Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

«Кочуроведение»

Мастеру перевода исполнилось бы 100 лет со дня рождения
19 ноября, 2008 - 00:00
ГРИГОРИЙ КОЧУР / ФОТО ИЗ АРХИВА

Григорий Порфирьевич Кочур — один из наиболее ярких талантов современной украинской литературы, культуролог, поэт, переводчик, историк и теоретик украинского художественного перевода, интеллигент высшей пробы, творец с уникальным эстетическим ощущением, с сакральным восприятием родного языка и исторической памяти как оберегов народа. Он внес настолько большой вклад в мировую культуру, что его работы заслужили быть отдельной дисциплиной филологических поисков — «Кочуроведение».

— Он был Украинцем с большой буквы, гражданином, который даже в самые черные времена жил по кодексу чести, т.е. жил и работал ради своей нации, а следовательно, в пользу всего человечества, — отмечает литературовед Михайлина Коцюбинская.

Жизнь Григория Кочура была тернистой, как и судьба украинской нации и ее литературы. Все он испытал сполна — и замалчивание, и унижения, и тюрьмы, и концентрационный лагерь, когда, по его собственным поэтическим словами, довелось «Крізь біль, крізь бруд, крізь тундру пронести // Свого мистецтва полум’я високе». На протяжении долголетней творческой деятельности, в неблагоприятных условиях, он сделал очень много. Феноменальный эрудит, знаток многих иностранных языков, он овладел родным словом до самых потаенных глубин, работал над ним ревностно и самоотверженно.

МЫСЛИТЕЛЬ

Литературу он воспринимал как главную духовную опору в борьбе нации за самосохранение. Мастер мечтал об огромном сооружении — воссоздании мировой литературы на родной почве и, как Драгоманов, Франко и Зеров, считал именно это сооружение одним из средств завоевать интеллектуальную свободу для своей нации. Построению этого сооружения посвятил себя полностью.

В 2000 г., уже, к сожалению, без Григория Порфирьевича, выходит самый полный сборник его переводов «Третє відлуння». Эта нерядового литературного значения книга показывает, что ее автор подарил украинской переводной литературе «здоровий корм духовий» (выражение И. Франко) — стихи более 130 авторов, переведенные с 28 языков, которые представляют литературу 33 наций. Он охватывает значительный временной период (двадцать семь веков, начиная с древнегреческого поэта Архилоха, VII—VI в. до н. э.) и географическое пространство — Европу, Северную и Южную Америку, Азию.

Литературный подвиг Григория Кочура можно сравнить с подвигом Ивана Франко, который переводил на родной язык художественное слово тридцати пяти народов, а украинского народа — на немецкий и польский, и подарил украинской переводной литературе произведения 125 писателей и многочисленные образцы народного эпоса и народной поэзии двадцати народов. Античных авторов переводил больше всего — 75. А были еще многочисленные научные и научно-популярные переводы.

Кочур оставил нам такие образцы переводческого искусства, с которыми нелегко и сравниться. Его творческая индивидуальность никогда не тяготеет над поэзией, которую он переводит: глубинное знание мировой культуры, филологическая компетентность и уважение, с которым он относится к автору, создают это волшебное, удивительное перевоплощение.

Очевидно, это не значит, что переводы Г. Кочура — абсолютный эталон, и совершенствование этих шедевров невозможно. Прав С. Гординский, который в исследовании об украинских переводах французской поэзии отмечает, что, при всех положительных чертах перевода Кочура «Осінньої пісні» (самого знаменитого стихотворения П. Верлена), переводчик не учел, что окружением, в котором возник шедевр Верлена, была парижская улица. В стихотворении на это есть намеки: поэт слышит игру скрипок, бой часов на башне, можно даже догадываться, что время было позднее, поэтому улица была безлюдна. В воображении возникает образ поэта, который бродит по городу и которого гонит злой ветер, как мертвую листву, которая покрывает улицы...

После безвременной смерти М. Рыльского (1964 г.), в очень трудное для нашей культуры время, когда свирепствовала цензура, Г. Кочур стал, по существу, главой школы украинского художественного перевода, центра морального сопротивления тоталитаризму. Он был причастен к каждой серьезной инициативе в сфере художественного перевода в Украине. Подобно своему учителю Н. Зерову, а далее — побратиму М. Рыльскому, он приложил невероятные усилия, чтобы достойно вводить переводную литературу в национальную культуру. И это во время, когда, согласно официальной идеологии тоталитаризма, наш язык и литературу ограничивали «домашним употреблением», а массовый читатель бездумно зачислял мировую классику к русскоязычной литературе. И вот в таких условиях, когда переводчики диаспоры были лишены стихии родного языка, языково-творческого окружения, а в Украине к политическим нападкам приобщалось почти полное отсутствие литературы, в частности, лексикографических и справочных источников, украинские переводчики вывели родной язык на необозримое пространство мировой литературы, поднимая тем самым ее авторитет. Сложилась парадоксальная ситуация, когда источник питания литературного языка в значительной степени был перенесен с оригинальной литературы на переводную. «И кто знает, насколько тяжелее пережила бы украинская литература десятилетие после «оттепели», если бы ее не подпитывал — невидимо, но все же неизменно — художественный перевод такого уровня и такого самоотречения?» — ставит риторический вопрос профессор М. Новикова.

УЧИТЕЛЬ

Григорий Кочур был педагогом в глубочайшем, самом святом понимании этого великого слова. Как учитель вошел в жизнь многочисленных своих учеников, чтобы остаться там навсегда.

Терпеливо, не жалея времени, Григорий Порфирьевич помогал начинающим подниматься по крутым тропкам науки. Предостерегал, что переводоведческая статья — не реестр переводческих курьезов, а глубокий филологический анализ с раскрытием своеобразия в восприятии мира, характерного для носителей различных языков и культур. Он напоминал, что переводчик должен прислушиваться к первоисточнику, иметь утонченный вкус и зоркий глаз; учил избавляться от панегирического тона, избегать вычурных выражений — излишней красивости. Кочур отмечал, что нужно внимательно следить за собственным языком и слово в переводе должно быть художественным. Он советовал чаще заглядывать в словари, отмечал, что словарь можно читать как увлекательную книгу, что художественная литература — это мышление в образах, что язык должен быть не дополнением к жизни, а самой жизнью, что его возможности безграничны.

Значительными достижениями последнего времени являются вышедшие в «Всесвіті» «Очерки из истории украинского перевода» М. Москаленко и монография известного ученого и переводчика М. Стрихи — ученика и последователя Григория Порфирьевича — «Украинский художественный перевод: между литературой и нациостановлением».

Кочур — автор широкомасштабных исследований с основательными, взвешенными оценками и многих статей для «Української литературної енциклопедії». Его переводоведческие и литературоведческие статьи одни из первых в Украине ознакомили читателей с переводческими работами П. Кулиша, Н. Зерова, В. Пидмогильного, Ю. Клена, Т. Осьмачки и др. «Я имею дерзость считать себя не только переводчиком, а еще отчасти историком и теоретиком перевода», —писал Г. Кочур.

Все труды исследователя очень богаты абсолютно точным фактажем и постоянными ссылками на почти недоступные первоисточники. Григорий Кочур всесторонне исследовал творчество античных писателей и историю рецепции их произведений в Украине («Античные литературы в украинских переводах»), в частности, Эзопа («Эзоп на украинском языке»), Менандра («Впервые в Советском Союзе»), Вергилия («Литературная судьба Вергилия»), Аристофана («Аристофанов смех»). Ученый глубоко изучал историю украинских переводов французской литературы («О новейшей французской поэзии», «Этапы развития»), рецепцию творчества Данте и Шекспира в Украине («Данте в украинской литературе», «Шекспир на Украине»). В отдельных трудах Г. Кочур дает сжатую историю украинского художественного перевода («Достижения и перспективы»), характеризует тех или иных переводчиков в хронологическом порядке, начиная от Н. Зерова до Н. Лукаша («Мастера перевода»). М. Рыльского («Верленовское «Искусство поэтическое», «Из переводов Максима Рыльского», «Из последних переводов Максима Рыльского») и другие.

ПОМНИМ

Колоссальный вклад внес мастер в наше научно-литературное бытие. Этому способствует, в частности, созданный в его ирпенском доме Литературный музей Григория Кочура, который функционирует (на основе частной собственности) благодаря подвижничеству его детей — Андрея Григорьевича и его жены Марии Леонидовны. Главная цель Музея — хранить и рационально использовать редкую библиотеку, архив, в частности, уникальную переписку Г. Кочура, которая помогает введению в научное обращение материалов о литературных и творческих процессах в Украине в 50—90-х гг. XX в.

Становлению «Кочуроведения» как отдельной филологической отрасли, способствует также то, что университеты Украины готовят молодых переводчиков и переводчиковедов, которые посвящают свои исследования истории украинского художественного перевода. Есть уже определенные достижения в профессиональном изучении творчества Григория Кочура, его принципов перевода, его методов воссоздания доминант оригинала, в общем, детального и вдумчивого анализа переводческой поэтики мастера, его понимания основ исследования истории украинского художественного перевода.

29 января 2008 г. опубликован Указ Президента Украины Виктора Ющенко «О праздновании 100-летия со дня рождения Григория Кочура». Термин «Кочуроведение» постепенно входит в наше литературное бытие, так сказать, приобретает право научного гражданства. В первую очередь, нам нужно осознать, что Григорий Порфирович — великий поэт и мыслитель, и еще не все достижения мастера известны. Необходимо продолжать исследование переводческих основ стратегии Г. Кочура и других мастеров, его предшественников, современников и последователей. Желательно, чтобы «Кочуроведение» вышло за пределы Украины.

Недавно вышли в свет два тома критических трудов Григория Порфировича. Дополненные соответствующими комментариями, они станут весомым достоянием теории и истории украинского художественного перевода. Очень интересная тема о западноевропейских нерифмованных переводах украинской рифмованной поэзии в свете теоретических установок Г. Кочура.

Внедряя новые формы, поэт-переводчик может рассчитывать на успех только тогда, когда общий уровень его национальной поэзии такой, что новаторство уже может привиться, т.е. выйти из стадии эксперимента и стать не случайным, а общепринятым. В случае с англоязычными и немецкоязычными переводами украинской поэзии дело облегчается тем, что соответствующая поэтика прошла уже стадию рифмованной поэзии, и читатели не могли окончательно забыть ее — это бы значило избавиться от своего литературного опыта.

Требует проработки тема «Григорий Кочур: творчество за решеткой» как составляющая темы «Обреченные на молчание — не молчали (Украинское художественное слово на каторге)». Очевидно, следует большим тиражом переиздать «Интинскую тетрадь». Ведь это издание давно уже стало библиографическим раритетом. Тема «Григорий Кочур как культуролог» — интересное поисковое поле. Что касается музыкальных увлечений Григория Порфировича, то проблема эта еще не полностью исследована. Кочур очень любил музыку, в частности, симфоническую, не пропускал ни одного концерта по телевидению, довольно часто посещал концерты органной и камерной музыки в Киеве. Еще одна вещь не терпит отлагательства — это воспоминания о Григорие Кочуре. Ведь человеческая память — продолжение земных дней каждого. Сколько интересных для нашей культуры, важных событий происходило при участии Г. Кочура и И. Стешенко в ее киевской усадьбе, какие интересные темы здесь обсуждались (на ул. Пушкинский, 20!)

Очень уместно опубликовать хотя бы избранный эпистолярий Григория Порфировича. Как утверждает исследовательница Кочуровского эпистолярия О. Братанич, мастер оставил после себя более 10 000 писем. На разных тетрадных листках своим особым узорчатым почерком писал Григорий Порфирович письма многочисленным друзьям, ученикам, родным. Он писал, когда считал своим долгом передать определенные сведения, воспоминания о более давних событиях, когда высказывал свои советы начинающим или опытным авторам...

Самой большой его мечтой было опубликовать «Третє відлуння» как, так сказать, разноязычную билингву с соответствующим комментарием и портретами авторов оригиналов. А также — билингву Шекспировских «Гамлетов» — в оригинале и во всех украинских переводах с 1865 до 2000 годов (П. Свенцицкого, Ю. Федьковича, П. Кулиша, М. Старицкого — в двух редакциях, Г. Хоткевича, Ю.Клена, Л. Гребенки, Г. Кочура, М. Рудницкого, Ю. Андруховича, А. Грязнова и др.). Это было бы прекрасное пособие по переводческой теории!

Будет уместно проработать язык переводов и оригинальных произведений Григория Кочура, прежде всего, с позиций интертекстуальности. Мастер был редким знатоком тонкостей украинского языка. Очень интересная тема «Григорий Кочур как шестидесятник», и чтобы ее полностью осмыслить, необходимо собрать большой фактаж... Наступило время для написания монографии «Григорий Кочур как культуролог, переводчик и специалист в переводческой сфере в контексте украинского литературного процесса второй половины XX — начала XXI веков».

Роксолана ЗОРИВЧАК, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments