Прошлое не исчезает. Героически пролитая кровь не исчезает. Она трансформируется в новую форму духовной энергии, порождает человека, который должен его опеть. Прошлое воскрешается и расцветает в гении.
Евгений Сверстюк, украинский писатель, доктор философии, президент Украинского пен-клуба

Художник «обыкновенных дней»

Взрослая мечта о детстве Наталии Бендус-Петровской
14 августа, 2003 - 00:00

Почему-то принято считать, что дети завидуют взрослым, а взрослые — детям. Первое в высшей степени сомнительно, но второе — безусловно. Завидуют, впрочем, не столько детям, сколько детству, более того — детству своему собственному, воспоминания о котором — тема воистину нескончаемая.

Графика молодой харьковской художницы Наталии Бендус-Петровской — о другом детстве. Разумеется, проще простого сказать, что речь идет об иллюстрировании детских книг и все как будто станет на свои места, а особенности творчества художницы сами собой объяснятся особенностями жанра. Однако в действительности все несколько иначе. Дело в том, что самые характерные работы Наталии Бендус- Петровской — это иллюстрации к, так сказать, современным сказкам. То есть (если предельно упростить ситуацию): обыкновенный мальчик или обыкновенная девочка открывают необыкновенную книгу, или не менее необыкновенную дверь, или, скажем, забираются на крышу, после чего начинаются самые невероятные и умопомрачительные приключения в прошлом, будущем или в некой сказочной стране с королями и волшебниками. В самом упрощенном варианте, герой такой истории видит все свои приключения во сне (у Михалкова была некогда даже сказка «Сон с продолжением»). Или немного перевернуто — все спят, а он, герой, вдруг просыпается и — видит то, чего другие не видели и не увидят никогда (например, сани Деда Мороза, запряженные оленями).

Но в общем Наталия Бендус- Петровская — это художник «обыкновенных дней, необыкновенно закончившихся».

* * *

Тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что художники, иллюстрирующие детские книги (и не редко это отличные художники) обходятся тем, что всегда и неизменно пребывают в этой самой необыкновенности. Условно говоря, все их дни — многообещающие. Это, разумеется, чудесно. Но в жизни так не бывает. Это перенесенное в сказку «Все обещало мне тебя» — либо прелестная, но совершенно взрослая иллюзия, либо попросту элементарная нечестность. Во всяком случае, когда дело касается современной сказки.

Конечно, совсем без «необыкновенностей» дело не обходится. Девочка по имени Тата забирается на крышу — событие, и мягко говоря, неординарное (сама — и то не на крышу, а всего лишь на чердак — лазила один раз, а воспоминаний на всю жизнь!). Город, который ей с этой крыши открывается, тоже все-таки не совсем заурядный: явно что-то старинное, с флюгерами и башенками — то ли Львов, то ли Таллинн. Это начало. Собственно сказка начнется тогда, когда Тата вдруг научится летать и отправится в путешествие (разумеется, по воздуху). Но, признаться, Тата, в полном восторге сидящая на крыше, Таты летающей как-то интереснее.

Если уж речь зашла о полетах, то следует вспомнить еще об одной гуашь-пастели, героиня которой предается этому же приятному занятию, — правда, уже не своими силами, а с помощью огромной разноцветной рыбины (вряд ли из аквариума, скорее, с дивана, где упомянутая рыбина исполняла почетную роль диванной подушки). Называется эта работа «Дашина любимая рыба», и посвящена она маленькой дочери художницы. Надо понимать, главная героиня происходящего, рыба то есть, тоже существует в действительности, хотя и не летает.

«Дашина любимая рыба» — не иллюстрация. Это — сказка, придуманная самой Наталией Бендус- Петровской, возможно, начало или фрагмент целой серии импровизированных историй из тех, которые почти все мамы рассказывают почти всем детям, даже не думая как- то зафиксировать свои творения (а если надумывают, то получается «Пеппи Длинныйчулок»). С другой стороны, это в какой-то мере квинтэссенция всех необыкновенно закончившихся обыкновенных дней, не скованная какими бы то ни было сюжетными условиями, но при этом включающая все излюбленные детали харьковской художницы — город с башенками и флюгерами, ночное небо, огромную уютную мягкую игрушку, доверчивую и мечтательную маленькую героиню, чудесный сон.

А вот совсем другая история: зимний вечер, каток, первая любовь. Действующие лица — гимназист и девочка с муфтой. («Каток»). Но, быть может, нескончаемый пушистый снег и свет в домах и в окнах проезжающей кареты (дело, разумеется, происходит «до 1917 года»), тут гораздо более важные персоны. Так же, как в еще одной истории — тоже о вечере, но теперь о летнем, и тоже о первой любви, но теперь безответной. Теплое море, цветы и переливающаяся россыпь огней на далеком берегу, и во всем этом — что-то чуть ли не набоковское («Маска»). Впрочем, как говаривал Киплинг, это уже сказка для больших.

* * *

В заключение немного биографии. Наталии Бендус-Петровской почти 29 лет. Училась в Харькове, сначала в Художественной школе №2, потом в Харьковском государственном художественном училище, на живописно-педагогическом факультете, потом — в Харьковском художественно-промышленном институте (факультет станковой графики, подфакультет книжной графики). Ныне преподает композицию в харьковской Детской художественной школе №1 им. Репина.

Оксана ЛАМОНОВА
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ