Трудности преодоления гор остались позади. Перед нами - трудности движения равниной.
Бертольт Брехт, немецкий писатель, драматург, общественный деятель.

Кайдаши XXI века

Телесериал «Спіймати Кайдаша» посмотрело более 10 с половиной миллионов зрителей
27 марта, 2020 - 12:52
ФОТО MEDIANANNY.COM

Газета «День» уже писала (Сергей ТРИМБАЧ «Про «Україну Кайдашів», №46-47, (2020)) о беспрецедентном успехе телесериала «Спіймати Кайдаша» (автор сценария — Наталья Ворожбит, режиссер — Александр Тименко). Беспрецедентном — не ради красного словца. Со 2 марта, со дня старта сериала на телеканале СТБ, его посмотрело 10 с половиной миллионов  зрителей!  (Это официальная цифра после эфира, в данный момент, думаю,   она намного больше,  фб-лента пестрит откликами после  просмотров   в интернете).  И сегодня, когда страна находится на карантине в связи с пандемией коронавируса,  а мы общаемся с коллегами, родными и друзьями, главным образом, в социальных сетях, хочется еще раз вернуться к феномену этого проекта.  Хотя бы потому, что у многих появилась возможность посмотреть недосмотренное, прочитать недочитанное.

Стоит признаться, что мы (я лично, во всяком случае) уже давно перестали относиться к телесериалам   пренебрежительно, только как к «мылу», которое с упоением  потребляли   домохозяйки и пенсионеры. Действительно, сериалы — феномен конца ХХ  и  ХХI веков, заполняющий телевизионное время, успешно воздействующий на сознание зрителей, навязывающий им  определенные социальные  модели поведения.  Власть, деньги,  гламур, проституция, наркотики, благородные олигархи, счастливые истории клонированных «золушек».   Вспомните, как во времена «перестройки и гласности», в той бывшей огромной социалистической державе, где кинематограф приказал долго жить, появилось несметное число  «милицейских», «бандитских» поделок разного качества. Позднее — мелодраматических, детективных, медицинских, комедийных, мистических... Но все равно  они казались  продуктом «второй свежести». И обсуждать их в приличном обществе было не комильфо. То ли дело качественные зарубежные телесериалы, которые стало возможным смотреть в интернете. В первую очередь, конечно, американские. Навскидку:   «Безумцы» (Mad Men), «Карточный домик», «Игра престолов», «Хорошая жена», «Фарго»,  «Молодой папа»,  «Новый папа» и т.д.  Или  британские — «Аббатство Даунтон», «Шерлок», «Вера». Конечно же,  скандинавские (о, самобытные скандинавские!) — «Мост», «Убийство», «Лиллехаммер» (список можно продолжать бесконечно).

А вот с отечественной  продукцией все как-то не складывалось. Если и появлялись крепкие  телесериалы с  условным логотипом «Сделано в Украине», то назвать их украинскими можно было с очень большой натяжкой. Главные роли, как правило, играли раскрученные российские  актеры, в лучшем случае, их диалоги дублировались, чаще всего  закон о языке просто игнорировался. Причины? «... Кто будет играть в сериалах на украинском языке? У нас украинский  дубляж прекрасный, но актеров, которые разговаривают в сериалах на украинском, слушать невозможно, — прочла недавно приговор нашим артистам сценариста популярного телесериала «Нюхач» Андрея Бабика. Ну, и уже неоднократно обмусоленное заявление продюсера телеканала «1+1» Елены Еремеевой о том, что зрители не воспринимают украинский язык в мелодрамах, а исключительно в комедиях. Можно было бы привести как контраргумент примеры крепкого профессионального кино, снятого  на украинском  за последние годы, но не стану этого делать. За прекрасных  артистов обидно стало. Так получилось, что за последние полтора месяца я посмотрела, по-моему, восемь спектаклей на нескольких киевских сценах — в Театре на Подоле, в  «Сузір»ї»  и в Театре на левом берегу Днепра. На русском  играли только один. Замечательные работы Богдана Бенюка, Иры Мельник, Аллы Сергийко, Тамары Плашенко, Кости Темлюка, того же Виктора Жданова, универсального, тонкого гибкого артиста, блеснувшего очередной раз в роли Омелька Кайдаша.

У нас нет артистов, органично владеющих украинским?! Мне кажется, мы живем в разных странах... Поэтому, знакомьтесь: талантливые, красивые и уже знаменитые! Семья Кайдашей XXI века комментирует сериал «Спіймати Кайдаша».

ОМЕЛЬКО КАЙДАШ

Виктор ЖДАНОВ, актер Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра, роли в кино — «Киборги», «Домой», «Вулкан», «Черный ворон», «Экс»:

— Мой персонаж в сериале отличается от Омелька, которого описывает Нечуй-Левицкий в своей повести. Он мягче, добрее, более замкнут в себе. Омелько литературный — не такой, он намного серьезнее, более жесткий.

Заслуга Наташи Ворожбит как сценариста в том, что она смогла выписать героев сериала живыми, доступными, понятными зрителям. Им веришь, их проблемами проникаешься. Зрители  отмечают не  штучный, а  живой  язык персонажей,  многие узнают в них себя. Наташа все время находилась на съемочной площадке, следила за диалогами, что-то поправляла, что-то просила убрать. Мы, актеры, все равно аккомпанировали ее замыслу.

Работать было  комфортно, большую роль в успехе сериала, наверное, сыграло и то, что мы много времени общались вне съемочной площадки, обсуждали отдельные сцены, просто болтали. Это нас очень сблизило. Многие  актеры, которых я раньше не знал, стали для меня настоящим открытием. Например, Нина Набока, баба Параска. Прекрасная, органичная актриса. Маленькая Дарынка (Мелашка)  очень выросла как артистка за эти три месяца, это ведь  ее первая роль в жизни. Вообще, актерский ансамбль был подобран точно, с вниманием к каждой отдельной судьбе, и наблюдать за героями в кадре было удовольствие. Вспомните председателя сельсовета, маму Артема, какое попадание в образ!  Это Елена Галл— Савальская, мы давно знакомы с ней, работали вместе в театре. Любовь Степановна Колесникова , бабушка Таньки.  Сама Танюха (Юля Врублевская).  Наташа Ворожбит так выпукло смогла выписать характеры всех персонажей, что в сериале, по сути, нет главных героев. За каждым — своя жизнь, своя история.

Сейчас многие спрашивают,  ждать ли продолжения сериала? Не знаю. Все зависит от автора, если Наташу Ворожбит уговорят на эту авантюру, нужно будет почитать сценарий, что она придумает. Правда, Омелька там, очевидно, уже не будет... Хотя кто знает, улучшение со здоровьем все-таки произошло. Может, и выкарабкается... (Улыбается)

МАРИЯ КАЙДАШИХА

Ирина МАК, актриса Киевского театра драмы и комедии  на левом берегу Днепра, работы в кино — «Темные воды», «Доктор Вера», «Арифметика подлости»:

— Хотите верьте, хотите нет, но я не читала «Кайдашеву сім»ю» Нечуй-Левицкого, и не смотрела никаких спектаклей  по этой повести. Так получилось. Не принимаю гипернаигранности в театре, которой грешат многие постановки украинской классики.   А когда меня пригласили на пробы на роль Кайдашихи, и я увидела сценарий, не стала делать этого сознательно, хотела понять свою героиню сама, без подсказок писателя.  Как человек, я абсолютно не похожа на Марию, многие ее поступки не понимала совершенно, поэтому решила «очеловечить» мою героиню, если можно так сказать, ведь людей  однозначно плохих или  стерильно хороших не бывает, все это прекрасно знают. У Кайдашихи есть свои  «слабые» места, свои ценности:  все нежные сцены (например, ужин в хате, когда погас свет), я играла, вспоминая  маму. Ее поведение, интонации.  А грубость, злость, мстительность вытаскивала из  актерского багажа. Это обобщенный образ.   Такая наша профессия...

Конечно, мы не предполагали, что сериал будет так замечательно принят зрителями. Просто работали с удовольствием — атмосфера на съемках была удивительно теплой, дружелюбной.  Молодежь изумительная!  Я ни с кем, кроме Тараса Цымбалюка, который играл моего старшего сына Карпа, раньше не пересекалась,  и  была рада знакомству с  прекрасными молодыми актерами. Профессиональные, и в то же время легкие, веселые. Тот же Тарас, например, сам очень смешливый по жизни человек, все время «колол» меня во время съемок, иногда даже приходилось сцены переснимать, потому что невозможно было удержаться от хохота! (Смеется)

Наши персонажи получились достоверными и понравились зрителям, наверное, еще и потому, что практически все, кто работал на сериале,  встречали подобных людей,  мы знаем украинское село не понаслышке. Я, например, родом из Винницы, и в детстве каждое лето бывала в деревне у бабушки, видела, как сельские жители говорят, как одеваются, как ходят, что едят...

После окончания показа сериала по телевизору, самые разные люди стали говорить нам теплые слова (мне даже депутаты  «стучатся» в личку в фейсбуке, чтобы поделиться впечатлениями (смеется),  узнавая в  героях, в самой истории своих близких, знакомых. Конечно, это приятно.

КАРПО, СТАРШИЙ СЫН

Тарас ЦЫМБАЛЮК, актер театра и кино («Последний янычар», «Крепостная», «Черный ворон»):

— Как и многие, я впервые прочитал «Кайдашеву сім»ю» в школе, и мне история показалась очень смешной. Позднее посмотрел пару постановок, и она обросла штампами. Судьба  украинской семьи в сериале  «Спіймати Кайдаша» — своего рода перезагрузка, реинкарнация.  Мне кажется,  Наташе Ворожбит удалось вложить в нее глубокий смысл, бытовые конфликты вылились в противоречия сознания у героев. Из мелодрамы с комедийными мотивами к финалу сериал становится драмой.

Я  родом из Корсунь-Шевченковского, он  недалеко от Богуслава — Кайдаши именно из тех мест. И я знаю таких парней, как мой  Карпо, как Кайдашиха, Омелько Кайдаш...  Моя тетя с сыном жили от нас через хату, и в детстве я часто бегал к ним, наблюдал, как они общаются. Приземленность, крик, простота, но и забота, и любовь...

Человеческие отношения  —  тонкая материя, и по большому счету мало что изменилось в мире со времени написания «Кайдашевой сім»ї» (а это 1879 год!). Мне кажется, главный смысл сериала в том, что он может научить каждого из нас многому — слышать друг друга, уважать, самому стать лучше.

Мы играли не персонажей, а живых людей, с их страстями, «скелетами в шкафу», дурным характером, заблуждениями...  Наверное, это почувствовали и зрители, которые его оценили. Мне было  комфортно работать с Тоней Хижняк (Мотрей), во-первых, потому что мы давно знаем друг друга, а во-вторых,  она — не только очень хороший человек, но и универсальная актриса, трудолюбивая,  чувствующая материал.

Кроме того, сценарист и режиссер давали  возможность импровизировать, и многие словечки в диалогах пришли из обихода. Например, когда я говорю Мотре — «всажена», «невмєняєма», это из лексикона пацанов из Корсунь-Шевченковского, и зрители верят нам, узнавая себя в героях.

Вообще вся команда, которая работала на сериале,  отличная. Для меня открытием стала Ира Мак, которая играла мою мать, Кайдашиху. Удивительная актриса!

Общение с ней, Виктором Ждановым, другими артистами — настоящий подарок судьбы. И, думаю, для всех молодых актеров успех сериала  — стартовая точка в профессии.

МОТРЯ, ЖЕНА КАРПА

Антонина ХИЖНЯК,  актриса («Любовь с закрытыми глазами»)

— Меня не сразу утвердили на роль Мотри. Осталось пять девочек из 40 претенденток. Сказали, что позвонят. Шло время, телефон молчал. И когда я узнала, что уже начались съемки, разбили традиционную тарелку, поняла, что не повезло. Сказать, что я расстроилась, ничего не сказать. Плакала, депрессия была страшная, настолько мне хотелось  сыграть Мотрю. И вдруг звонок прямо со съемочной площадки, просят приехать. Я поняла, что третьего шанса не будет, и нужно выложиться не на 100, а на 200 процентов! Когда меня утвердили, я долго никому не говорила, даже родителям, боялась сглазить. (Смеется)  И начался трехмесячный творческий «запой», мы репетировали, притирались друг к другу, предлагали сценаристу и режиссеру  свои идеи. Мне, правда, изначально повезло с партнером, Тарасом Цымбалюком, который играл Карпа. Пара сложилась, что очень важно. Мы  были знакомы,   нам  комфортно работалось вместе: не только при съемках  постельных сцен, что само по себе не просто, но и  бытовых эпизодов.

Вообще,  эти три месяца жизни — территория счастья.  После окончания университета (я училась в Карпенко-Карого),  долго мучилась, не могла себя найти. Я ведь кукольница, мне на вступительных экзаменах предложили подавать документы на этот факультет, чтобы всю жизнь не играть «голубых героинь»:  у меня рост — метр шестьдесят в прыжке! (Смеется) Но и предметы, и преподаватели  были  одни и те же, просто  на нашем курсе —  девять, а не 35 человек, и  я приобрела еще одну профессию.

Действительно, в университете  не могла найти свой материал, только на капустниках и отрывалась — я юморной человек по жизни! (Смеется) И потом — в одном театре поработала, в другом, по мелочам что-то играла, но так, чтобы «душа свернулась и развернулась» не было. Моей основной деятельностью стал дубляж. Не поверите, мне почти тридцать лет, а у меня даже портфолио нет, меня никто не знает. Было очень обидно.

Потому Мотря (всегда говорю это) стала моим золотым билетом на шоколадную фабрику, джек-потом! Я почувствовала  жанр — обожаю трагикомедию! К тому же, на площадке главными были сценарист и режиссер, а не дядя-продюсер, они обсуждали с нами роли, сцены, давали возможность импровизировать. Помните момент, когда Мотря напилась и Кайдаш, провожая  ее домой,   говорит: «Ти  маленька, а важка...» Мотря отвечает по сценарию: «Характер важкий..» А я возьми да брякни: «... і кость широка!»   Все так и грохнули! Мы потом несколько дублей делали, не могли успокоиться! (Смеется)  Не помню такой свободы на  площадке, нас не загоняли ни в какие жесткие рамки.  Я ощущала себя, как акула в море, учуявшая каплю крови, настолько мой персонаж был мне близок актерски. Подобных девушек видела в селе, где по три месяца гостила летом, школьные годы прошли в Василькове — среди одноклассниц тоже такие девочки были, потом — Украинка.  А я наблюдательная, все в «сундучок» складывала, не зная даже, что когда-нибудь вытащу эти сокровища... У меня как бы две жизни проходили параллельно:  одна —  городская, вторая — сельская. Знаю и интеллигентных, тонко чувствующих людей, и жестких, примитивных мещан. Из микста этих качеств по крупиночкам и родилась моя Мотря.

Конечно, помогали партнеры. Меня с первых дней съемок потряс Тарас Цымбалюк, просто сразил своей органичностью в кадре!  Несомненно, Виктор Жданов. Он — большой актер! А как Ира Мак «вкусно», объемно, неоднозначно играет Кайдашиху. В ней — мои тети, мои бабушки,  все они есть в Ире. Кто-то сказал, что подобные люди — соль земли, и это действительно так.

Многие  говорят, что сериал понравился, потому что персонажи говорят живым украинским языком — все верно, у нас в группе были актеры из Киева, Львова, Черкасс, Мариуполя.   Прототипные детали, суржик,  характерный  для этих регионов,  вошли в сериал,  зрители чувствуют — это не картонные, придуманные герои, это мы, украинцы. И, конечно, Наташа Ворожбит, она настоящий профессионал. Яркий бриллиант! Гений в своем деле, не побоюсь этого слова.

Мне кажется,  сериал  «Спіймати Кайдаша» дает  возможность посмотреть на себя со стороны. Как в зеркало, когда порой приятно, а порой больно в него глядеть. Кроме того, это повод собраться у телевизора всей семьей, потому что его смотрели  и женщины, и мужчины,  молодые и пожилые, и даже подростки. И мало кто  жаловался, что нужно переключить канал, потому что скоро футбол. (Смеется)  Важно, что мы задумываемся после просмотра (а я сейчас пересматриваю сериал в очередной раз, и уже могу абстрагироваться от того, что вижу себя на экране), как судьба одной частной семьи связана с судьбой страны.

ЛАВРИН, МЛАДШИЙ СЫН

Григорий БАКЛАНОВ, актер Нового театра на Печерске, работы в кино — «Моя бабушка Фанни Каплан», «11 детей из Моршина», «Пекельна хоругва, або Різдво Козацьке», «Шляхетні волоцюги»:

Мы все хорошо, честно,  с огромным удовольствием работали на съемках сериала, но такого поистине всенародного успеха не ожидали. Наверное, так случилось потому, что эта история про нас с вами. Кто-то узнает в героях отца, кто-то соседа, кто-то невестку. Я — одессит, родители говорят, что у родственников, которые живут под  Одессой,  сын — вылитый Карпо.

Сериал начинается как комедия, мелодрама, но события, происходящие в нем, не просто развлекают,  а  заставляют задумываться о себе, о близких, о том, что происходит в стране. Мы всегда стоим перед выбором, жить так,  как наши родители, или выбирать собственный путь. Иногда этот выбор очень тяжел, но необходимо научиться делать его.

Будет ли продолжение?.. Наташа Ворожбит  — большой профессионал,  интересно мыслящий сценарист. Не знаю, как решит она, продюсеры телеканала СТБ, но мне кажется, что история, рассказанная в сериале, цельная, и открытый финал (отъезд моего героя Лаврина на Донбасс, в АТО) логичен, и дает повод для размышлений.

МЕЛАШКА, ЖЕНА ЛАВРИНА

Дарына ФЕДЫНА, студентка Киевского национального университета театра, кино и телевидения имени И. Карпенко-Карого (мастерская Богдана Бенюка):

—  Мелашка — моя первая роль в кино. Раньше я была лишь на кастинге к фильму «Захар Беркут», попала в актерскую базу, но когда меня пригласили на пробы в сериал «Спіймати Кайдаша», мой мастер Богдан Бенюк высказал недовольство: я училась на первом курсе, и  нужно было готовиться к сессии. После сессии кастинг-директор позвонила вновь, и тогда я решилась попытать счастья.

Что интересно, во Львове, откуда я родом, мы ставили в театральном кружке «Кайдашеву сім»ю». Подруга написала пьесу, а я играла Кайдашиху (смеется).

В сериале мы проживаем 10 лет жизни ( с 2005 по 2014 год), школьница Мелашка выходит замуж, рожает двоих детей, влюбляется в другого человека, собирается уйти от Лаврина — у меня еще нет такого опыта, но меня окружает много взрослых женщин, что-то для характера своей героини я подсмотрела у них, что-то подсказала фантазия.

Вспоминаю, как  впервые пришла на съемочную площадку: я в принципе несколько  закрытый человек, а тогда вообще была перепугана. Вокруг — известные, состоявшиеся актеры, а я ничего не умею делать. Мне казалось, они будут иронизировать надо мной. Оказалось, совсем наоборот: все доброжелательные, открытые совершенно по-детски. Меня это   поразило, и затем, по ходу съемок, я многому у них училась. У Виктора Петровича Жданова, в частности. Он сыграл не последнюю роль в том, какой получилась моя Мелашка.

У меня  иной диалект, чем у людей в той полосе, где происходит действие сериала, здесь помогала Наташа Ворожбит, говорила, какие речевые обороты стоит перефразировать.

Это было прекрасное время и настоящая школа профессии.

ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

...что 12 эпизодов сериала (10 лет жизни героев) были сняты всего за три месяца;

...что дом и двор Кайдашей построены в селе Деревянное под Киевом;

...что дочь Виктора Жданова  Ксения пошла по его стопам, она талантливая, самобытная актриса, служит в Театре на левом берегу Днепра;

...что Григорий Бакланов не только перспективный артист, но и прекрасный музыкант, играет на многих  музыкальных инструментах;

...что у Антонины Хижняк есть маленький сын Максим, которого во время съемок она еще кормила грудью;

...что сценарист Наталья Ворожбит,  режиссер Александр Тименко и оператор-постановщик Анатолий Сахно  оставили свои камео в сериале: Наталья — мама Мелашки, Анатолий — ее отец, а Александр — ветеринар;

...что в народе  выражение «спіймати Кайдаша»  означает «опечалиться», «затосковать».

«Капєц», — как подвела бы итог полюбившаяся мне дерзкая Мотря.

Ирина ГОРДЕЙЧУК
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ