Флаг имеет силу тогда, когда его несут.
Евгений Сверстюк, украинский литературный критик, эссеист, поэт, мыслитель, философ, политзаключенный советского режима

«Отец» франковцев

8 февраля спектаклем «Свадьба Фигаро» Бомарше Национальный академический драматический театр им. Ивана Франко отметит 120-ю годовщину со дня рождения основателя театра, режиссера и актера Гната Петровича Юры
5 февраля, 2008 - 19:06
СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «СВАДЬБА ФИГАРО» / ФОТО ИЗ АРХИВА ТЕАТРА ИМ. И. ФРАНКО ГНАТ ЮРА ФОТО ИЗ АРХИВА ТЕАТРА ИМ. И. ФРАНКО ГНАТ ЮРА В РОЛИ ФИГАРО ФОТО ЗИНАИДЫ ПОНОМАРЕВОЙ

Его имя в течение десятилетий было знаком стабильности и, даже в известной степени, консервативности в театре. Для многих зрителей актер навсегда остался Мартыном Борулей и Терешком Сурмой, а среди популярных спектаклей Юры — режиссера снова, в первую очередь, называют произведения украинской классики и пьесы советской драматургии 30— 50 х годов, и почему-то почти невспоминают о его постановках Г. Ибсена, О. Уайльда, Г. Гауптмана, Леси Украинки, У. Шекспира, Ф. Шиллера. Среди ролей, созданных Юрой актеромбыли, очень интересные работы: Фигаро, Швейк, Карл VII (пьеса Б. Шоу «Праздника Иоанна»), Керженцев из пьесы Л. Анд реева «Доктор Керженцев», Пастух Лай в спектакле «Царь Эдип» Софокла, Лука из пьесы «На дне» М. Горького.

Мне, в первую очередь, хотелось бы вспомнить и напомнить читателям о становлении творческой личности Гната Юры, годах рождения Театра им. И. Франко, которому он посвятил свыше 40 лет; о творческих исканиях, постановках, которые были незаангажированными, а делались сознательно соответственно со стремлениями и собственным пониманием развития нового театра; рассказать о талантливой семье Юры и об интересных, неординарных фактах, связанных с пьесой «Свадьбы Фигаро» Бомарше.

Гнат Петрович Юра родился в селе Федвари Александрийского уезда на Херсонщине в большой семье. У его родителей — Петра Мусиевича и Меланьи Григорьевны было 13 детей, из которых выжило только четверо: Терентий, Александр, Татьяна и Гнат. Каждый из них связал свою жизнь с театром.

Как писал Гнат Юра в воспоминаниях: «Отец был самым обыкновенным крестьянином, хотя и служил в волости писарем» и тут же сам себе противоречит, рассказывая, что отец был человеком образованным, читал Толстого, Шевченко, Короленко. Юношеские впечатления Гната Петровича сохранили интересные воспоминания о деде Мусие — внешне похожего на Льва Толстого, на дворе которого «собирались удивительные люди — в выцветших, залатанных солдатских мундирах»... На детские годы приходится и первая встреча Гната с искусством театра, правда опосредствованного — театрализованными зрелищами, игравшимися на Рождество. Уже с 10 ти лет мальчик ни о чем немог мечтать, только о театре.

Даже во время службы в земской управе Елисаветграда Гнат с дядей Афанасием (ярым театралом), все вечера проводили в городском театре. Первое же представление «Бедный Генрих» Г. Гауптмана, которое увидел Гнат Юра на профессиональной сцене, помогло окончательному решению связать жизнь с театром и искусством вообще. Юноша начинает активную деятельность в любительских кружках, выступает в качестве театрального критика, занимается поэзией, переводит Некрасова и Гейне. Параллельно с ним вступает на театральную стезю и его старший брат Терентий, который, имея прекрасные вокальные данные, сначала выступает как вокалист, а позже переходит в одну из украинских передвижных трупп.

В Елисаветграде Гнат Юра знакомится с корифеями украинского театра, получает благословение от самой М. Заньковецкой и П. Саксаганского (последнего всю жизнь считал своим учителем). На спектаклях передвижного театра Надежды Скарской (сестры Веры Комиссаржевской и Павла Гайдебурова) он примыкает к высокой драматургии Софокла, Бернарда Шоу, Генрика Ибсена, Антона Чехова, Фридриха Шиллера, Джорджа Байрона, Метерлинка. Встреча с известным гастролером Павлом Орленьевым, известным в Европе и Америке, открывает у Гната Юры наиболее потайные азы актерского мастерства. В 19 лет он подписывает свой первый ангажемент с антрепренером С. Максимовичем. Именно в этой труппе он знакомится с Семеном Семдором, который на долгие годы станет его творческим побратимом во всех начинаниях.

Первые шаги в искусстве прерывает служба в армии, но и здесь молодой, настойчивый Юра не оставляет своей цели: во время короткого отпуска делает попытку поступить на студию МХАТ, проходит первый тур, но строгий приказ требует его возвращения. Наконец демобилизация. Его ожидает письмо от Семена Семдора, в то время актера театра «Руська бесіда». Не теряя времени Юра отправляется во Львов на встречу решающим событиям жизни. Именно здесь в театре «Руська бесіда» судьба сводит трех артистов: Гната Юру, Семена Семдора и Леся Курбаса, которые мечтают создать качественно новый театр, в котором бы основой репертуара стали произведения Шекспира, Ибсена, Шевченко, Шиллера, Леси Украинки...

Мечты смогли осуществиться только в 1916 году в Киеве, где был основан «Молодой театр». Лесь Курбас, Семен Семдор и Гнат Юра взяли на себя обязанности режиссеров и руководителей студийных занятий. Среди выпускников Музыкально-драматической школы им. Лысенко в «Молодой театр» поступает и младший брат Гната Юры — Александр Юра (Юрский). Три года существования «Молодого театра», с одной стороны, открыли для украинской сцены новую театральную эстетику, неведомую драматургию, а с другой стороны — выявили непреодолимые противоречия ярких творческих личностей, составляющих основу «Молодого театра». Однако раскол внесла именно жизнь. Тогда в Украине шла гражданская война, начался жестокий террор, правительство меняло правительство. Спасая группу актеров, Гнат Юра выезжает с ними в Каменец-Подольский, где работал Николай Садовский. Но грустны были последствия этого визита. Самого Садовского не увидели, он болел, а его заместитель категорически отказал в помощи. Юра с друзьями едет в Винницу, в которой работает Новый Львовский театр. Именно в Виннице на слиянии Нового Львовского театра и группы «Молодого театра» образовывается Театр им. И. Франко. Основой репертуара первых сезонов стали спектакли «Молодого театра»: «Затопленный колокол» Г. Гауптмана, «Молодость» М. Гальбе, «Царь Эдип» Софокла. Интересным является тот факт, что Владимир Винниченко, посмотрев спектакли Гната Юры в «Молодом театре», именно ему принес для постановки пьесу «Грех», которую Г. Юра сначала поставил в «Молодом», а впоследствии, именно этим произведением 28 января 1920 года открылся театр Франко. Кстати, в первый сезон существования театра на его сцене большую часть репертуара составляли пьесы В. Винниченко. В это же время была подготовлена одна из новых постановок — «Свадьба Фигаро» Бомарше, в которой Юра выступил как переводчик, режиссер и исполнитель главной роли. Начиная с премьеры, которая состоялась 27 августа 1920 года, этот спектакль 13 лет не сходил с афиши франковцев.

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПОИСКИ

Вспоминая основателей Театра им. И. Франко, иногда забывают, что это театр создавали достаточно молодые артисты: Гнату Юре было 32 года, его жене, исполнительнице роли Сюзанны — Ольге Рубчаковне — 17, Алексею Ватуле — графу Альмавива — 29, Амвросию Бучме — Бридуазону — тоже 29, Феодосию Барвинскому — Керубино — 22, позже в роли Керубино выступила 20-летняя Полина Нятко. Вообще, за годы, когда шел спектакль, в нем участвовали: Кость Кошевский — Граф, Ольга Горская — Графиня, Татьяна Юрьевна — Фаншетта, Михаил Пилипенко — Бартало, Семен Семдор — судья, Евгений Коханенко — Антонио.

Футуро-кубистическое красочное решение спектакля создал 24-летний художник Георгий Антонович Цапок — человек высокой творческой эрудиции, изобретательности, он был одним из тех художников, которые вместе с режиссерами искали яркие формы театральности. Вот как пишет о спектакле 1920 года историк театра Александр Борщаговский: «Комедия Бомарше игралась с редкой экспрессией, подвижностью, увлечением игровыми моментами. Мизансцены поражали своей многочисленностью, разнообразием. Характеры действующих лиц подавались в комедийном преувеличении, которое иногда доходило до гротеска».

Только молодые, азартные артисты способны были не только создавать качественно новое театральное искусство, а с достоинством выдерживали все невзгоды кочевой жизни. Ведь в первые годы, с 1920 по 1923, Театр им. И. Франко побывал во многочисленных городах Украины. Красноречивым фактом в борьбе за существование стало выступление Гната Юры на премьере «Свадьбы Фигаро» в Виннице, где присутствовали представители правительства УНР, с заявлением, что в подобных условиях, созданных для театра Франко, ни один театр существовать не может и только большое желание работать, невероятная преданность сцене спасли театр. Ясное дело, что не все актеры поддерживали Г. Юру в это сложное время. Театр переживал споры, дискуссии, но основная группа актеров обратилась к Гнату Петровичу с письмом, в котором просила его не уходить из театра. Как будто наперекор всему в это время Гнат Юра работает над «Лорензаччо» де Мюссе, состоялась премьера «Овечьего колодца» Лопе де Вега, продолжаются репетиции «Лісової пісні» Леси Украинки, и продолжаются гастроли... В этот раз театр едет на Донбасс и это в то время, когда шахтеры жили в землянках и лачугах, стояла страшная жара. Нужно было иметь достаточно выдержки, изобретательности, чтобы в этих условиях не просто выжить, а и играть каждый день спектакли. Как никогда пригодился художник театра, один из его основателей Матвей Драк, который начиная с 1920 по 1949 год вместе с Гнатом Юрой создал немало спектаклей. Его талант художника, глубокое знание и ощущение театрального пространства, особенно сослужили службу в экстремальных условиях первых десятилетий существования коллектива. Мы можем только фантазировать — как, где, и каким образом полгода на подводах, а то и пешком актеры странствовали по шахтам, заводам и рабочим поселкам с репертуаром, который состоял из «Лісової пісні», «Овечьего колодца», «На дне», «Гайдамак» и «Свадьбы Фигаро» — которая стала наиболее популярным спектаклем среди молодежи Донбасса. Своеобразием был отмечен один из показов спектакля «Лісова пісня» в Горловке. Спектакль игрался под открытым небом в огромном парке, в яркий солнечный знойный день. Играли, не имея ни одной декорации, только в сказочных живописных костюмах, которые создал Матвей Драк. В роли Нимфы выступила Феодосия Барвинская.

Гастроли на Донбассе стали толчком для перевода франковцев в столицу Украины — Харьков, как Государственного театра УССР. Первый сезон в Харькове открылся пьесой немецкого экспрессиониста Толлера «Эуген несчастный». Франковцы очень стремились показать столичному зрителю, что-то новое, неведомое, оригинальное. Однако, премьера потерпела неудачу... и Гнат Юра, спасая ситуацию, второй премьерой заявляет обновление «Свадьбы Фигаро». Мудрость и предвидение Юры действительно спасли ситуацию и театр Франко постепенно стал обретать популярность. При театре была организована студия, вокруг франковцев начали группироваться поэты, литераторы, драматурги. В театр был приглашен режиссер Борис Глаголин, который любил театральность, стремился превратить каждый спектакль в эффектное дейсто. В первой своей постановке в Театре им. И. Франко «Полум’ярі» Луначарского, Б. Глаголин впервые в истории театра использовал киноэкран. Настоящим событием того времени стала его постановка «Святой Иоанн» Б. Шоу. Гнат Петрович Юра привел молодого, неизвестного драматурга Н. Кулиша с пьесой «97». Беспрецедентный случай в истории театра: «97» была сыграна 20 дней подряд, каждый вечер на аншлагах. Образ Мусия Копыстки, созданный Гнатом Петровичем, вошел в летопись украинской сцены.

По-видимому не случайной была программа пятилетнего юбилейного вечера франковцев: после исполнения «Интернационала», выступления Гната Юры были показаны отрывки из спектаклей: «97», «Полум’ярі» и «Свадьба Фигаро».

ТЕАТР-СЕМЬЯ

Не один год Г.П. Юра в сверхсложных условиях растил свой театр, пытаясь быть верным юношеским мечтам о совершенстве искусства театра. Шаг за шагом приобщал актеров и зрителя к европейскому репертуару, пытался из классического наследства снять многолетние наслоения. Вместе с друзьями — актерами странствовал по Украине прививая ростки культуры и духовности. Когда после первых лет становления и испытаний часть коллектива его предала, спасая свой театр, Г.П. Юра обратился к своему старшему брату Терентию Петровичу Юре, который в то время был руководителем труппы «Украинского общества актеров «Сурма» в Александрии, за помощью. Талантливая семья Юра: Терентий Юра с женой Феодосиею Барвинской, сестра Татьяна Юрьевна и их коллеги двинулись в Черкассы, где в то время находился Театр им. Франко. Нельзя не вспомнить, что именно тогда в сложные времена становления театра, Юра и его родня закладывали фундамент славной традиции «театра-семьи», где все равны, все работают на театр, на спектакль. И несмотря на достаточное актерское признание каждого, они активно совмещали актерский труд со многими другими поручениями. Феодосия Барвинская с Татьяной Юрьевной шили костюмы, муж Юрьевны — Михаил Пилипенко — был кассиром, Анастасия Шведенко — жена Александра Юры-Юрского, младшего брата Гната, — была культработником, сам Александр Юра-Юрский отвечал за рекламу, Терентий Юра — был завхозом, хотя еще во времена дореволюционного театра переиграл все роли. Все, выпадавшее на их долю, делила с ними и мать Юры — Меланья Григорьевна, которая все годы была полноправным членом коллектива. Она стирала белье, шила, готовила обеды на всю франковскую семью, вместе с нею переживала успехи и неудачи. Она умерла в Виннице, когда ее хоронили, назначенное на этот день представление было отменено.

Особым человеком в коллективе был суфлер Лев Белоцерковский, который кроме должности суфлера исполнял обязанности актера, рекламиста, администратора и главное — создал театральную летопись франковцев начиная с 1920 по 1940 год, благодаря его свидетельствам, мы сегодня имеем возможность ознакомиться с жизнью наших предшественников.

1926 год для театра был богат событиями: в трупу пришел корифей украинской сцены Николай Садовский, который перед этим определенное время находился в эмиграции и фактически по инициативе и при активном вмешательстве в судьбу актера Гната Юры, Николай Карпович вернулся в Украину сыграв в спектакле «Ревизор» Городничего.

В апреле состоялись первые гастроли театра в Москве. О франковцах заботился лично Луначарский. Время пребывания там актеры пытались использовать на пользу себе: бегали на представления МХАТа, Малого театра, Мейерхольда, Таирова, Вахтангова. Преисполненные впечатлениями до утра дискутировали о будущих постановках. После приезда в Харьков их ожидало известие: решением правительства Театр им. Франко переводят в Киев, вместо этого «Березіль» выезжает в Харьков. Учитывая ситуацию тех лет, это был приговор. Единственное, что вызвало положительное впечатление — Театр Соловцова, в котором с сентября 1926 года начал работать Театр им. И. Франко. Для открытия первого сезона в Киеве выбрали спектакль «Вий», который уже два года с успехом шел в театре. И это вполне понятно, над инсценизацией же работали талантливые художники: Остап Вишня, Гнат Юра и Анатолий Петрицкий. Спектакль был решен в жанре гротеска с соответствующей модернизацией содержания, вызвавшей множество тогдашних ассоциаций. Как указывал один из критиков: «Даже для Киева, который хорошо знает работы «Березоля», спектакль «Вий» был исключительным зрелищем».

ПРАВО НА ТВОРЧЕСТВО

И все же, для театра наиболее сложными оказались не 20-е, а 30 е—40-е гг. Начиная с первойполовины тридцатых годов Театр им. Франко, как и ряд других театров почти целиком переключился на пьесы советской тематики. Среди 13-ти постановок, вышедших в 1930—1934 гг., только одна классическая пьеса. Ощущая, что актеры и театр могут потерять то, что нарабатывалось годами, Гнат Юра в 1933 году обращается к одной из наиболее излюбленных постановок, которая спасала театр в переломные, критические времена — «Свадьбе Фигаро», и сам выходит в роли Фигаро.

С позиций сегодняшних, знания истории и истории театра в частности, мы можем лишь допускать, как чувствовал себя Гнат Петрович, попав в водоворот советской системы. Какими иезуитскими средствами пользовались многочисленные идеологи театра, сделав его при жизни идолом, образцом носителя идей, воплощаемых в жизнь советской идеологией. Начиная с 1925 года, когда Юра был удостоен почетного звания заслуженного артиста республики, год за годом, к различным знаменательным датам, в связи с юбилеями и постановками пьес на советскую тематику, награды и премии густым потоком лились не только на руководителя театра, а и на его коллег. Ему оставалось одно — благодарить правительство за внимание к родному коллективу, тем самым «покупая» у власти индульгенции для своих коллег и право на творчество.

Врожденная смекалка, интуиция, жизненная мудрость переданная родителями и невероятная, доведенная до абсолюта преданность театру, подсказывают реальные шаги выхода из репертуарного тупика. Часто пренебрегая собственными интересами и желаниями, как режиссера, пытаясь расширить творческий диапазон театра Юра приобщает к постановкам: Бориса Сушкевича, который в 1937 г. ставит трагедию «Борис Годунов» А. Пушкина, в 1939 г. В. Вильнер ставит «Последнюю жертву» А. Островского. В сезон 20-й годовщины основания театра Юра создает легендарный спектакль «Украдене щастя» И. Франко, в 1946 г. Константин Хохлов открывает для украинской сцены драматургию А. Чехова, поставив у франковцев «Вишневый сад». От деградации театр продолжает спасать классика: Юра работает над обновленными вариантами «Мартина Борулі», «Ревизора», «Швейка», который с 1928 г. тоже был его талисманом.

Казалось, что сам театр бережет этого мудрого, хитрого, талантливого человека, который способен на все во имя театра... И тогда, его бьют именно в сердце — у него фактически забирают самое дорогое, самое главное — Театр.

Одним из последних представлений мастера стал спектакль «Свіччине весілля» И. Кочерги. Трагическая легенда XV столетия, в которой речь идет о том, что литовские феодалы запретили киевскому люду, будто бы из противопожарных соображений, пользоваться светом, в контексте личных событий, которые болезненно переживал Гнат Петрович Юра, спектакль приобретал не просто особую глубину звучания, а как будто бы отражал его собственную трагедию. Напомню только несколько строк: «Чого тобі, безумцю, треба? //Світла.// Що кажеш ти!// Так, світла, що у нас//Ви відняли безбожно й безсоромно»...

ФРАНКОВЦЫ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ

Перечитывая историю нашего театра, мысленно обращаясь к тем, кто, к превеликому сожалению, отошел в мир иной, мы стремимся возвратить потерянное, осуществить мечты, которыми в наиболее трудные времена жил Гнат Юра и его единомышленники. Следуя его законам, мы экспериментируем, ищем, приглашаем к сотрудничеству различных режиссеров, открываем новые актерские имена, собираем под свою крышу самые лучшие творческие силы. Неслучайными являются на нашей афише спектакли: «Украдене щастя», «Швейк», «Мартин Боруля», «Ревизор», «Царь Эдип». Окунаясь в мир героев этих пьес, годами волновавших творческое воображение режиссера, пытаемся прикоснуться, или, хотя бы, почувствовать дыхание истинного театра, ради которого можно было бы столько пережить, сколько пережил Гнат Юра.

Его памяти мы посвящаем спектакль «Свадьба Фигаро», которое почти через 80 лет после первой премьеры вернулся на нашу сцену. Для нас было принципиальным сыграть ее в переводе Гната Петровича, создать яркое театральное действо, в котором бы бурлила жизнь, прошлое встретилось с будущим (режиссер Юрий Одинокий, сценография — Андрея Александровича-Дочевского). В спектакле рядом с ведущими актерами выступают самые молодые франковцы — студенты экспериментального курса Национального университета театра, кино и телевидения им. И. Карпенко-Карого, которые учатся на базе Театра им. И. Франко. Следовательно, жизнь продолжается, а с ней и вера в вечное обновление, и вечный прогресс искусства Театра.

Богдан СТУПКА, художественный руководитель Национального театра им. И. Франко
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments