Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Как дождаться своей роли?

4 октября, 2007 - 18:54
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «УБИЙСТВО В ЗИМНЕЙ ЯЛТЕ» (ОЛЕГ САВКИН СПРАВА)

Олегу Савкину не хватает только одного — количества фильмов; диапазон возможностей этого актера, к сожалению, не используется в достаточной мере ни в театре, ни в кино, — так в свое время сказали режиссеры Василий Витер и Ростислав Синько об актере. И вот ситуация изменилась: за год Олег Савкин снялся в пяти фильмах: «Театр обреченных», «Убийство в зимней Ялте», «Смерть шпионам!», а еще актер работает в известной труппе Национального театра русской драмы им. Леси Украинки, выступает в спектаклях театра «Сузір’я». В общей сложности в арсенале Олега около тридцати ролей. Его приглашали к сотрудничеству такие известные режиссеры, как Михаил Резникович, Алексей Кужельный, Николай Мащенко, Олег Бийма, Тимофей Левчук и другие.

— За короткий период я смог поработать в разных картинах, а от нескольких приглашений даже пришлось отказываться, — признался Олег САВКИН. — Десятисерийный сериал «Театр обреченных» режиссера Александра Пархоменко снимался в объединении «Иллюзион» Романа Балаяна. Я сыграл роль следователя — капитана Зверева. Моим партнером на съемочной площадке был Сергей Никоненко.

Потом Александр Муратов пригласил на съемки в фильме «Убийство в зимней Ялте» (там тоже играл следователя). Но этот характер абсолютно отличался от только что сыгранного: Зверев — практик, боец, в то время как Прохоренко, следователь из «Убийства…», — мастерский аналитик, психолог... Знаете, с конца 80-х до середины 90-х моей, так сказать, специализацией в кино был трагический герой. А в прошлом году кино подарило возможность поработать над разработкой психологического образа человека.

Работа в фильме «Смерть шпионам!» обогатила мое амплуа. Это военный детектив, события которого разворачиваются в 1944 году, московский режиссер Сергей Лялин снял фильм на украинской базе — по сценарию Марка Греся, в компании «Стар Медиа». Я сыграл капитана Гулямова. Этот человек осознает свою силу, но стоит событиям его жизни повернуться в сторону возможной опасности (в частности, когда работу состава проверяет СМЕРШ — специальный отдел советской контрразведки), он эту «силу» и пафос теряет. Когда же опасность миновала, «герой» снова распускает свой, так сказать, павлиний хвост... На фоне того, что обычно мне предлагают роли, ориентируясь прежде всего на мой типаж (отсюда немалое количество позитивных образов), предложение сыграть такой сложный характер меня зацепило. Благодарю режиссера за то, что он разглядел во мне те актерские резервы, которые еще никем не использовались.

Снимаясь в фильме «Старички-полковнички», я имел возможность поработать с прекрасными партнерами — Львом Дуровым и Сергеем Никоненко, а также режиссером Андреем Бенкендорфом...

«СЛОЖНЫЙ ХАРАКТЕР»

— Вы продолжительное время не снимались, и вдруг роли словно посыпались из кинокорзинки...

— Актер — зависимая профессия: от режиссера, продюсера... Поскольку украинский рынок прокатного кино сегодня заброшен, фильмы презентуются на ближайшем — российском. Кинопроизводители-соседи предоставляют возможность работать своим актерам, а нам, украинским, говорят: «Играйте второстепенные роли » … Это напоминает отношение некой развитой страны к некой банановой республике.

А что касается понятий «главная» и «неглавная» роль. Мне посчастливилось сняться в фильме «Post mortem» («После смерти») Анджея Вайды. Получив приглашение, я понял: «Отказываться даже от эпизода в картине знаменитого Вайды — нельзя». Меня ошеломило, как работает этот режиссер (а ему почти восемьдесят лет!), его отношение к актерам. Анджей Вайда спрашивает: «Что я могу сделать, чтобы вы хорошо чувствовали себя на площадке и сыграли то, на что я рассчитываю?» За день до съемок моего эпизода режиссер провел репетицию. Сегодня в кино очень редко это практикуют. В течение этого дня мы с партнером работали над тем, чтобы артикуляция не отвлекала внимания зрителя от главного (вообще, липсинг — важная для кино вещь, особенно, когда в кадре работают одни актеры, а на озвучке — другие).

Когда фрагмент был отснят, Анджей Вайда показал нам его и спросил о нашем впечатлении... Знаете, в польском кино есть традиция: когда актер отработал роль, режиссер обращается ко всей группе: «Сегодня у пана такого-то закончился съемочный период», и вся съемочная группа приветствует его аплодисментами.

Меня это поразило. А при таком уважительном отношении работаешь с максимальной отдачей.

— До встречи с Анджеем Вайдой вы с подобной нормой в кино не встречались?

— Как-то меня пригласили поработать в «Школу Голливуда в Украине». Вел мастер- классы Марк Тревис. Меня захватило сотрудничество с ним. Несмотря на то, что он общался на английском, я понимал все: Станиславский, Михаил Чехов... Другое дело, что этот режиссер не ссылался на их фамилии, пафосно спрашивая: «А вы знаете, как следует работать по системе Станиславского?», он просто работал по ней и невероятно глубоко прорабатывал тот образ, который я должен сыграть!

Сначала он сказал слушателям: «Никогда, ни в чем, не обвиняйте актера и за все его благодарите! Когда он что-то делает не так — это не его вина, а ваша, потому что вы не смогли объяснить ему, что именно хотели получить. А чтобы объяснить то, к чему вы стремитесь, нужно понять, собственно, к чему вы стремитесь».

Когда в американском и польском кино работают фактически так, как мы (в лучшем случае) работаем в театре, и в отношении к актеру превалирует акцент «сотворец» (вместо «исполнитель»), то качество фильма сразу заметно...

В нашем кинематографе актер и режиссер занимаются общим делом, но... Отдельные актеры пытаются доказать, что имеют право на свою позицию, и эту позицию защищают, хотя режиссеры редко их понимают, вместо этого ставя клеймо: «сложный характер». А в действительности это защитная реакция человека, который вынужден охранять свое неравнодушие к работе и доказывать иногда очевидные вещи. В так называемом ненашем кино не нужно доказывать: режиссер открыт к актерскому взгляду на роль...

— В одном из интервью вы назвали фильм «Венчание со смертью» Николая Мащенко своим этапным фильмом.

— «Венчание со смертью», которое снял Николай Павлович, признанный метр украинского кино, прошло серьезный прокат, кроме того, было «время эмоциональной составляющей». Возможно, муратовская картина «Убийство в зимней Ялте» обозначила еще один этап моей киносудьбы. Мне не стыдно за свои работы.

— Помогает ли в актерской работе энтузиазм?

— Энтузиазм — хороший помощник, но до определенного этапа. Я считаю, что чистый энтузиазм нередко шагает рядом с эйфорией, которую переживают студенты последних курсов и те, кто в профессии год-другой. Когда же энтузиазм умирает, а его место ничем не заполняется, начинается стагнация, которая впоследствии перерастает в трагедию.

О «ФОРМАТЕ»

— В формате короткометражного фильма вы работали впервые, тогда как в видеоклипах имеете немалый опыт.

— Первое видео, в котором я снялся, — «В Киеве — осень» Натальи Могилевской. Есть работы с Аленой Винницкой («Джеймс Бонд»), Игорем Сорухановим, а недавно снялся в клипе Таисии Повалий «За тобой», который режиссировал Семен Горов. Мне нравится с ним работать, к тому же, это не первая наша встреча. Приятно, когда режиссер после одной работы звонит и приглашает в следующую. Так случилось, что второе приглашение Горова нашло меня в больнице (в театре во время спектакля я получил травму), и, когда я объяснил, что хожу с повязкой на лице, вдруг услышал — ну так в бинтах снимем! В чем проблема?.. Меня эти слова утешили, подняли настроение. Знаете, когда актер получает травму глаза, это может поставить крест на профессии... Но когда в трудную минуту тебе говорят: «Не волнуйся! Будем работать», то все проблемы отступают и ты хочешь быстрее приступить к работе...

СПРАВКА «Дня»

Олег Савкин — актер театра и кино. Окончил Харьковский государственный институт искусств им. И. Котляревского (актерский факультет; мастерская Леся Сердюка). С 1988 по 1991 гг. — актер Театра юного зрителя, г. Орел (Россия), в 1993—1999 гг. работал в Харьковском театре им. Т. Шевченко. С 1999 года и по сей день — актер Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки. Сотрудничает с Мастерской театрального искусства «Сузір’я».

Снялся в фильмах и сериалах: «Война» («На западном направлении»), «Меланхоличный вальс», «Чудо в краю забвения», «Дальше полета стрелы», «Венчание со смертью», «Сад Гефсиманский», «Тигроловы», «Остров любви» («Приговор»), «Леди Мэр», «Театр обреченных», «Убийство в зимней Ялте», «Смерть шпионам!» и других.

Лилия БОНДАРЧУК, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments