Знать - это осознавать, что вы ничего не знаете. В этом есть смысл истинного знания
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Мистерия ХХ века

18 января, 2001 - 00:00

III. МИСТЕРИЯ ФАШИЗМА

Как самая совершенная форма государства, его чиновничества и созданной им разновидности бюрократии с соответствующей администрацией и карательными органами (СС, СД, гестапо, зондеркомандами, дивизией «Мертвая голова»), нуждался в своей мистерии и фашизм.

Хотя, в академических кругах Европы все более популярной становится модель понимания фашизма, предложенная немецким историком и социологом Армином Мелером, который считает, что фашизм — это прежде всего стиль (демонстративный стиль, прибавим, поскольку, как говорил Хемингуэй, «Фашизм — ложь, произнесенная бандитами»). Знаменательно, что весной 1934 года, когда теоретик футуризма Томмазо Маринетти, который занимал очень высокую должность в итальянском государстве, посетил Германию Гитлера, на официальном банкете в Союзе Национальных Писателей его приветствовал в качестве заместителя председателя Союза Готтфрид Бенн, бывший экспрессионист и в своей приветственной речи он не вспоминал ни об общности идеологии, ни о единстве политических целей, но заливался относительно заданий Германии, которые, так же как и Италии, состоят в «содействии рождению нового стиля, лишенного всякой театральности, стиля импозантного холода, к которому двигается сейчас Европа». Позитивные ценности, которые упоминались Бенном, четко описывали сущность фашистского стиля: холодность, раскрепощенность, блеск, импозантность и — таинственность.

Именно об этом стиле писал в 1919 году Лесь Курбас: «В Германии есть молодежь. Сильная. С корнями. С высокой культурой, с высокой интеллигентностью. И с беспощадностью гениев. Молодежь, которая насчитывается не единицами, не группами. Поколение! Новое, действительно новое поколение. И поколение, невзирая на военные границы, к нам очень близкое [...] Главное, что объединяет в одно название молодых немцев, это дикое, невзнузданное молодое и притом общее стремление к действию, которое потрясает вселенную, темный, мятежный дух в душах, который, вполне естественно, более всего ищет своего проявления, равнозначника в той форме поэзии, которая представляет действие, — в драме. Жажда глубокой динамики. Космический экстаз...»

В те дни, когда писалась статья Курбаса, в Германии уже готовился коммунистический агитпроптеатр, который вскоре был квалифицирован как «штурмовые бригады», которые ставили не только малые формы, но и «пародийную оперу богов с Брахмой, Магометом, Еговой, Шаманом». Создаются театральные организации, которые ставят национально-культурные и религиозные произведения (Немецкий союз светских игрищ, Католический союз), очень хорошо обученные большевиками (фашистский «Стальной шлем»), мистерии (Wander Vogel)

В те дни, когда писалась статья Курбаса, один из «невзнузданной молодежи», «темный, мятежный дух в душах, который, вполне естественно, более всего ищет своего проявления, равнозначника в той форме поэзии, которая представляет действие, — в драме» — будущий доктор и лидер нацистской партии — Йозеф Геббельс, переживая «космический экстаз», готовил к защите диссертацию, посвященную романтической драме и даже написал сентиментальную слезливую пьесу «Путешественник», которую в начале 1920 года недальновидно отбросил франкфуртский «Шаушпильхауз».

Не получив сатисфакции на подмостках, Геббельс стал театрализовать социальную жизнь: избранный депутатом, он создал многочисленные митинги и демонстрации (процессии штурмовиков СА со знаменами и свастиками известны с 1922 года), вполне театральный пивной путч 8 ноября 1923 года, миф о Хорсте Весселе (превращая преступника в политического мученика) и выдвинув плохонькие стихотворения Весселя в качестве официального партийного гимна. При этом он не был настолько наивным, чтобы не осознавать, кто такой Хорст Вессель и записывал в Дневнике 19 января 1930 года: «Мать Хорста Весселя рассказала мне всю его жизнь. Будто из романа Достоевского: Идиот, рабочие, уличная женщина, буржуазная семья, вечные упреки совести, вечная мука. Вот жизнь этого 22-летнего мечтателя. Красные газеты будут поносить этого чистого юношу как сутенера...». Назначенный в 1929 году Имперским руководителем пропаганды нацистской партии, он стал стремительно продвигать к власти Гитлера, и именно он в 1932 году организовывал и возглавлял избирательную кампанию люмпена Гитлера по выдвижению на президентский пост, удвоив ему число голосов избирателей. (Тем временем сам Гитлер брал частные уроки — 8 марок за час — у актера и режиссера Королевского театра Фритца Базиля и, по словам Брехта, «научился у Базиля больше, чем можно было ожидать»). С приходом нацистов к власти 13 марта 1933 года Гитлер назначил Геббельса рейхсминистром народного образования и пропаганды.


Участвовал в создании мистерии фашизма и другой мистагог — Генрих Гиммлер, который 6 января 1929 года возглавил СС — тайный орден бюрократического государства, ее тайных жрецов (один из вожаков СС провозгласил: «СА — это линейные войска, СС — гвардия». СС — это «новое дворянство», а в приказе по СС от 31 декабря 1931 г. было сказано «СС — это отборный, с определенной точки зрения, союз нордично запрограммированных людей»). Ко времени, когда Гитлер назначил Гиммлера рейхсфюрером СС, это была организация личной охраны Гитлера, которая насчитывала только триста человек, но уже в январе 1931 года в ней насчитывалось 52 тысячи лиц. Рейхсфюрер СС, как вспоминал Вальтер Шелленберг, намеревался стать кем-то наподобие иезуитского «генерала ордена», поэтому и общая структура руководства была позаимствована из практики иерархического построения орденов католической церкви (неслучайно Гитлер иногда называл Гиммлера своим Игнатием Лойолой, а Карл Эрнст окрестил Гиммлера «черным иезуитом»). Средневековый замок «Вебельсберг» («Вевельсбург») в Вестфалии, построенный в ХII ст. разбойником Вевелем фон Бюреном и арендованный Гиммлером в 1934 году за одну марку в год был реконструирован и адаптирован под своего рода монастырь СС, который Гиммлер намеревался преобразовать в духовный центр своего «ордена» и открыть там имперскую школу для фюреров СС. С этой целью в его персональном штабе было создано ведомство «Вевельсбург» под началом штандартенфюрера СС Тауберта. Перестройку и модернизацию Вевельсбурга осуществлял архитектор Бартельс, который разместил в этом помещении коллекцию оружия и библиотеку, которая насчитывала 12 тысяч томов. Здесь находились также апартаменты Гитлера, Гиммлера, зал заседаний, зал суда, комнаты двенадцати ближайших помощников Гиммлера. Подвал был перестроен для погребений, т.е. для торжественного сжигания гербов рыцарей Артура (эта романтика стоила более 13 миллионов марок). В зале заседаний за круглым дубовым столом собирался тайный совет ордена, каждый из членов которого имел свое собственное кресло с прикрепленной к нему серебряной пластинкой, на которой было выгравировано его имя, и каждый из них вынужден подчиняться ритуалу духовных служб, которые имели в виду достижение духовной сосредоточенности (Гиммлер следовал достаточно сложному ритуалу: так, за его столом всегда сидело 12 лиц, в СС он имел 12 обергрупенфюреров, которые считались наивысшими иерархами ордена и каждый из них имел свои «ордена», «гербы», специально созданные художниками союза «Наследие предков» — все эти атрибуты имели большой смысл в культе смерти — главном культе Гиммлера). Для членов СС устанавливались особые правила — например, им позволялись дуэли (хотя, по полностью бюрократической процедуре, с разрешения начальства и т. д.). Эсесовцы со стажем носили специальный перстень с изображением мертвой головы, а самые доверенные эсесовцы получали кинжал чести. Рядовые эсесовцы в казармах имели специальный рацион, над которым Гиммлер работал лично: вместо кофе — бурда с молоком, большое количество минеральной воды. Кроме того, для эсесовцев устраивались магнетические сеансы и сеансы массажа. Сам рейхсфюрер СС отождествлял себя то с королем бриттов Артуром, который, по легендам, собирал 12 рыцарей вокруг «круглого стола», то с королем Генрихом, дух которого якобы являлся ему и давал ценные советы. В подземельях замка находилось святилище ордена, место культа крови, где происходило «крещение кровью» — ритуал, который сопровождал принятие нового члена. Обряд крещения был заменен в рядах СС торжественным наречением новообращенного его именем перед портретом Адольфа Гитлера, его книгой «Майн кампф» и знаком свастики. Паролем войск СС стало изречение Гитлера — «Есесовец! Твоя честь — в верности!».

И хотя, по мнению историка фашизма, «ни руководство СС, ни идеологи НСДАП не создали никакой определенной религиозной системы», а «Идеология «духа» представляла собой эклектический конгломерат древнегерманских мифов, средневековой мистики и собственных мистерий культа нордической расы и крови», именно эти мистерийные службы имели незаурядное влияние не только на новообращенных, но и на бездельничающих разинь: элитарные господа стали образцом для народа. Например, Вальтер Шеленберг в своих воспоминаниях так объяснял мотивы личного (и не только) сотрудничества с Гитлером: «... лично мое вступление в ряды нацистской партии было продиктовано только финансовыми трудностями, хотя я и не могу сказать, что я пришел к этому решению с большой неохотой... Все молодые люди, которые вступили в ряды немецкой партии, должны были также вступить в одну из ее организаций. СС уже тогда считалась элитной организацией. Черные мундиры специальной охраны фюрера были эффектны и элегантны, поэтому в ряды ее вступало немало моих коллег-студентов. На эсесовцев смотрели как на «высшую категорию людей» и принадлежность к СС обеспечивала престиж и значительные социальные преимущества... Я не могу возражать, что в возрасте двадцати трех лет такие вещи, как общественный престиж и, признаться, очарование мундира, сыграли существенную роль в моем выборе...». Итак, элегантный изысканный мундир, как манок. Кроме того, и в быту все эсесовцы были весьма... артистичными людьми. Так, за воспоминаниями Вальтера Шелленберга, шеф СД Гейдрих «был чудесным скрипачом и часто устраивал вечера камерной музыки в своем доме...», а «склонность к насилию объединялась у Гейдриха с пристрастием к секретности. Его страстная любовь к таинственности исходила, возможно, от комплекса неполноценности». А одной из ведущих черт его характера была болезненная склонность к мистериям.

В марте 1933 года в Германии создано Министерство пропаганды («Рrоmі» — «Рrораgаndаmіnіstеrіum») во главе с Йозефом Геббельсом, а 22 сентября была создана Палата культуры рейха под надзором Геббельса. Она делилась на семь палат: прессы, радиовещания, кино, театра, литературы, музыки и изобразительного искусства. Каждый творческий работник, который работал, например, в сфере литературы или театра, должен был стоять на учете в имперской Палате литературы или имперской Палате театра. Штат министерства пропаганды быстро рос: в 1933 году министерство насчитывало 350 сотрудников, в 1936 г. — 2400, в 1937 г. — 3000. Так же стремительно увеличивался и бюджет министерства. Если изначально расходы его составляли 4 — 5 млн. марок, то уже в 1935 году его «ординарные расходы» достигли 67 млн., «неординарные» — 65 млн., расходы на пропаганду за границей — 35 млн., на информагентство «Трансоцеан» — 40 млн., на немецкое Информбюро — 4,5 млн., на агитацию средствами театра и кино — 40 млн. марок. Кроме того 45 млн. было выплачено из секретного фонда. Все это становилось возможным благодаря увеличению налогов и другим принудительным взысканиям, которые забирали от 15 — 35 процентов заработка работающих в то время как официальная заработная оплата работающих в промышленности составляла в 1936 году 25 марок.

Начиная с 1933 года огромные средства были брошены на изготовление дешевых, так называемых народных, радиоприемников, которых до начала войны было продано три с половиной миллиона (но именно за прослушивание зарубежных радиопередач в тюрьмах и концлагерях сидело более 1500 немцев). Кроме того, подчинены министерству были «контора Шварца ван Берка», «Контора Бемера», система «черных» радиостанций, организация «Винета» и отдел под названием «Акция Б» при министерстве пропаганды. «Контора Шварц ван Берка» во главе с Йоганнесом Шварцем ван Берком обеспечивала «пропаганду шепотом», т.е. распространение слухов. Соответствующие пропагандистские подразделения были созданы и в вермахте — т. н. рты пропаганды.

(Начало см. в «Дне» от 4. 01. Продолжение следует)

Александр КЛЕКОВКИН
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments