Выгодная империи политика полного "единообразия" не может иметь ничего общего с языковой политикой унитарного национального государства
Игорь Калинец украинский поэт, прозаик, диссидент, политзаключенный

Лев Венедиктов: Настоящая творческая жизнь — полноводная река...

6 октября известный украинский хормейстер отметил 85-летие
6 октября, 1996 - 20:14
РАБОТА ЛЬВА ВЕНЕДИКТОВА — ХОРМЕЙСТЕРА И РУКОВОДИТЕЛЯ БОЛЬШОГО КОЛЛЕКТИВА — ТРЕБУЕТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЫШЛЕНИЯ, ВИДЕНИЯ ПЕРСПЕКТИВЫ КАК КАЖДОГО ОТДЕЛЬНОГО АРТИСТА, ТАК И ХОРА КАК ОБЩЕГО ТВОРЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА / ФОТО ИЗ АРХИВА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРЫ УКРАИНЫ

У мастера поразительное творческое долголетие — свыше шестидесяти лет (!) творческого труда, который не подвергается учету, потому что он воплощен не только в сотнях оперных спектаклей, но и в неисчислимом количестве хоровых и ораториальных произведений, в известных и уже маститых работниках искусства, считающих себя его учениками, высших творческих и государственных наградах, и не только украинских. Восторженные отзывы музыкальных критиков многих стран мира. Настоящее признание и почет в музыкальном мире... Это о Льве Николаевиче Венедиктове, корифее оперного искусства, одном из наиболее ярких украинских дирижеров-хормейстеров нашей эпохи, который своим творчеством донес наиболее прекрасные традиции классической оперы, содействовал ее сохранению и обогащению, поднял ее к творческим вершинам, о непосредственном участнике формирования современного лица Национальной оперы Украины, известной сейчас во всем мире как один из лучших музыкальных театров Европы.

Его жизнь — большая развернутая книга о служении искусству, богатый внутренний мир мастера и большое подвижничество, потому что отдать искусству шестьдесят лет — не поле перейти. Лев Венедиктов родился в семье известного русского дирижера и церковного регента, автора светских и церковных произведений Николая Яковлевича Венедиктова, который, закончив Петербургскую консерваторию по классу М. Черепнина и О. Лядова, работал хормейстером знаменитого Мариинского театра в Петербурге, в двадцатые годы активно гастролировал в русских провинциальных городах, в частности в Тамбове, где и родился Лев Венедиктов, создавал там филармонийные коллективы. Он был организатором и художественным руководителем Ансамбля песни и пляски Карельского фронта, на основе которого в 1944 году был создан прославленный Ансамбль Киевского военного округа. Все, что окружало Льва Венедиктова в детстве, — дышало искусством и музыкой, потому что в доме Венедиктовых постоянно собирались композиторы, певцы, артисты драмы, художники. Играли классику и новые произведения, спорили, пели. Очень рано стало очевидным, что Лев Венедиктов пойдет по стопам отца и посвятит свою жизнь музыке. Так оно и произошло. В шесть лет он начинает учиться в музыкальной школе, потом на хормейстерском отделении Борисоглебского музыкального училища. Планирует поступать в Минскую консерваторию. Но Вторая мировая война резко изменила не только планы, но и жизнь. Семнадцатилетним юношей он становится в ряды Красной армии и в составе военного ансамбля сначала Северо-Кавказского, а впоследствии Волховского и Карельского фронтов, проходит огненными дорогами войны. В марте 1944-го талантливый фронтовой хормейстер поступает в Киевскую консерваторию... Его берут в свой класс, а впоследствии — аспирантуру, выдающиеся хоровые дирижеры Григорий Гурьевич Веревка и Элеонора Павловна Скрипчинская.

Его педагогами были также Козицкий, Скорульский, Шреер-Ткаченко, Аэрова, Хинчин... Они научили юношу не только совершенной технике дирижирования, раскрытию хоровой партитуры и законам хоровых ансамблей, а и заложили крепкий фундамент безупречного профессионализма, музыкальной культуры, широты мировоззрения, обогатили духовный мир высокими принципами и эталонами служения искусству. Он возвращается в свой Ансамбль песни и пляски Киевского военного округа, который, собственно, и не оставлял. Сначала дирижером, потом заменяет отца на должности художественного руководителя. Создает несколько программ. Павел Вирский приглашает его на должность главного дирижера Государственного заслуженного ансамблю танца Украины, но военное руководство не дает на это согласия. В 1954 г. Льва Венедиктова приглашают хормейстером Киевского академического театра оперы и балета, где он работает вот уже пятьдесят пять лет.

Свою деятельность начинал в достаточно тяжелые послевоенные годы. Но для него они были очень счастливыми. Зал заполняли жаждущие высокой культуры люди, в театре работали блестящие мастера — Владимир Пирадов, Вениамин Тольба, Константин Симеонов, Владимир Скляренко, Михаил Стефанович, Анатолий Петрицкий, Владимир Колесник, Михаил Берденников, пели Борис Гмыря, Михаил Гришко, Лариса Руденко, Елизавета Чавдар, Мария Литвиненко-Вольгемут, Зоя Гайдай, Мария Бем, Петр Билынник, Андрей Кикоть, Иван Паторжинский, Андрей Иванов, Юрий Кипоренко-Доманский... И их искусство, отношение к его величеству театру и сцене были для него также школой, а точнее — академией творческого роста. Он, словно предчувствуя, что со временем станет их непосредственным творческим наследником, по крупинке вбирал в себя тот большой творческий потенциал, который имел тогдашний театр, еще живыми воспоминаниями и практикой привязанный к наследству Федора Шаляпина, Леонида Собинова, Антонины Неждановой, Владимира Дранишникова... Вместе с дирижером Вениамином Тольбой работал над постановками опер «Трубадур», «Бал-маскарад» Дж. Верди, «Укрощение строптивой» В. Шебалина, «Запорожец за Дунаем» С. Гулака-Артемовского, «Наталка Полтавка» Н. Лысенко. В. Тольба пригласил его своим ассистентом-дирижером, а впоследствии, оставляя в связи с болезнью театр, передал большинство спектаклей своего репертуара.

В конце 50-х и в начале 60-х годов Венедиктов участвовал в блестящем и, пока что, единственном украинском широкомасштабном творческом проекте — постановке на сцене Киевского театра всего оперного наследия Николая Лысенко — от «Рождественской ночи» и «Энеиды» до детской «Зимы и Весны». Ему, как хормейстеру, выпало счастье быть сопостановщиком многих представлений Константина Симеонова, в частности и вершинной в его киевском творческом наследии «Екатерины Измайловой», которую Дмитрий Шостакович назвал наилучшей интерпретацией этой оперы и настоял, чтобы в фильме-опере, снятом «Мосфильмом», хоры звучали в исполнении киевского коллектива.

За годы роботы в театре Венедиктов, как дирижер-постановщик, а позже (с 1972 г.) хормейстер-постановщик участвовал в рождении более 140 спектаклей! Различные композиторы, различные эпохи, различные стили... И все эти произведения находились в лучах его творческого горения, неутомимого труда, умения увлечь и вдохновить большой хоровой коллектив, который суггестивно ощущает не только его руку, но и душу, пульс творческого сердца. Среди спектаклей, созданных хормейстерским талантом Льва Николаевича Венедиктова, — «Тарас Бульба», «Наталка Полтавка» Н. Лысенко, «Запорожец за Дунаем» С. Гулака-Артемовского, «Захар Беркут» Б. Лятошинского, «Аскольдова могила» А. Верстовского, «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа» П. Чайковского, «Борис Годунов», «Хованщина» М. Мусоргского, «Аида», «Набукко», «Макбет», «Бал-маскарад», Реквием Дж. Верди, «Турандот», «Манон Леско» Дж. Пуччини, «Фауст», «Ромео и Джульетта» Ш. Гуно, «Любовь к трем апельсинам», «Война и мир» С. Прокофьева... Именно Лев Венедиктов вывел хор как самодостаточную творческую единицу театрального спектакля, хотя давалось это ему нелегко, потому что еще до недавнего времени крепко держалась традиция видеть хор как вспомогательный состав. Теперь это совсем не так. Хор несет на себе еще и идейно-художественное раскрытие оперного сюжета, связывает как вокально так и игрой различные пласты музыкальной драматургии. Это постоянно отмечают как отечественные так и зарубежные музыковеды и критики, признавшие хор под руководством Венедиктова одним из лучших оперных хоров мира. Нет ни одной рецензии на оперные постановки первого музыкального театра Украины, где бы не отмечался хор, его выразительное и монументальное звучание даже при пианиссимо, свежесть и чистота интонирования, звонкое сопрано, прекрасные низкие басы и теплые тенора... Не нужно думать, что такая гармония хорового звучания далась так просто — только врожденным талантом и профессионализмом. Доминирующую роль в этом сыграла большая и прирожденная творческая интеллигентность Льва Николаевича, который видит в артисте не исполнителя, а, в первую очередь, творческую личность.

Работа хормейстера, да еще и руководителя такого большого коллектива, требует стратегического художественного мышления, видения перспективы как каждого отдельного артиста, так и хора как общего творческого организма. Ведь подготовка артиста хора, даже с высшим консерваторским образованием, введение его в репертуар, забирает не меньше пяти лет настойчивого труда хормейстера, индивидуальной работы не только над партиями, но и адаптации личности в коллективное творчество. Как раз это, иногда, является наиболее сложным, потому что каждый человек стремится к индивидуализации, а специфика хора обуславливает слияние в едином исполнительском порыве. Между тем он не стремится унифицировать, «подстричь» под один ранжир артистов хора, а сохраняет естественную красоту человеческого голоса, требует этого от своих коллег, дает возможность раскрыться в широте большого классического репертуара.

Лев Венедиктов всегда видел хор как самодостаточный коллектив, который может решать наиболее сложные творческие проекты. Не случайно в его репертуаре немало хоровых и ораториальных произведений, в частности Реквием Дж. Верди, осуществленный вместе с выдающимся дирижером ХХ века Стефаном Турчаком, Реквием В.-А. Моцарта, ІХ симфония Л. Бетховена, «Колокола» С. Рахманинова, «Александр Невский» С. Прокофьева, «Казнь Степана Разина» Д. Шостаковича, над которыми он работал с дирижером Владимиром Кожухарем, «Четыре духовные песни» Дж. Верди, а капельная программа украинской духовной музыки ХVІІ — ХХ в., с грандиозным успехом показаны не только на сцене родного театра, а и во время зарубежных гастролей.

Многое о творческом уровне оперного хора свидетельствует фраза французского режиссера Ж.-П. Валентина, который, приехав в Киев осуществить постановку вердиевского «Набукко», заявил: «Я полностью меняю свою концепцию и буду ставить это произведение на звучание вашего хора...» Собственно, доминанта хора использовалась в режиссерских трактовках Ирины Молостовой («Хованщина», «Евгений Онегин», «Екатерина Измайлова»), Дмитрия Смолича («Борис Годунов», «Абесалом и Этери»), Дмитрия Гнатюка («Запорожец за Дунаем», «Тарас Бульба», «Золотой обруч», «Князь Игорь»), Итало Нунциати («Бал-маскарад», «Макбет», «Манон Леско»).

Странная сущность профессии хормейстера. Зритель видит его, разве что, на премьере спектакля. Остальное время он работает с хором в репетиционном зале, а подготовив — передает дирижеру... На спектаклях он может контролировать своих подопечных за кулисами или из зала. Это так — и не совсем! Особенно в случае со Львом Венедиктовым. Каждый раз, каждый артист хора, выходя на сцену в том или ином представлении, связан с ним невидимым энергетическим импульсом, ощущением не подвести своего руководителя. И каждый дирижер, стоящий за пультом в оркестре, также ощущает этот импульс, потому что речь идет о безупречности подготовленных хоров, глубинном понимании партитуры, наполненности звуковедения, точности отмеченных темпов и штрихов. И даже наиболее невероятные режиссерские мизансцены не могут разрушить мощную и завершенную звуковую палитру хора, подготовленного Львом Николаевичем Венедиктовым. И сколько бы хористов ни было на сцене — сто или только двадцать, — они создают впечатление монументального коллектива, который преисполнен единым порывом и выполнением поставленной творческой задачи.

Как главный хормейстер Лев Венедиктов с 1972 г., плавно осуществляя замену исполнителей, сформировал четыре состава хора, обеспечив не только преемственность высокого мастерства исполнения и традиции, но и безупречность ежедневного уровня звучания коллектива, что так важно для сохранения его формы. Все те болезненные изменения, неотвратимые во время такого процесса вливания в коллектив прекрасных голосов, однако без какого-либо опыта пения в оперном хоре, оставались абсолютно незаметными для тех, кто приходил на спектакли. Хор оставался таким же прекрасным, динамичным, творчески зрелым и эмоциональным. Между тем все эти изменения оставляли шрамы на сердце маэстро. Ведь приходилось прощаться со своими коллегами, с которыми преодолевались не только годы жизни, но и целые этапы творчества, кто выливал свое вдохновение и горение на общее дело, потому что хор — это словно пчелиный рой, где все работают на одну цель. Сейчас маэстро формирует пятый состав, который должен продолжать и обогащать прекрасные исполнительские и творческие традиции, которые вот уже шесть десятилетий были альфой и омегой жизни выдающегося украинского хормейстера Льва Венедиктова — «Героя Украины», лауреата Шевченковской премии, удостоенного многих отечественных и зарубежных наград.

Нужно очертить еще одну творческую ипостась Льва Николаевича — его педагогическую деятельность. Пятьдесят лет он отдал работе в Национальной музыкальной академии Украины, пройдя путь от старшего преподавателя до профессора, возглавлял кафедру хорового дирижирования, подготовил почти 120 первоклассных художников, работающих в лучших театрах и коллективах не только Украины, а и за границей. Нынче рядом с маэстро в Национальной опере работают бывшие ученики, коллеги: Инесса Шилова, Владислав Згуровский, Богдан Плиш, Анатолий Семенчук.

Бог любит творческих людей, дарит им долголетие и вдохновение!

Подарком к юбилею мастера станут две творческих акции: 7 октября в Национальной опере артисты сыграют спектакль «Турандот», а 23 октября в Национальной филармонии состоится хоровой гала-концерт «Ученики — учителю», который посвятят Льву Венедиктову.

Василий ТУРКЕВИЧ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ