Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Мишель ТЕРЕЩЕНКО: «Когда все закончится, у нас будет очень красивая страна»

27 июня, 2014 - 12:02
Мишель ТЕРЕЩЕНКО: «Когда все закончится, у нас будет очень красивая страна»

Мишель Терещенко, потомок знаменитой династии, успешно занимающихся общественной, государственной, предпринимательской и меценатской деятельностью, во благо страны, уже двенадцать лет живет и работает в Украине. Пошагово он возрождает традиции семьи, открывая сам для себя ее богатую историю. Гордится тем, что за эти годы ни разу не покривил душой, принципиально не давал взяток, работал открыто, прозрачно, искренне глядя людям в глаза. Живет просто и наполнено — встает в пять утра, ложится в 10 вечера, успевая и в поле съездить, и в церковь зайти, и на пасеку, и в Институт лубяных культур, переговорить в офисе с иностранными партнерами, а перед сном послушать хорошую музыку, которую беззаветно любит.

Мишель, вы человек, рожденный во Франции, выросший и воспитанный не на украинской культуре. Вдруг, в какой-то момент приезжаете в Украину  и остаетесь. Как это произошло?

— Думаю, Терещенко в Украине —  как рыба в воде. Далеко от Украины мне было плохо, а путь обратно стал возвращением  к своим корням. В 2003 году мне пришлось открывать саркофаг Николы Терещенко, похороненного в Глухове ровно сто лет назад — в 1903-м. Несмотря на время, войны, революции, осквернения, его тело ничуть не разложилось. Совсем не было страшно, а он безмятежно улыбался мне. Я глубоко убежден, что в этот самый момент, когда на меня нахлынуло огромное чувство, хотя я оставался в полном сознании. И, возможно, впервые ощутил себя необычайно крепким, он в определенном смысле вошел в меня. Во всяком случае, я абсолютно уверен, что с того дня уже не сам направляю свою жизнь. Я иду по его стопам и счастлив, что переживаю такое чрезвычайное единение. Я уже не сам принимаю решения. Просто больше ни от чего не отказываюсь — даже от невообразимого.

Но не было же такого стремления на протяжении жизни? Вы много лет учились, работали, у вас был успешный бизнес, и вдруг так кардинально меняете свою жизнь? Неужели услышали зов предков?

— У моего деда тоже было кардинальное изменение жизни. В 31 год он уехал из Украины и начал новую жизнь во Франции. Наверное, ему было не совсем приятно все перестраивать заново. Так же возвращаться в Украину у меня не было никаких оснований, никаких побуждений и никаких обязательств. Но для меня кардинальные перемены были очень приятными. Кроме непосредственно работы, погрузился в изучение истории своей семьи. Я не был глубоко погружен в истории своей семьи, когда выезжал из Франции, но, можно сказать, что там ее никто так не уважал. Мы были русскими (украинскими) эмигрантами, никто не знал точно, почему мы уехали, какая была ситуация. А здесь все было хорошо, искренне и красиво. Много узнал фактов о семье, которых не знал раньше. Люди говорили со мной, спрашивали, я почувствовал уважение к своей фамилии, к ее носителям. Моих предков помнили не как политиков или военных, а потому, что они занималась благотворительностью. Также люди помнили, что мои деды-прадеды были сахарозаводчиками. Это был шанс изучить историю семьи, ничего не делая, лишь пользуясь репутацией, которую создали мои предки.

Дело в том, что не очень благоприятный инвестиционный климат у нас в Украине, и не стоят в  очередь инвесторы. Как вам удается находить инвесторов, проходить сквозь чиновничьи преграды и выстраивать здесь бизнес?

— Думаю, не совсем правильно так говорить. Украина — перспективная страна, которая по логике должна была вернуться на уровень развития 1991 года. Но этого не произошло, так как не была разорвана пуповина между Россией и Украиной, которая называется газотранспортная система. И пока существовали такие газовые отношения, было давление со стороны России, были океаны коррупции, все было. А сейчас, наконец, мне кажется, эта пуповина отрезана, и уже Украина может отказаться от российского газа, который имеет, кстати,  очень плохой запах. И это станет правильным началом новой жизни в Украине, которой не было, к сожалению 20 лет назад, но, надеюсь, наступит сейчас. Но очень многое еще предстоит сделать. Хотя мои инвестиции были небольшими, они имели здесь весьма положительный эффект. Я живу уже более 10 лет в Украине, и для меня это более перспективно, более интересно и более красиво, чем во Франции. Тем более что дети выросли, а моя семейная жизнь попала в глухой угол и завершилась разводом. За долгое время мы полностью были согласны друг с другом, когда приняли решение расстаться.

Я понимаю, что это родина предков, но почему вы выбрали именно это место — Глухов, а не Киев?

— Я выбрал также и Киев. Это очень красивая европейская столица, которая мне очень нравится. Там культурная жизнь, возможность путешествовать по городу. Для меня Киев,  как Париж, город, где есть все. Но здесь, в Глухове, интересней, так как смело могу сказать — это мой город. И хотя этот город не очень большой и находится в стрессовой экономической ситуации, но мне здесь приятно работать, ведь знаю, что обеспечил работой и возможностью нормально жить 85 семей. И это для меня более интересно, чем открывать офисы в Киеве. Мои родители ушли из Глухова в Киев, потому что не было реальных средств связи. Им нужна была железная дорога для экспорта товаров, телеграфная связь. Но сейчас мы живем в эпоху Интернета. Связь есть. Три часа — и я уже в любом месте. Сейчас Глухов может получить хороший стимул к развитию. Не только мегаполис Киев, миллионники Донецк, Харьков,  но и  Глухов.

То есть речь идет о том, что украинская провинция по своей потенциальной  природе  перспективна?

— Очень перспективна, потому что они здесь очень богаты. И хотя многие будут говорить, что это не совсем соответствует истине, тем не менее, они живут богато. Семьи большие, живут вместе, выращивают овощи на огородах, бабушки, дети, внуки — все вместе. Это богатая жизнь. Если у них нет, к примеру, машины,  они думают, что живут неуспешно, но это не так. Если они получат нормальные материальные условия для жизни, то будут ими пользоваться. Хотя во Франции очень высокий материальный уровень, французы не такие радостные, семьи там не живут вместе. Здесь есть все возможности жить богато. А нежности, любви друг к другу, взаимного уважения им не занимать.

Я хочу вернуться к событию, ради которого мы здесь все собрались сегодня, к музыкальным встречам в Глухове. Все, что мы здесь сегодня видели и слышали — очень высокий уровень, очень интересно. Меня  поразил абсолютно полный зал. И разновозрастная публика, отнюдь не филармоническая, но как они слушали! И стар, и млад. Как вам пришла идея проведения подобных музыкальных встреч?

— Это идея Людмилы Гарарук. Идея делать музыку без границ, пригласить русских музыкантов, которые могут играть вместе с украинскими точно на границе, которая здесь в 10 километрах. Но это была первоначальная идея, мы потом ее доработали. И мы говорили о том, что неправильно, что в Глухове, где есть музыкальные традиции, где проживало много известных композиторов, ничего не делается, чтобы отметить этот день. Представители консерватории имени Чайковского давно приезжают сюда из Киева, организовывая музыкальные встречи, и мы также решили сделать музыкальную встречу. Появилась идея отметить не только день музыки, но и цветение льна. Ведь в Глухове, наряду с музыкальными традициями, есть и традиции, посвященные цветению льна, выращиванием которого я здесь непосредственно занимаюсь. Здесь находится Институт лубяных культур, разработками которого очень интересуется мировой рынок. Так что звучит и расцветает в людских душах не только музыка, но и лен. И, по возможности, по завершении музыкальной программы, мы будем гулять по цветущим полям.

Значит, есть перспективы,  как духовного развития, так и развития бизнеса?

— Аграрные традиции нужно защищать. Ведь это тоже своеобразная музыка, когда цветет лен. Это другой тип музыки. К тому же мы можем играть музыку и в поле. Только это будет тяжело, ведь лен-то не знает, что у нас фестиваль 20 июня, и нет гарантии, что он зацветет. Но у нас много полей льна, и есть шанс, что на одном из них на тот момент лен зацветет. Но лен цветет только три дня, так что нужно ловить момент. Я, как многие аграрии, верю в приметы. Если мы анонсируем рекламу, что лен расцветет, я почти точно уверен, что не расцветет. Для нас урожай — это когда лен уже под крышей.

Сейчас очень непростое время для нашей с вами страны.  Как вы оцениваете то, что  происходит, и что  видите в будущем?

— Это будет тяжело для вас слышать, но я думаю, что Путин делает Украине такой подарок, который никто до него не делал. Он сейчас способствует объединению страны против него. Есть, конечно, связи между Украиной и Россией, и это нормально. Но то, что делает сейчас российский лидер, это показывает украинскому народу, что нужно делать в ответ. И я не думал, что он будет действовать так  неправильно, ошибочно. Он делает все, чтобы Украина была единой и жила без России. Не думаю, что пол года назад были эти настроения против Путина. Но это факт, он сам их спроектировал. Мы здесь в 10 километрах от границы. Очень много людей работает в России, очень много людей имеют родственников в России. Власть здесь еще не поменялась. Наш депутат был самым лучшим другом Медведчука, другом Путина. Здесь нет ни одной церкви Киевского патриархата, только Московского. Но люди поют украинский гимн и ведут себя как украинцы. Это абсолютно фантастично для меня. Конечно, трагедия, кровь — тяжело. Идет война, агрессия против Украины. Нам необходимо защищать украинский народ, поддержать украинскую армию. Но когда все закончится, у нас будет очень красивая новая страна.

Светлана АГРЕСТ-КОРОТКОВА. Фото предоставлено автором
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ