Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

Мастер магии танца

Борису Каменьковичу исполнилось бы 100 лет
23 марта, 2021 - 10:33
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Борис Наумович был человек-фейерверк: талантливый, веселый и мудрый. Он начал свой творческий путь в Ансамбле народного танца им. Павла Вирского. Там шлифовалось его мастерство как танцора. Затем стал балетмейстером. Каменькович никогда не замыкался в каком-то одном хореографическом жанре. Он ставил не только народные, но и классические танцы. Ему всегда было интересно экспериментировать. С именем Бориса Наумовича было связано и становление Киевского мюзик-холла. Несколько десятилетий он является главным балетмейстером Национального театра и. И. Франко. Во всех спектаклях, в которых он принимал участие, тонко чувствовал стиль произведения, помогая актерам найти верную пластику в раскрытии образов, а его танцы всегда отличались органичностью. Хореограф являлся соавтором многих постановок, уже вошедших в историю украинского театра: «Энеида», «Тевье-Тевель», «Белая ворона», «За двумя зайцами», «Пигмалион» «Бал воров», «Любовь в стиле барокко» и др.

Вспомнилось, как в 2001 году, накануне своего двойного юбилея (80-летия со дня рождения и 65-летия творческой деятельности) Борис Наумович признался, что «никогда не любил юбилеи, потому, что терпеть не может официальных скучных мероприятий, когда нужно натужно улыбаться и выслушивать бесконечные дежурные фразы, с нетерпением ожидая, когда же это все закончится». Он предложил провести в своем родномТеатре им. И. Франко не творческий вечер, а... капустник, чтобы коллеги и зрители повеселились. Ведь Каменькович обожал шутку и смех. Давным-давно, еще работая в Киевском оперном театре, он стоял у истоков возрождения старой театральной традиции — капустников. Франковцы поддержали инициативу именинника и к 1 апреля подготовили специальную программу. Сценарий написал Лесь Заднипровский, вели вечер Воланд (Анатолий Хостикоев) и Бегемот (Богдан Бенюк) — герои легендарного спектакля «Мастер и Маргарита», который на франковской сцене поставила Ирина Молостова (супруга Каменьковича). Кстати, Хостикоев учился на курсе Ирины Александровны, впервые блеснул в спектакле «Сказка про Монику» Киевского театра русской драмы им. Леси Украинки, где хореографом был Борис Каменькович. Борис Наумович создавал пластику и для первого режиссерского опыта А. Хостикоева — «Кина IV»...

В зале кричали браво, стоял хохот, а Борис Наумович, улыбаясь признался, что « обрыдался от восторга»... Это был последний гранд-выход Каменьковича перед зрителями. 21 декабря 2001-го мастер танцевальной магии умер. Он очень тосковал по своей супруге Ирине Александровне Молостовой (союз этих двух творческих личностей был таким гармоничным). А в марте 2011 года на фасаде дома №10 по улице Заньковецкой была установлена бронзовая мемориальная доска в память о двух выдающихся деятелей украинской культуры ХХ века — режиссера Ирины Молостовой (1929—1999) и балетмейстера Бориса Каменьковича (1921—2001). Скульптор В.Щур изобразил эту творческую пару в головных убора, т.к. в памяти нескольких поколений киевлян они остались именно такими — интеллигентными, эффектными и в стильных шляпах...

«Я ЕГО ОБОЖАЛ»

— Мои взаимоотношения с Борисом Наумовичем. Я проводил с ним значительно меньше времени, чем хотелось бы. Может быть, в силу национальных причин, может быть, в силу схожести юмора, мне был бесконечно интересен огромный подтекстовой слой, включающий юмор и мудрость, которыми в превосходной степени обладал Каменькович, — вспоминает Виталий МАЛАХОВ, режиссер, руководитель Театра на Подоле. — Он был — «облако в штанах» и это ему очень импонировало. Он все понимал, все прощал, и вместе с тем не пропускал, а давал какие-то мудрые советы. Я помню, что когда уже возник Театр эстрады и меня сделали его первым руководителем, он один из немногих сказал: «Ну а чего? Может быть и такой театр». Хотя, он тогда возглавлял Мюзик-холл, а это был основной враг Театра эстрады. При этом он привел к нам Литвинова и сам ставил в каких-то постановках. Вот он как раз был значительно выше всех вне художественных перипетий...

Наш первый выезд в Америку был связан с «Вертепом». Борис Наумович ставил к этому спектаклю танцевальные номера, — моменты далеко не второстепенные для этого спектакля. Сейчас мы играем уже третью редакцию спектакля, играют новые артисты, но спектакль идет с его же хореографией и в афише значится имя Каменьковича.

Я его обожал как человека. Помню, встретились мы однажды и Борис Наумович говорит: «Идем, я хочу тебя покормить». Я отнекиваюсь, а он: «Идем, идем...». И мы пошли. Зашли в ресторанчик, и Борис Наумович стал заказывать шашлык, отбивную жирную, водочки 300 г... Я говорю: «Борис Наумович, и Вам все это можно?» А он: «Нет, мне нельзя, но я тебя прошу — ты поешь, чтобы я хоть посмотрел». Потом мне рассказывал Толя Хостикоев, что он и с ним проделывал такое. Он любил жизнь, наслаждался жизнью. Помню всегда подтянутым, всегда востребованным. Я бы сказал, что он был очень стильным человеком.

А последнее время он погрустнел — пришли болезни, ушла Ирина Александровна, начали продавать квартиру... Я попробовал сделать какой-то цикл передач с ним, чтобы отвлечь или развлечь, смягчить ситуацию. Приходил к нему с камерой, и он просто вспоминал и рассказывал о себе. Начиналось все тем, как он совсем маленьким танцевал на столах на рынке, который на Трубецкой был возле Оперетты. Потом они с Борисом Сичкиным (вскоре знаменитым Бубой Касторским) вдвоем танцевали для разогрева, как жиголо в ресторанах на Крещатике, и он держал руку у Сичкина на попе, потому, что там была... дырка на брюках, которую нужно было закрывать. Там было море историй про Вирского, и множество историй из военного времени...

Передачи, к сожалению, не состоялись, а записанные пленки куда-то пропали. Но есть у меня сценарий танцевального мюзикла, спектакля под названием «Танцплощадка», написанный вместе с Борисом Наумовичем по этим рассказам. Борис Наумович рассказывал, что когда Андрюша Желдак ставил в Театре Франко «Три сестры» Чехова он, Каменькович, предложил: «Я тоже хочу поучаствовать». Поставил какой-то разухабистый танец, который конечно, не входил в программу режиссера и не был принят. Тогда последовало следующее предложение: «А пусть они станцуют в фойе, когда зрители выйдут туда в антракте». Я думаю, что и Театр Франко много потерял с его уходом. И жаль, если не сохранились записи спектакей с его номерами.

...Никогда не предполагал, что эта семья, — Ирина Александровна и Борис Наумович, Молостова и Каменькович, — сыграет в моей жизни такую большую роль. А теперь понимаю, что практически они то и сыграли в моей жизни главную роль.

СПРАВКА «Дня»

19 марта 1921 года в Днепропетровске родился Борис Наумович КАМЕНЬКОВИЧ — украинский балетмейстер, хореограф. Заслуженный деятель искусств Украины (1991). Народный артист Украины (2001).

В 1936 году окончил балетную студию при Киевском театре оперы и балета им. Т.Г. Шевченко. Впервые вышел на сцену в том же году, в составе Ансамбля танца, который сейчас носит имя Павла Вирского.

В 1937—1940 гг. — артист балета ансамбля народного танца Украины, в 1941—1946 гг. — фронто-вого ансамбля песни и танца под руководством Э. Шейнина и П. Вирского, с 1946 по 1947 год — Киевского театра музыкальной комедии, в 1947—1953 гг. — Киевского театра оперы и балета.

С 1953 по 1973 год — артист Киевской эстрады, главный балетмейстер Укрконцерта, в 1973—1984 гг. — Киевского мюзик-холла (один из его создателей), с 1988 года — Киевского украинского дра-матического театра им. И. Франко.

Борис Наумович был постановщиком танцев в тридцати спектаклях, среди которых «Энеида» по И.П. Котляревскому, «Тевье-Тевель» по Шолом-Алейхему, «Мастер и Маргарита» по М.А. Булгакову, «Бал злодеев» по Ж. Аную, «Пигмалион» по Б. Шоу и др.

Борис Кменькович — автор пластических зарисовок знаменитого дуэта Тарапуньки и Штепселя. Он участвовал в создании легендарных мультфильмов «Остров сокровищ» и «Доктор Айболит»...

Жена — режиссер оперных и драматических спектаклей Ирина Молостова. Сын — известный театральный режиссер Евгений Каменькович.

Умер Борис Наумович 21 декабря 2001 года в Киеве...

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ