Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Мастерам посвящается

«Летучая мышь» — новинка в театральной афише Одессы
14 июля, 2011 - 20:30
СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ» / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ТЕАТРОМ

Эта постановка Одесского академического театра музыкальной комедии им. М. Водяного соответствует роскошной, точно воздушной и ажурной фактуре вальсов И. Штрауса. Не в последнюю очередь, актерам покорились молниеносно стремительная интрига и остроумие диалогов и вокальных номеров двух именитых друзей Николая Эрдмана и Михаила Вольпина, авторов пьесы. Идея посвятить постановку памяти художников — народного артиста Беларуси Семена Штейна и главного художника театра Михаила Ивницкого — побудила лидера одесской труппы Владимира Фролова осуществить премьеру-реконструкцию спектакля, который родился на этой сцене в 1983 году. С этой постановкой Одесский театр объехал с гастролями весь бывший СССР, и до сих пор критики вспоминают ее как эталон. Уже ушли из жизни режиссер и художник спектакля, между тем, автор костюмов Зоя Ивницкая, которая ныне живет в Лос-Анджелесе, посодействовала возобновлению постановки эскизами. Исполнитель роли обаятельного плута Фалька из прежнего представления — Владимир Фролов выступил в качестве режиссера обновленного спектакля. Главному балетмейстеру театра Игорю Дидурко выпала честь ввести новых исполнителей в «Великий вальс», осуществленный балетмейстером Николаем Катугиным со вкусом и размахом.

В этом театральном сезоне штраусовская оперетта стала модной и даже скандальной. Много споров вызывала постановка «Летучей мыши» в Большом театре, а лично у меня премьера по этой же оперетте на сцене Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии (режиссер — приглашенный из Будапешта Миклош Габор Кереньи) оставила после просмотра ощущение трудно перевариваемого блюда со специями. В то же время представление одесситов, с присущей обитателям Южной Пальмиры живостью и очарованием, поразило почти идеальным соответствием критериям классической оперетты. Просмотр трехчасового представления проходит «на одном дыхании». «Почти», потому что далеко не всем в актерском ансамбле удалось дотянуться до создания образов из фрачной салонной оперетты. Погрешности вкуса по линии актерской игры или, наоборот, при наличии хороших актерских данных, проблемы вокала, как и везде, присущи постановке театра музыкальной комедии. Ответ на такой упрек всегда один: где взять массу профессиональных вокалистов, которые танцевали бы, как в балете, и играли, как в драме? Впрочем, в представлении, бесспорно, определились лидеры. Например, Николай Завгородний, нигде не «перебарщивая», с огромным чувством такта, юмора и трогательным обаянием создал самый смешной образ Сторожа тюрьмы, какой только приходилось видеть в экранизациях и постановках этой оперетты. Убедительную заявку-дебют в роли Розалинды сделала Лилия Бех. Поразил аристократизмом Владимир Кондратьев — в роли Фалька он создал полнокровный характерный, пластичный и динамичный образ. Неожиданно «засиял» в представлении даже такой вспомогательный персонаж, как безнадежно влюбленный студент Альфред. В исполнении Валерия Регрута герой покоряет искренностью лиризма, изобретательностью выдумок, приятным голосом. Правда, немало посодействовала эффектности этого образа действенная сценография Михаила Ивницкого. Альфред появляется под предполагаемыми окнами Розалинды, выплывая, точно на гондоле, на подвижной декорации, которая воспроизводит угол улицы с заборчиком под мягко светящим фонарем. Второе действие представления вообще открывается возгласами восторга и рукоплесканиями зрителей — это аплодисменты в память художника! Михаил Ивницкий вписал в изысканный архитектурный образ сцены бала созвездия хрустальных люстр, сияние которых словно отражается в тверди земной — над уровнем пола здесь и там развешены белоснежные гроздья цветов в ажурных корзинах... Свет, расправленный на почти незаметные тонкие серебристые тросы на заднике, окутывает сцену изысканным кружевным мерцанием.

Музыкальная драматургия представления, за четким соблюдением которой следят дирижер постановки и хормейстер — Вадим Перевозников и Юрий Топузов, производит впечатление слаженности с каждым движением массовки и с пластичным рисунком ролей всех исполнителей. Кажется, что даже почти невидимый оркестр не просто исполняет свои музыкальные партии, а так же, как актеры, «играет» в «Летучую мышь», задает игровой тонус действия.

Юлия КОВАЛЕНКО, театровед, Харьков — Одесса
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments