Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

Новый Станкович

Накануне эпохальной премьеры выдающийся композитор вместе с виолончелистом Александром Пириевым побывали в гостях у «Дня»
4 ноября, 2016 - 11:25
ВЫСОКАЯ НОТА. ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР «ДНЯ» ЛАРИСА ИВШИНА ПОЗНАКОМИЛА АЛЕКСАНДРА ПИРИЕВА И ЕВГЕНИЯ СТАНКОВИЧА С НАШИМИ КНИГАМИ И ГЛЯНЦЕМ «МАРШРУТ №1», ОДИН ИЗ ПЕРВЫХ ВЫПУСКОВ КОТОРОГО БЫЛ ПОСВЯЩЕН ОПЕРЕ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

2 ноября в Киеве с большим успехом состоялась мировая премьера Второго концерта для виолончели с оркестром Евгения Станковича. Снег с дождем не помешали ценителям творчества композитора прийти в Национальную оперу Украины. Публика была очень разной: художники, музыковеды, меломаны, бизнесмены, дипломаты и просто рядовые зрители разного возраста, а галерку «оккупировала» молодежь. Это был незабываемый вечер встречи с Музыкой, концерт-монолог и откровение — публика услышала эпохальное произведение нашего гениального современника Евгения Федоровича Станковича. Первым исполнил Концерт №2 Симфонический оркестр Украинского радио под руководством Владимира Шейко, а солистом выступил молодой талантливый виолончелист Александр Пириев. Эта музыка настолько завораживает, что, когда ее слышишь, забываешь о течении времени — слушатели попадают в мир, где нет боли и беды, зато есть само искусство, которое утешает и несет свет.

Напомним, что маэстро закончил работу над этим произведением в апреле (после более чем 45-летнего перерыва в этом жанре)! По словам композитора, концерт для виолончели ему заказывал легендарный музыкант Мстислав Ростропович, но в силу разных обстоятельств это не осуществилось. И вот прошло время, и арт-проект «Три С» подтолкнул Евгения Федоровича к его виолончельному замыслу. Свое произведение композитор посвятил внучке, концерт состоит из таких частей: «Музыка для Марточки», «Постлюдия и Монолог деда».

В программе вечера также звучали избранные фрагменты из знаковых произведений Евгения Станковича — музыка из балета «Прометей» и  «Страсти по Тарасу» для хора и оркестра (последний исполнил вместе с музыкантами Хор имени П.Майбороды Украинского радио), а также легендарная  Девятая симфония Дмитрия Шостаковича.

ПЕРВЫМИ ИСПОЛНИТЕЛЯМИ ВТОРОГО КОНЦЕРТА ДЛЯ ВИОЛОНЧЕЛИ С ОРКЕСТРОМ ЕВГЕНИЯ СТАНКОВИЧА СТАЛИ: СИМФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР УКРАИНСКОГО РАДИО ПОД РУКОВОДСТВОМ ВЛАДИМИРА ШЕЙКО, А СОЛИСТОМ ВЫСТУПИЛ МОЛОДОЙ ТАЛАНТЛИВЫЙ  МУЗЫКАНТ АЛЕКСАНДР ПИРИЕВ / ФОТО ЮРИЯ ТОЦКОГО

 

После Черновцов и Киева проект «Три С» продолжится в 2016—2017 гг. гастрольным турне в Харьков, Ужгород, Одессу, Львов, Ивано-Франковск и Коломыю.

Перед выдающимся творческим событием в столице Евгений Станкович и Александр Пириев побывали в нашей редакции. Это был откровенный разговор о том, как без государственной поддержки участникам арт-проекта удается проводить масштабные импрезы, о традициях композиторской и исполнительской национальных школ, о том, как рождается музыка и что для себя открыли деятели искусства, общаясь с публикой.

«СОВРЕМЕННАЯ УКРАИНСКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА СТОИТ НА ТРЕХ «СТОЛПАХ»

— Сегодня страна переживает сложный период: война, экономический и политический кризисы. И вдруг — контрастом к этому негативу — ваш проект «Три С», большой праздник музыки. На кого ориентировались, когда создавали его? Насколько трудным было его воплощение?

Александр ПИРИЕВ: — Я счастлив, что еще в 2012-м, когда Евгений Федорович отмечал 70-летие, а Валентин Сильвестров — 75-летие, мы смогли сделать интересную акцию «Weekend юбиляров». Два вечера подряд мы делали концерты классического формата с двумя разными ансамблями — «Киевскими солистами» и «Киевской камератой», исполнители из разных уголков Украины приехали играть музыку двух известных наших композиторов. Тогда увидел, что такие акции нужны слушателям. Я долго шел к проекту «Три С». В настоящее время современная украинская музыкальная культура стоит на трех «столпах», чьи фамилии начинаются на букву «С», это Мирослав Скорик, Евгений Станкович и Валентин Сильвестров. Раньше мы делали  только авторские концерты, и «Три С» отличается в этом плане, потому что была задача распространить академическую музыку на другую аудиторию. Мы поняли, что у каждого композитора есть свои  основы, а есть произведения, которые по характеру и идеям близки им. Так, Мирослав Скорик с начала творческого пути подражает импрессионистам, самые известные представители этого направления — Клод Дебюсси и Морис Равель. А еще Мирослав Михайлович боготворит  джаз и его можно назвать  украинским наследником Джорджа Гершвина. Поэтому общаясь со Скориком касательно программы, мы, помимо его знаковых произведений, выбрали музыку этих трех композиторов.


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Что касается второго этапа, посвященного Евгению Федоровичу, мы с ним обсуждали то, какое сочетание может быть, и выбрали фигуру Дмитрия Шостаковича,  чье творчество является олицетворением ХХ века. Для меня  музыка Станковича — это душа украинского народа! А творчество Валентина Сильвестрова мы будем совмещать с произведениями Густава Малера и Франца Петера Шуберта. Наша задача     — продемонстрировать уникальный талант трех наших композиторов и соединить в программах цикла «Три С» мировые образцы классики. Нужно ценить своих творцов, гордиться ими, и чтобы это было еще при их жизни. Поэтому мы не ждали юбилейных дат, а наша главная цель — создать праздник музыки.

Евгений СТАНКОВИЧ: — Я считаю, что опасно ожидать, когда человеку перевалит за 70, особенно в наших условиях. По моему мнению, то, что делает Александр Пириев, очень важно сейчас, потому что государство не занимается пропагандой высокого искусства. В отличие от того, как это происходит в странах Европы, куда, надеюсь, мы когда-то вольемся. До сих пор не понимаю, у нас АТО или война на востоке? Да, сейчас непростые времена для Украины. Но музыка  всегда выполняла благородную миссию.

Я убежден, что в каждой возрастной категории можно найти пять-шесть блестящих композиторов. Поэтому проект «Три С» может иметь перспективу.

«СЕЙЧАС МЫ ВОПЛОЩАЕМ СУГУБО НАЦИОНАЛЬНЫЙ АРТ-ПРОЕКТ»

— Проект «Три С»  вы организовали без государственной поддержки. За счет чего удается проводить такие градн-концерты и гастрольные туры по Украине?

А.П.: — С 2012 года много чего изменилось в стране и  усложнилось... Нас поддерживают компании с европейским вектором, которые понимают, насколько важно мировое представление своего бренда. Но первичная составляющая, которой руководствуются партнеры, — это любовь к музыке. Кстати, много спонсоров и меценатов — руководители компаний, в которых или дети занимаются музыкой, или они сами когда-то играли на музыкальном инструменте.

Мы очень хотим, чтобы нас поддержало государство, и хотя есть контакт с Министерством культуры, но денег у них нет, поэтому сами инициируем и проводим свои акции. Время идет. Возможно, когда-то государственные чиновники поймут, что мы делаем доброе дело, и найдутся средства нас  поддержать. А пока мы рассчитываем на небезразличных людей, бизнесменов, патриотов, ценителей высокого искусства. Сейчас мы воплощаем сугубо национальный арт-проект. Международные исполнители присутствуют, но мы концентрируем внимание именно на  творчестве украинских композиторов. Хорошо, что нас финансово поддерживает крупный бизнес, который  понимает, что нужно действовать сегодня и не ждать.

Не понимаю, почему закон о меценатстве не принимает Верховная Рада, ведь он облегчит поддержку культуры не только внутри  нашей страны, но и за ее пределами, позволит творческим людям реализовывать масштабные проекты, проводить фестивали и другое.

— Концерт №2 для виолончели с оркестром, мировая премьера которого состоялась, имеет непростую судьбу.

Е.С.: — Когда-то Александр предложил оживить жанр виолончельного концерта. Я достаточно хорошо знал великого музыканта Мстислава Леопольдовича Ростроповича, благодаря которому в Советском Союзе появилась целая серия виолончельных концертов, написанных великими композиторами. Пусть Пириев тоже пробует себя в этом направлении.


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Что касается моего концерта — я был под впечатлением от рождения своей внучки, поэтому первую его часть («Музыка для Марточки») посвятил ей. Когда она это послушает, пройдет много времени, верю, что что-то изменится в нашей стране... Вторая часть — «Постлюдия и Монолог деда». Нужно было написать «Монолог дедушки», но на дедушку я пока еще не тяну. Концерт вышел программным, но эта программность условная.

— В Черновцах уже состоялась премьера этого произведения, вы общались со зрителями. Знаем, что был аншлаг, причем пришло много неакадемической публики, молодежи. Каковы ваши впечатления от этого события?

А.П.: — В Киеве на концерты часто ходит свой круг ценителей, ученики, друзья композитора. А когда маэстро едет в другой город, где этих людей нет, возникает вопрос, знают ли там его? Как правило, на наши концерты в рамках проекта «Три С» приходит много молодежи. После выступления в Черновцах они обступили Евгения Федоровича — просили автографы, фотографировались с ним. И главное здесь — физическое присутствие автора музыки. Евгений Федорович поехал в Черновцы впервые после 30-летнего перерыва. Там люди не верили своим глазам, что видят классика, произведения которого слушают по телевизору и радио. Станкович — как фантом! Это вызывало совсем другие ощущения. Причем влияло и на нас,  музыкантов, потому что когда с ними едет автор такого уровня, меняется характер исполнения произведений.

«ПРОИЗВЕДЕНИЯ, КОТОРЫЕ  РОДИЛИСЬ ИЗ БОЛИ...»

— Евгений Федорович, у  вас есть произведения, посвященные трагическим событиям украинской истории, которые произошли относительно недавно, — расстрелы в Бабьем Яру, катастрофа на ЧАЭС. Какие источники вы используете для написания такой музыки?

Е.С.: — Я стараюсь глубоко изучить материалы о тех исторических событиях, о которых собираюсь писать музыку. Когда был в Канаде, имел возможность прочитать уникальные документы о Голодоморе и Холокосте, а чернобыльская беда случилась почти на наших глазах, и до сих пор в памяти, как из Киева вывозили детей, и в городе не было слышно их смеха. До сих пор в памяти страшные документальные кадры пожара на атомной станции, которые показывали по ТВ...  А что касается расстрелов в Бабьем Яру, то много материалов о тех кошмарах мне прислали из Америки. Так, вокально-симфоническое произведение «Каддиш-реквием Бабий Яр» создано в 1991-м, к пятидесятилетию трагедии. О преступлении нацистов Дмитрий Павличко рассказал в поэме, а я написал к ней музыку. Потом была новая интерпретация «Каддиш-реквиема», которую мы приурочили к 65-летию трагедии в Бабьем Яру. А «Панихида по умершим от голода» — реквием для полного состава симфонического оркестра, двух смешаных хоров, баса, народного голоса и чтеца, был написан в 1992 году, также на стихи Дмитрия Павличко, а впервые исполнен в шестидесятую годовщину Голодомора. Это произведения, которые  родились из боли.

— Евгений Федорович, этот год был для вас богатым на интересные творческие мероприятия, в частности в Национальной  опере  состоялась премьера «Вечеров на хуторе близ Диканьки», обновленной версии балета «Ночь перед Рождеством». А в Муниципальной опере представили балет «Майская ночь». Балетный жанр можно назвать вашей любовью? И  когда мы услышим оперу «Страшная месть» по Гоголю, которую планировали поставить в Национальной опере Украины?

Е.С.: — Что касается балетного жанра, то моим произведениям больше повезло с постановщиками. А что касается оперы, то это сложный вопрос, потому что такие масштабные спектакли, как «Страшная месть», без заказа конкретного театрального коллектива нельзя реализовать. Спектакль нуждается в достаточно больших ресурсах: творческих, финансовых. С моей стороны опера фактически уже написана, но недоделана, потому что есть другие заказы и работа. Но сейчас от руководства Национальной оперы нет предложений. Задумка этой постановки имеет давнюю историю. Идея родилась, еще когда главным дирижером театра был Стефан Турчак. Мы думали создать общий международный проект и привлечь к работе известных деятелей из России, либретто написал наш известный кинорежиссер и сценарист Юрий Ильенко, а хореографию должен был поставить легендарный Анатолий Шекера. Но начались трагические события: умер Стефан Васильевич, в Киевскую оперу пришло новое руководство и не выразило желания, чтобы гоголевская «Страшная месть» появилась в афише театра.  Я мечтаю, что пусть не сейчас, а через 20-30 лет эта опера будет идти на нашей столичной сцене — когда придут амбициозные, креативные творцы и патриоты, которые воплотят в жизнь нашу творческую задумку.

«УКРАИНСКАЯ ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ШКОЛА ПРОДОЛЖАЕТ СВОИ ТРАДИЦИИ, ЕЕ ЗНАЮТ И УВАЖАЮТ В МИРЕ»       

— Весной состоялся ІV Международный инструментальный конкурс, который носит ваше имя, на котором зажигаются новые  звездочки. Талантливые дети мечтают получить ваш главный приз — бронзовую статуэтку «Прикосновение ангела» (в этом году его получила Алина Шевченко, скрипачка из Львова). Какие эмоции  у вас вызывают выступления конкурсантов?

Е.С.: — Этот конкурс дает надежду, что все у нас будет хорошо! Молодежь у нас очень талантливая и одаренная. Причем это не только студенты из Киева, но и из разных городов нашей страны, а также музыканты, которые получили гранты и сейчас учатся за рубежом, но не забывают о своей родине. Радует, что украинская исполнительская школа продолжает свои традиции, ее знают и уважают в мире. Некоторые музыканты поражают не только виртуозностью, но и глубинным пониманием того, что они исполняют. И хотя сейчас время тяжелое, мне кажется, что именно тогда, когда в стране случаются катаклизмы, происходят творческие открытия, и молодая смена растет очень достойная.


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

— Александр, насколько развит сегодня в Украине музыкальный менеджмент? Вы не только активно выступаете как виолончелист, но также  являетесь соорганизатором и руководителем Национального портала академической музыки «Music-Review Ukraine», который стимулирует развитие академической музыки, занимаетесь поддержкой талантливых украинских музыкантов, организуете концерты как мастеров, так и молодежи. Расскажите об этом.

А.П.: — На примере арт-проекта «Три С» мы хотим показать, что классическая музыка является современной и творчество наших выдающихся маэстро интересно разной публике. Да, есть много фанов популярной музыки,  немало людей боготворят джаз, но и немало тех, кто любит высокое искусство. Судя по тому, что на наши концерты приходит много молодежи, которая только открывает для себя глубины классики, потенциал проекта «Три С» очень большой. Мы ломаем стереотип, что симфонические и камерные произведения — это что-то заскорузлое и обветшалое.  Даже для того, кто впервые пришел в оперный театр или филармонию и услышал вживую музыку, написанную нашим современником, а в финале увидел классика, который выходит на сцену, такой концерт надолго останется в памяти. Вы знаете, после этих вечеров героев проекта — и Мирослава Михайловича Скорика, и Евгения Федоровича Станковича публика долго не отпускает, берут автографы, делают с ними селфи. А из зала люди выходят с просветленными лицами, понимая, что это не рядовое мероприятие и не халтура, а Концерт с большой буквы.

С нами сейчас работают профессионалы из рекламы, дизайнеры, пиарщики, но действительно должен признаться, что в настоящий момент в академическом искусстве у нас нет людей, которые постоянно и целеустремленно занимаются музыкальным менеджментом. Да, некоторые мои коллеги проводят вечера и фестивали классической музыки, но это разовые акции. Музыку эстрадную и к кино легко пропагандировать, потому что ее все знают, она часто звучит по радио— и в телеэфирах, а высокое искусство труднее «нести в народ». Я  это осознаю, но для меня как исполнителя и организатора акций это интересно, и я мечтаю, чтобы круг меломанов расширялся. Поэтому благодарен все нашей команде за профессиональную работу.

Мы живем в настоящий момент и нужно работать, не ожидая каких-то особенных условий. Уверен, что музыкальный  менеджмент обязательно появится в нашей стране, а пока мы одни из первопроходцев в этом деле.

Медийная составляющая очень важна, а потому и мы положили начало порталу «Music-Review Ukraine», мощно используем интернет и стараемся в своих материалах на понятном языке рассказывать о высоком искусстве. Знаете, как-то после концерта услышал впечатление девушки, не меломана, которая сказала подруге: «Ты знаешь, меня эта музыка вставляет»! Пусть это молодежный сленг, но он передает энергетику выступления музыкантов. И важно, что академические произведения нравятся даже неподготовленным слушателям. Потому что не обязательно быть музыковедом, разбираться в жанрах. Главное, чтобы музыка достучалась до сердца человека.

«АВАНГАРДИСТЫ, КОТОРЫЕ ПРИШЛИ В 1950—1960-х, СТАНОВЯТСЯ ТРАДИЦИОНАЛИСТАМИ, А МОЛОДЕЖЬ РВЕТСЯ В АВАНГАРД»

— Временами существует определенное противоречие между тем, как видит свое произведение автор, и тем, как его воплощают музыканты. Иногда создается впечатление, что украинских исполнителей почти не приучают к современной академической музыке. Случались ли с вами подобные ситуации? Что в целом тут изменилось в последние годы?

Е.С.: — Я более 30 лет преподаю в консерватории (Национальная музыкальная академия Украины). Исполнители сейчас знают современную музыку не хуже композиторов и играют ее, как только появляются возможности для того. Они объединяются в разные творческие проекты по интересам. Сейчас благодаря интернету можно писать и играть музыку, кто какую хочет. В мире вне Украины давно кто-то воспитывается на классике, а кто-то — на современном репертуаре, исходя лишь из собственных вкусов. Сейчас выросло поколение, у которого с этим нет проблем. Другое дело, что есть сложные произведения, которые нуждаются во времени, особых усилиях для слушателей, но вообще проблемы с исполнителями нет.

— Евгений Федорович, в отношении сложных произведений — сейчас разделение на авангард, эксперимент и традицию в музыке уже неактуально?

Е.С.: — Оно утратило остроту, которую имело в советские времена. В композиторском классе из шести студентов трое пишут чисто авангард, а остальные могут писать что-то другое. И дальше будет еще более разношерстная ситуация, так как средства информации расширяют мировоззрение. Сегодня все перемешано во всем мире. Те авангардисты, которые пришли в 1950-1960-х, становятся традиционалистами, а молодежь рвется в авангард. Вполне закономерно. Мировосприятие стало настолько широким, что очень трудно что-то предугадать.

ФОТО ЮРИЯ ТОЦКОГО

— Наша композиторская школа имеет феноменальные способности к выживанию. Как ей удалось сохраниться вопреки и советской диктатуре, и разрухе 1990-х?

Е.С.: — Музыка имеет свою специфику. Не только в Украине, но и в бывшем СССР была действительно очень сильная композиторская школа. Преподавали композиторы с мировыми именами — Лятошинский, Глиэр, Шостакович и другие — и такая же технология осталась сейчас. Только новые тенденции немного добавились. Сегодня у нас есть чрезвычайно мощный отряд композиторов разных поколений. Дело трудное, зависит от многих жизненных обстоятельств, но у меня есть все причины сказать, что еще та слава не пропала.

«В КИНО КОМПОЗИТОР НЕ ХОЗЯИН, А ПОДСОБЩИК»

— Как вы считаете, чем на академического автора, на его музыку должны влиять злободневные события?

Е.С.: — Это выбор каждого отдельного композитора. Сейчас ограничений нет. Почему развалился СССР? Потому что эта идеология стала узкой для мышления поколений, которые подрастали. А в музыке это теперь личный выбор.

— Когда вы писали  для кино — насколько приходилось ограничивать себя? Ведь не вы хозяин ситуации на съемочной площадке.

Е.С.: — Это не ограничение, это скорее психологическое приспособление к жанру. Я знаю многих кинокомпозиторов. А на Западе, особенно в Америке, это уже специализация — писать только для фильмов. Что касается меня, то мне очень повезло с режиссерами. С Юрием Ильенко было просто. Он пришел и сказал: «Если ты мне напишешь плохую музыку, я тебя убью»! На этом и порешили... Григорий Кохан (в частности, автор сериала «Рожденная революцией» и фильма «Казненные рассветы») был очень толерантным человеком. Никого не трогал. Посмотрел, и «будь здоров, на записи встретимся». Не знаю, что сейчас молодые снимают, есть ли у них серьезное кино.

— Снимают. Но в этом серьезном кинематографе сегодня есть тенденция отказа от музыки в фильме, чтобы не нарушать целостность задуманного автором образа.

Е.С.: — Это зависит от режиссеров, от их мировоззрения. Потому что представить себе фильм в США без музыки невозможно. Качество записи и роль музыки отработаны до наивысшего уровня, так как это гигантская индустрия. А у нас музыка была и является второстепенным инструментом. Действительно, композитор тут не хозяин, а подсобщик.

— Сегодня у нас нет киноиндустрии, которая производит массовые жанровые фильмы, для которых и нужен развитой музыкальный цех.

Е.С.: — Что тут говорить. Художнику легче: нарисовал — работа сделана. Кино так не сделаешь.

— Есть ли специфика в создании вокальных и инструментальных произведений? В насколько разных творческих усилиях это нуждается?

Е.С.: — Не имеет значения. Это зависит от ситуации, от заказа — не денежного, а от какого-то исполнителя.

— Евгений Федорович, ваша фольк-опера «Когда цветет папоротник» имеет сложную судьбу, а вы долго жили с клеймом «националист». Она была написана много лет назад, но полностью ее исполнили (в концертном исполнении только в 2012-м!) музыканты Национального симфонического оркестра Украины и Хора имени Г. Веревки под руководством дирижера Владимира Сиренко. Увидим ли мы это произведение как масштабное театральное действо и кто, по вашему мнению,  мог бы это сделать?

Е.С.: — Это вопрос к младшему поколению. Если это произведение им понадобится (потому что сам я уже не в состоянии заниматься продюсированием),  то фольк-оперу поставят. Хотя французы, на заказ которых «Когда цветет папоротник» писалась в конце 1970-х, не справились — так что с меня взять.  Вот пусть молодые амбициозные постановщики об этом думают, если им интересно это произведение. Знаете, во времена УССР я даже пошел в депутаты, потому что хотел, чтобы приняли  закон о культуре и меценатстве. Без него и тогда, и сейчас трудно работать художникам. СССР развалился, уже мы отметили 25-летие Независимости Украины, но до сих пор в этом вопросе буксуем.

— Другие приоритеты у наших политиков.

Е.С.: — Да, судя  по их электронным  декларациям, им не до культуры.

А.П.: — Но произведения искусства там указаны. Даже церкви есть, но это уже вопрос из совсем  другой «оперы».

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, Татьяна ПОЛИЩУК, Мария ПРОКОПЕНКО, Анна ШЕРЕМЕТ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ