Нации, где преобладают «нейтральные» ... неизбежно осуждены на смерть и рабство.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

«Хотя не разговариваю ни на русском, ни на украинском, но когда смотрел спектакль, то все понимал»

Дидье Карон, известный французский драматург, режиссер и актер в Киеве посмотрел «Фальшивую ноту», поставленную по его пьесе
21 января, 2020 - 19:16

Дидье Карон (родился 12 июня 1963 г.) начинал свою карьеру как служащий небольшого банка, но вскоре его творческая натура потребовала перемен... Дидье пробует себя в литературных жанрах, пишет первую пьесу «Благотворительность на заказ», которую поставили в театре «Сплендид», и несколько одноактных пьес. Потом распродавал свои силы как актер, снимаясь в небольших сериалах. Признание и успех в 2002 году принесет ему пьеса «Настоящее счастье», по которой он снимет свой первый полнометражный фильм. С тех пор Карон активно работает режиссером, актером, драматургом. С 2008 года руководит одним из самых старых и популярных Театров Мишель в Париже.

Мосье Карон имеет во  Франции репутацию добротного комедиографа, но его пьеса «Фальшивая нота» — тонкая психологическая драма, которая  начинается  как фарс: после концерта в гримерную знаменитого дирижера с «музыкальной» фамилией Миллер, который мечтает только о том, чтобы все его оставили в покое, вваливается назойливый поклонник его таланта Динкель — матрас, недотепа, да еще и скрипач-любитель в придачу. Спектакль о любви и ненависти,  о человеческом лицемерии, бескорыстии, измене и настоящей душевной порядочности в Киеве поставил Михаил Резникович (режиссер — Кирилл Кашликов, сценография Елены Дробной, а главные роли исполняют Станислав Москвин и Олег Замятин) в Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки в переводе Ирины Прохоровой и Александра Браиловского.

На днях драматург приехал в Киев, посмотрел этот резонансный спектакль, а затем дал эксклюзивное интервью.

ДИДЬЕ КАРОН — АВТОГРАФ НА ПАМЯТЬ

«МОЖНО БЫТЬ ГЕНИЕМ И НЕХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ»

— Когда писалась пьеса «Фальшивая нота», вы представляли, что она будет иметь интерес за пределами Франции?

— Я писал эту пьесу для Франции, я даже не подозревал, что она будет идти в других странах.

Для Франции тема коллаборационизма — болезненная тема...

— Да, у нас действительно очень не любят эту тему, в других странах это не так сложно, как во Франции.

У нас такая ситуация называется «свой среди чужих, чужой среди своих». Почему решили заняться этой сложной темой?

Это связано и с моей личной историей. Знаете, во Франции, когда узнавали, что я пишу пьесу на эту болезненную тему, люди удивлялись, потому что думали, что это должен писать кто-то старшего возраста. Я о таком написал впервые, потому что обычно пишу комедии... Этим произведением хотел испытать себя, смогу ли сделать, написать об отце.  Для меня пьеса стала вызовом.

Во Франции была же такая ситуация, как существует сегодня и в Украине, которая связана с творческими людьми, которые, например, во время Второй мировой войны некоторые французы работали во время оккупации на фашистов, в частности, даже такие знаменитости, как Жан Маре, Луи Дю Финес, даже Эдит Пиаф... Ваше отношение изменилось после того, как узнали, что они коллаборационисты?

— Нет, отношение не изменилось, потому что это другое поколение. Сейчас мне очень трудно отсоединить художника-артиста от человека. Я считаю, что прежде всего мы люди, а не только художники, и мы должны отвечать за свои действия. Поэтому сейчас очень трудно воспринимать мысль о подобной ситуации.

— То есть если гражданин совершил недостойный поступок, но он гениальный актер, композитор или художник, то это перекрывает или не перекрывает его талант?

— Можно быть гением и нехорошим человеком. Даже если этот человек гений, но он делал что-то плохое, я никогда не забуду, что он сделал что-то плохое.

— То есть гражданская позиция перечеркивает его талант?

— Именно так, обычно человек талантлив, но позиция перечеркивает, как вы сказали, недостойный поступок.

«Во ФРАНЦИИ СЧИТАЕТСЯ, ЧТО КОМЕДИЙНЫМ АКТЕРАМ ЛЕГЧЕ И ПРОЩЕ ИГРАТЬ... ДРАМАТИЧЕСКИЕ РОЛИ»

— Ваша пьеса «Фальшивая нота» написана довольно странно. Когда мне попался экземпляр, и начал читать, то сначала подумал, что это фарс. Потом стало раздражать, отчего это Динкель постоянно заходит к Миллеру и что-то от него хочет... Был момент, что подумал, что не читаю эту пьесу, но что-то держало до последнего слова. Вы превратили фарс-детектив в психологическую драму, которая захватывает и читателей, и зрителей.

— Я считаю, что в жизни есть и драма, и комедия. И для того, чтобы драма была более драматичной, в ней должно быть легкое, в конце должен быть сюрприз...

Приманка такая небольшая.

— Во Франции считается, что комедийным актерам легче и проще играть... драматические роли.

— Это абсолютно правильно, более того, актеры фарсовой одаренности могут играть и комические, и трагические  роли, а трагики, как правило, комедии играть не могут.

— Да, да, да. Потому что в юморе, у комедии есть ритм и это то, что присуще комедийным актерам.

ВЛАДИМИР БРОДСКИЙ В РОЛИ ДИНКЕЛЯ-ОТЦА / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО НАЦИОНАЛЬНЫМ ТЕАТРОМ ИМ. ЛЕСИ УКРАИНКИ

«В ЗАЛЕ Я ПРЕЖДЕ ВСЕГО БЫЛ ЗРИТЕЛЕМ»

— Вы вчера оказались в очень сложной ситуации. Три ваших ипостаси смотрели спектакль — как драматург, режиссер и актер.

— Да, но в зале я прежде всего был зрителем. Я считаю, что это было замечательно, очень трогательно, постановка Михаила Резниковича, которая вышла очень зрелищной, и она мастерски выполнена. Были интересные решения, в частности в конце пьесы. Все актеры удивительны! Хотя не разговариваю ни на русском, ни на украинском, но когда смотрел спектакль, то все понимал.

— А ваш взгляд как режиссера и актера?

— Замечательные решения постановщиков представления, которые я бы сам использовал, но они мне не пришли в голову. Как актер считаю, что исполнителями ролей хорошо руководили, в отличие от Франции. Видно, что в Украине робота с актерами очень кропотливая, даже физическая. Когда идет изнутри, из желудка... Актеры фактически живут своими персонажами, благодаря правильной мизансцене, они постоянно двигаются.

— А были какие-то эмоциональные, ваши личные моменты во время просмотра спектакля?

— Да, были два очень сильных момента, которые сильно зацепили. Когда персонажи, которые играют на мнимых скрипках, как будто обмениваясь нотами, и особенно появление отца в конце спектакля. Это было удивительно. Такое мне в голову не пришло. Каждый режиссер имеет собственное виденье произведения. Увидел все, что я написал: снег, переход от юноши к отцу-нацисту, музыку, и одновременно это была очень персональная мизансцена. Хотя видел страны, где ставили спектакли без снега, где было только два героя, а то, что есть пять персонажей, придает драматическому решению более сильный накал, и это спектакль, который больше подходит к большому залу вашего театра.

Вы знаете, одна хорошая знакомая после спектакля написала мне, что не может разговаривать, потому что у нее «остановилось» сердце. Как в Париже воспринимают пьесу? Тоже настолько трагично и настолько лично?

— Да, во Франции очень похожая ситуация, люди часто плачут. Зрители часто встают в конце спектакля.

Пользуясь случаем, хочу узнать о сегодняшней театральной ситуации во Франции?

— Сейчас в Париже стало намного сложнее заниматься театральной деятельностью. Я был поражен тем, что в Киеве зал заполнен, а у нас сейчас во Франции постоянно забастовки, демонстрации, и от этого театры очень страдают.

Раньше у меня в Париже был собственный театр,  читал много пьес, но мало занимался собственными произведениями. Когда продал театр, то появилось больше времени на то, чтоб писать. Так, я читаю пьесы коллег, но сейчас мне больше хочется писать собственные произведения.

— Спектакль «Фальшивая нота», в которой вы играете, демонстрируется во Франции?

— Да, сейчас его играют в Париже. Обычно есть Авиньйонский фестиваль, наибольшая театральная сценическая площадка. Планируется, что в конце года с этой пьесой состоится большое турне по Франции, а следующим летом мы будем играть ее в Италии. Хочу показать свою работу и в Киеве.

— Могу предложить вам и договориться с Михаилом Резниковичем, чтобы вы сыграли роль Динкеля в киевском спектакле. Согласны?

— О’кей. Теперь нужно искать костюм.

— Это не проблема. Скажите, а что бы могли предложить из вашей драматургической наработки?

— Имею много пьес, но преимущественно это комедии разного типа: сентиментальные, драматические. Во Франции говорят «комедии морали». Их очень много, я не знаю, какие вкусы в Украине на комедии.

Сегодня достаточно трагические времена в Украине из-за аннексии Крыма и войны на востоке, и для того, чтобы люди могли психологически выдержать, им не помешает посмеяться.

— Да, это очень важно. Когда ехал в Украину, очень мало знал о вашей стране. В настоящее время признаю, что люди в Украине очень доброжелательные и гостеприимные.

Следующие показы спектакля «Фальшивая нота» состоятся 27 января и 9 февраля.

Борис КУРИЦЫН
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ