Судьба испытывает тех, кто вознамерился идти к великой цели, но сильных духом не поймает никто, они со сжатыми руками упорно и смело идут к намеченной цели.
Екатерина Билокур, украинская художница, мастер народной декоративной живописи

«Пер Гюнт» на море и на... локдауне

О своей новой постановке на франковской сцене, которая является посвящением легендарным Сергею Данченко и Богдану Ступке, рассказывает Иван Урывский
9 апреля, 2021 - 12:16
ПРЕМЬЕР ФРАНКОВЦЕВ ОСТАП СТУПКА ИСПОЛНИТ ГЛАВНУЮ РОЛЬ ПЕР ГЮНТА, А В ОБРАЗЕ СОЛЬВЕЙГ ВЫСТУПИТ МОЛОДАЯ АКТРИСА СВЕТЛАНА КОСОЛАПОВА

Молодой режиссер Иван Урывский — дважды лауреат «Короны «Дня» (за современное переосмысление мировой классики на украинской сцене) сейчас завершает работу над новым спектаклем «Пер Гюнт» по пьесе Генрика Ибсена на большой сцене Национального театра имени Ивана Франко. Премьера назначена на 19 и 22 апреля — при благоприятных внешних обстоятельств, конечно, и если локдаун не продлят ...

Репетиции поэтической драмы Ибсена у франковцев выпали на время карантина, то есть на время серьезных испытаний и соблюдения соответствующих социально-санитарных ограничений. В главных ролях зрители увидят ведущих франковцев. Образ Озе репетируют Наталья Сумская и Елена Хохлаткина, Пера Гюнта — Остап Ступка и Александр Форманчук, Сольвейг — Анжелика Савченко и Светлана Косолапова ...

«МАГИЯ КЛАССИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ, ОНИ НЕПОСТИГАЕМЫ»

— Иван, когда вы впервые открыли для себя «Пера Гюнта»? Просматривали ли новые европейские сценические версии этого известного произведения классика и какая из них больше всего запомнилась?

— Даже не помню момента, когда прочитал эту пьесу ... Наверное, сначала я познакомился с ее автором — Генриком Ибсеном через «Гедду Габлер» и «Кукольный дом» ... Знаете, признаюсь, что читать «Пера Гюнта» было для меня определенным испытанием: сначала эта история давалась сложно, я не мог вместить в себя весь причудливый мир Ибсена (его философию и фольклор), то есть все, что там происходит. Впоследствии пьеса «Пер Гюнт» чаще стала попадаться мне на глаза, и когда все же я постиг Ибсена в этом тексте, тогда и понял, что когда-то захочу это сделать: пьеса покорила меня и засела в моем воображении глубоко и надолго.

И сейчас это просто счастье, что есть возможность прикоснуться к великой истории Генрика Ибсена, выдающегося норвежского драматурга и философа.

Сейчас «Пер Гюнт» действительно пользуется большой популярностью на сценах мира — не могу сказать, что я лично видел много спектаклей, но читал о них, смотрел фрагменты и видеоверсии, из которых можно кое-что понять о пьесы — ведь трактовок этой пьесы множество, и, думаю, их будет со временем еще больше, потому что в этом и есть магия классических текстов — они непостижимы!

— По вашему мнению, что общего между довольно разными Ибсеном — тем, что в «Бранде», «Гедде Габлер» и в «Пере Гюнте»?

— «Пер Гюнт», конечно, отличается от всех пьес Ибсена по стилю, атмосфере, и это очень привлекает, это очень интересно разгадывать, почему так, почему вдруг возник этот герой Пер Гюнт? Но все же центром драматургии Ибсена является человек, его сложный и трагический внутренний мир, и «Пер Гюнт» в этом смысле не является исключением.

— Кто непосредственно воспитал у вас любовь к мировой классике, которой вы не изменяете на театральной сцене?

— Наверное, все началось, когда я еще готовился сдавать ... ВНО для поступления в вуз — я тогда буквально погрузился в украинскую классику, перечитал всю школьную программу и даже гораздо больше вне программы, меня тянуло дальше и дальше, и затем переключился и на мировую классику. и уже потом в университете мой художественный руководитель курса Нина Николаевна Гусакова частенько говорила, что не стоит бояться сложных классических текстов. Эта установка и послужила мотивацией к созданию моего дипломного спектакля «Дядя Ваня» по Чехову. Представьте, послевкусие этой пьесы я до сих пор ощущаю ... Потом возникла внутренняя потребность, чтобы каждый следующий текст был сложнее предыдущего: некие внутренние испытания, ведь классика, как известно, богата такими сложными текстам.

— Как-то вы сказали, что украинская классика предполагает колоссальный энергетический потенциал. Какие произведения украинской классики надеетесь перечитать со временем на театральной сцене?

— Да, есть много украинских историй, которые мне хочется воплотить на сцене, и этот список со временем только растает. Сейчас, скажем, мне интересно находить малоизвестные украинские тексты, которые редко или вообще никогда не шли на отечественной сцене. Это, к примеру, текст «Старые гуляки» Ивана Нечуй-Левицкого — очень сильная и интересная история. И конечно, есть мои заветные мечты еще с древних времен об определенных постановках — это всем известные истории «Лісова пісня» Леси Украинки, «Для домашнього вогнища» Ивана Франко, «Безталанна» Ивана Карпенко-Карого...


РЕЖИССЕР  ИВАН  УРЫВСКИЙ НА РЕПЕТИЦИИ СПЕКТАКЛЯ «ПЕР ГЮНТ»

 

ТВОРЧЕСКИЕ «КАЧЕЛИ»

— В вашем «Пере Гюнте» задействован довольно сильный актерский состав. А как приняли франковские звезды вас, молодого режиссера, в свои крепкие объятия?

— Не знаю, как насчет «крепких объятий», но мне вполне комфортно работать, потому что для меня обычно большее значение имеет именно творческая атмосфера в процессе репетиций: атмосфера может меняться от споров до полного взаимопониманию друг друга, и такие «качели» на самом деле полезны. Но главное во время репетиций — профессионализм и взаимное доверие. И очень хорошо, что это присутствует на наших репетициях во время работы с «Пером Гюнтом».

— Раньше часто говорили и даже писали в некоторых СМИ, что «Театром Ивана Франко» управляют несколько актерских кланов». Вы лично это почувствовали? Стремятся ли определенные «кланы» перевербовать вас на свою сторону?

— Я уже третий спектакль делаю в Национальном театре имени Ивана Франко, однако ничего подобного не замечал.

О ФЕНОМЕНЕ СЕРГЕЯ ДАНЧЕНКО И БОГДАНА СТУПКИ

— Эпиграфом к «Перу Гюнту» стала строка на премьерной афише: «Посвящается памяти Сергея Данченко и Богдана Ступки». Первый вопрос в связи с этим — о Сергее Владимировиче Данченко. Как вы воспринимаете мир и миф этого выдающегося украинского режиссера и какой именно его спектакль мечтали бы посмотреть вживую, если бы, конечно, была такая возможность?

— К сожалению, я видел «вживую» только один его спектакль, но много читал о Данченко и смотрел много фрагментов его постановок. Конечно, было бы интересно посмотреть все его выдающиеся спектакли. В частности, репертуар львовского периода: «Ричард III», «Каменный хозяин», а с киевского периода — «Мерлин», «Визит старой дамы», «Король Лир». Но из того, что видел, меня всегда поражала в его режиссуре какая-то тонкая грань между высокой театральной образностью и духовной бытностью. Это удивительная филигранность, это его особое мастерство, которое на самом деле довольно редко можно увидеть на сцене ...

— И еще вопрос о легендарном Богдане Ступке. Вы, как молодой режиссер, какую роль предложили бы Богдану Сильвестровичу к его 80-летию (которое будет отмечаться в этом году), если бы, конечно, такое было возможно? В чем, по вашему мнению, феномен этого выдающегося украинского актера?

— Возможно, я предложил бы Богдану Сильвестровичу сыграть кукольный спектакль «Путешествие Гулливера» по мотивам произведения Джонатана Свифта. Феномен Богдана Сильвестровича Ступки был в его умении и магии захватывать зрителей с первого мгновения его появления на сцене или на экране ... Как-то я наблюдал, как он после дипломной работы актерского курса выносил цветы своим студентам, и этот момент стал для меня полноценным отдельым спектаклем , который до сих пор помню. Богдан Сельвестрович — это было сочетание творческой энергии, чрезвычайного таланта, уникальной актерской техники, острого чувста истории и настоящего, большой человечности и многого другого ...

— В Театре имени Ивана Франко говорят, что даже в период жесткого карантина вам поступали предложения о сотрудничестве со стороны европейских театров, которые пристально следят за молодыми театральными лидерами в соседней Украине ... Действительно ли есть такие предложения и возможны ли в будущем такие проекты, при условии отмены карантина в Европе?

— Сейчас о таком пока рано говорить (создавать пиар для «пиара» не имеет смысла!), но надеюсь, что все возможно и определенные проекты удастся реализовать при благоприятных обстоятельствах, когда жизнь в Европе и во всем мире нормализуется после пандемических испытаний.

— Иван, а какова судьба ваших знаменитых спектаклей в Одесском украинском музыкально-драматическом театре им. В. Василько, в частности тех, которые поставлены по произведениям М. Коцюбинского, Н. Гоголя, А. Вампилова, Ф. Кроммелинка?

— Спектакли переживают время локдауна так же, как и люди (Одесса также вошла в «красную зону», как известно), и ждут нового вдумчивого зрителя. В некоторых играют уже новые актеры, поэтому эти спекьакли имеют живое дыхание, не теряют энергии, и это дорогого стоит.

«СДЕЛАТЬ ОПРЕДЕЛЕННУЮ ПАУЗУ, ОГЛЯНУТЬСЯ, ПОДУМАТЬ»

— Имеете ли «рецепт», каким образом театральный человек может пережить карантин и не впадать в депрессию?

— Репетиции как раз и спасают. Даже с учетом всех предосторожностей и ограничений. А так, поскольку опыт прошлогоднего карантина мы уже имеем, то сейчас даже немного легче, потому что ко всему привыкаешь... Можно больше читать, смотреть фильмы, сделать определенную паузу, осмотреться, подумать над текстами: наверное, это время для анализа и пройденного пути, и определенная внутренняя подготовка к следующим творческим шагам.

— Ваше резюме относительно подольского «Каменного властелина», который попал в украинский кинопрокат, получил «Киевскую пектораль» и после киносеансов живо обсуждался зрителями и специалистами?

— У меня странные, но довольно приятные впечатления: это незабываемое путешествие, а создание проекта «Театр, 360 градусов» — очень важный шаг, который будет популяризировать украинский театр и, надеюсь, привлекать нового зрителя в театральный зал на спектакли оффлайн.

Фото предоставлено театром

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ