Украину можно поздравить: родилась еще одна звезда среди новой плеяды классных украинских дирижеров. И что особенно важно — в Харькове, в Харьковской опере. Конечно, этому предшествовала вся творческая биография Яковенко и настойчивая, незаметная, но качественная работа над собой и своим творческим развитием. Ничего просто так не бывает, и звезды сошлись: именно Яковенко теперь принадлежит пальма первенства в блестящем овладении крутого и современного украинского музыкально-оперного контента.

То, что он почувствовал, расслышал и смог донести огромному исполнительскому составу постановки (200 артистов труппы) — слышно от первой до последней ноты. Этот абсолютный слух и абсолютный полифонизм оркестра и электроники (программирование электронной партии и электроника вживую — Георгий Потопальский) дал ощущение понятности музыкального текста, его выразительности, целостности, органичности, ясности и даже определенной камерности в звуковой насыщенности партитуры. Яковенко различил и распознал «человеческий голос» Вышиваного и Загайкевич.

ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ

Ростислав Держипильский. Опера — впервые в его биографии, впервые на «чужой» сцене. Если бы это был чисто оперный режиссер (а есть ли в Украине настолько яркий и стабильный пример такого?), могла бы ли быть реакция публики столь же восторженной? Не уверена.

По своей актерской природе Держипильский — интуитивист, а по масштабности мышления — режиссер-лидер. Возможно, он несколько театрализировал оперу «Вышиваный», которая стилистически более сложная, более утонченная, чем получился спектакль. Однако при объективно сложных предложенных условиях игры, Держипильский уловил главное — мистериальность литературной основы, учел специфику грандиозной сцены «Восток Опера» и использовал в полную силу потенциал труппы театра.

Возможно, не вдаваясь в тонкости музыкального материала, возможно, не обращая внимания на законы оперного жанра или оперы как таковой, возможно, громче там, где необходим «шепот», ярче и грубее там, где нужно приглушить, — «развел» сцендействие широкими, выпуклыми мазками. Так, как это характерно для мистерии, или площадного театра, в котором Держипильский мастер, который так подходит харьковскому городскому ландшафту и самому зданию Харьковской оперы, машинерии этой конкретной сцены и той эпохе, в которой происходит действие.

Выделив определенные возможности сцены, режиссер использовал ее привычный функционал для зрелищности: железный занавес театра с его специфическим звуком при подъеме / опускании как метафору тюремных ворот, плунжерную систему — для усиления мизансцены с «черными» беременными балеринами, видеопроекцию (видео-арт Сергей Горобец) для достижения мультимедийного эффекта и тому подобное.

Вертепная трехъярусная конструкция, как универсальная структура сценографического кода спектакля (художник-постановщик Олеся Головач) сработала, считалась и упорядочила то, что не было упорядочено драматургически: создала эффект симультанности действия, подчеркнула масштабность массовых сцен: охота в польских Карпатах, «великого исхода» народов, муштры на плацу будущих жертв кровавого века, Рождества на восточном фронте ... Холодные, металлические стены то ли пыточных камер Лукьяновской тюрьмы, залитых искусственным светом, то ли «кают» библейского ковчега, то ли частей вавилонской башни, то ли вагонов поезда из никуда в никуда — универсально сегментировали большую сцену и сцены оперы.

Далее на эту основу были «нанизаны»: хор как постоянно движущийся отдельный и акцентированный сегмент декорации: кадеты, студенты, охотники, народ-беженец, войско — свидетели времени и участники событий; фигуры-фигуры-тени Скоропадского, Шептицкого, Болбочана, отца архикнязя Карла Стефана Австрийского, Человека в черном (заметная работа и классное исполнение Алексея Ветрова), Девушки — реальные и одновременно вертепные, вневременные; балерины-невесты, балерины-вдовы, балерины-смерти, превратившиеся в военных в серых шинелях и сапогах в условиях бесконечной войны. Наконец, доминанта главной мизансцены — трон Короля Вышиваного в виде тризуба, который открытым приемом разбирают уже по окончании действия и музыки — то ли рабочие сцены, то ли ученики Спасителя, то ли тюремщики и палачи Вышиваного. Конечно, аллегория в лоб, но здесь весьма уместная и следует как из самой Истории, так и из режиссерского замысла: вертепную конструкцию разбирают после Рождества.

Ольга Семешкина. Филигранная работа над деталями и штрихами. Автор воплощения, визуализации метафоричности, заложенной в нелинейном, киношном сюжете, — движением, ритмом и фактурой тела. Честная и заметная попытка работы над пластичностью оперных артистов, до этого — далеких от подобных экзерсисов. Среди всех голосов-сцен постановки — отдельный голос пластического рисунка, который превратился в многослойную партитуру.

Владимир Козлов. Точное типажное попадание в роль. Довольное тщательное овладение особой техникой — шпрехштимме / шпрехгезанг — разговорной «сухой» манеры пения с примерной звуковисотностью, октавными ходами и сложной ритмической «стенограммой». Кстати, кроме солистов, этой техникой овладел и хор ХНАТОБа, с которым воспроизвел сложную хоровую часть партитуры, добившись заметно впечатляющего результата, — Алексей Черникин, главный хормейстер театра.

Александра Саенко. Потянула и осилила. Per aspera ad astra. Эта постановка, каким бы сложным ни был ее закулисный путь-биография. Именно при наличии таких проектов в украинском художественном пространстве есть все основания инициировать, наконец, институт награждения отечественных продюсеров. Для мотивации следующих.

«ВОСТОК-ОПЕРА» — ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ И ВЗГЛЯД

Здоровая и продуктивная конкуренция среди национальных оперных театров Украины, о которой еще каких-то лет пять назад нечего было и мечтать, — вполне закономерно породила принципиально современную украинскую оперу. Высшего разряда, если мерить актуальными западноевропейскими лекалами. Процесс воплощения такого продукта долгий, неровный, сложный и нервный. От многих составляющих и видения смысла конечного результата — зависит его успех. «Спектакль — это не согласие, но борьба».

Эту битву выиграли все «фигуранты дела», все «голоса», но прежде всего — театр, который, надеюсь, понял, что «Вышиваный» — новая освоенная ими реальность. ХНАТОБ, как единственный, большой творческий коллектив, со всеми своими бэкграундами, постоянными консервативными традициями отношения ко всему новому, на первый взгляд, непонятному и непостижимому — преодолел самого себя. Это не только свидетельство единственно правильного выбранного пути и ежедневной кропотливой работы последних лет трупы и руководства — это понимание своей миссии и творческая самоидентификация в художественном пространстве.

Ольга СТЕЛЬМАШЕВСЬКАЯ, Харьков — Киев. Фото предоставлено «Восток-Оперой»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ