... когда в нынешнюю глухую ночь украинство не будет себя ничем заявлять ясным и громким, то никто не пойдет за ним, когда наступит утро. А он наступит непременно.
Михаил Драгоманов, украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, общественный деятель

«Радость тихого мира»

Новая выставка Литературно-мемориального музея Михаила Булгакова продолжалась онлайн в течение месяца, а сейчас ее можно увидеть вживую
28 июля, 2020 - 13:01
АЛЕКСАНДР ГЛАГОЛЕВ С СЫНОМ АЛЕКСЕЕМ, НЕВЕСТКОЙ ТАТЬЯНОЙ, ВНУКАМИ

«УНЫНИЯ ДОПУСКАТЬ НЕЛЬЗЯ»

О концепции выставки «Живое слово» и его герое — отце Александре Глаголеве (1872—1937), протоиерее, богослове, святителе рассказала «Дню» директор Музея Булгакова Людмила ГУБИАНУРИ:

— Выставка размещена на первом этаже нашего музея, в том же зале, где уже есть место памяти Василия Листовничего. Эти две совершенно разные личности объединяет трагический финал жизни. У каждого из них последним адресом будет Лукьяновская тюрьма, оба станут заложниками сфабрикованных дел. Только Листовничий закончит свою жизнь в 1919, а отец Александр в 1937 году.  Могила инженера Листовничего до сих пор не известна.  Александр Глаголев также не имеет собственной могилы: он похоронен в общей могиле вместе с другими расстрелянными.  Объединяют их также и знакомство с семьей Булгаковых, и то, что оба станут прототипами героев романа «Белая гвардия».  Но, если образ Лисовича сатирический, типичный для художественного мира писателя Булгакова, то образ отца Александра выпадает из этого ряда.  Он — нетипичный для Булгакова персонаж из-за своей абсолютной позитивности.  Нетщеславный, тихий, застенчивый — именно он, уже в начале романа, предрекает события грядущих времен.  Даже если читатель «Белой гвардии» не знает истории событий 1918—1919 годов, ему достаточно прочитать строки, которые цитирует отец Александр, чтобы понять объем будущей трагедии.  Именно ему Булгаков доверяет донести пророческий текст Апокалипсиса, который является главным библейским текстом для писателя: от эссе «Грядущие перспективы» до «Мастера и Маргариты».

Отец Александр появляется в романе еще дважды: он отпевает мать Турбиных в церкви Николы Доброго, а уже в конце романа через него происходит чудо. Он направляет к врачу Турбину больного Русакова, а тот переживает духовный переворот благодаря знакомству с отцом Александром и чтению Библии. Рожденный заново, Русаков продолжит и завершит в конце романа тему Апокалипсиса, мотив божьего определения человеческой жизни, который так убедительно выразил в начале романа отец Александр: «Уныния допускать нельзя, — конфузливо, но как-то очень убедительно проговорил он.  — Большой грех — уныние... Хотя кажется мне, что испытания будут еще.  (...) Он приподнял книгу так, чтоб последний свет из окна упал на страницу и прочитал: — «Третий ангел вылил чашу свою в реки и источники вод; и сделалась кровь...»

Сама выставка в связи с нехваткой места в музее совсем небольшая.  Впрочем, чтобы ее сделать, музей должен был пройти десятки этапов в течение всего своего существования: сбор информации, оригиналов документов, фотографий, предметов.  Какие этапы, откуда появились семейные материалы Глаголевых в музее Булгакова и многие другие вопросы мы освещали в июне на нашей странице facebook в формате онлайн».

АЛЕКСАНДР ГЛАГОЛЕВ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ КДА, С ЖЕНОЙ ЗИНАИДОЙ. 1900 Г.

БЕСКОНЕЧНОСТЬ ОНЛАЙН-НЕБОСКЛОНА

Интернет подарил возможность объединить множество материалов, которые каждый день размещала на странице Bulgakov museum in Kyiv менеджер по коммуникациям Татьяна Василькевич.  Посещать виртуальную выставку можно и сегодня!  Она содержит воспоминания Магдалины Глаголевой-Пальян (внучки отца Александра) и Татьяны Глаголевой (невестки), публикацию Татьяны Рогозовской «Александр Александрович Глаголев: Материалы к биографии» (журнал Collegium, 1998, № 1-2), статьи Анатолия Кончаковского «Библиотека Александра Глаголева» и Людмилы Губианури «Наследие В. И. Экземплярского в музее М. А. Булгакова», издание «К столетию существования Киево-Подольской Добро-Николаевской церкви».

А еще почитаете письма семьи Булгаковых, узнаете, что такое Формулярный список служб и Церковная метрическая книга.  Увидите фотопортреты семьи Глаголевых.  И книги, принадлежавшие отцу Александру и переданные в дар музею Булгакова его невесткой Татьяной Павловной Глаголевой и внучками Марией и Магдалиной. Среди них — Библия на французском (в экспозиции — в гостиной), Ветхий Завет на греческом (в книжной), Новый Завет на латыни и на древнееврейском языках, произведение Николая Маккавейского «Археология истории страданий Господа Иисуса Христа» (с надписью рукой отца Александра «Получена от автора лично  8-го июня 1891 года»).  Вся жизнь отца Александра была неразрывно связана с книгами, он написал большое количество научных произведений, среди которых «Ветхозаветное Библейское учение об ангелах», «Древнееврейская благотворительность», «Иерусалим библейский и современный»;  серии комментариев к библейским книгам: «Купина Неопалимая», «Левиты и Левиино колено» и многие другие.  Магдалина Глаголева-Пальян вспоминала, как дедушка читал ей и брату Николаю вслух, а когда читал на иностранных языках, сразу переводил. Добавим, что отец Александр знал 18 иностранных языков.

В публикациях, рассказывающих об аресте отца Александра 20 октября 1937, приведены материалы Дела № 628 из архива СБУ (исследование Светланы Пугач).  Его обвинили в членстве в антисоветской фашистской организации церковников.  Александр Глаголев скончался 25 ноября 1937, по официальным данным — от сердечной недостаточности и уремии в больнице тюрьмы, однако, скорее всего, — во время допроса от пыток.  На последней прижизненной фотографии отца Александра с внуком, сыном дочери Варвары, написана дата — март 1937 года и слова «На память».

ЦВЕТЫ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

Выставку «Живое слово», которая открылась в Музее Булгакова, создавали Кира Питоева, Людмила Губианури, Валентина Дерид и художник Бадри Губианури.  Она состоит из оригиналов и «вырастает» из Глаголевского фортепиано, на котором играл сын отца Александра — Алексей Глаголев.  Поражают изысканной красотой листы с растениями и цветами из гербария Natural flowers from Holy Land, который привез отец Александр из Иерусалима, когда в 1911 году возглавлял первую паломническую экскурсию студентов КДА на Святую Землю.  По дневникам одного из студентов в 1914 году была издана книга воспоминаний под редакцией отца Александра «Первая паломническая экскурсия императорской Киевской духовной академии в Св. Землю летом 1911 года».

Реальная выставка привлекает возможностью увидеть экспонат не на экране, а «вживую».  Известно, что отец Александр, духовник семьи Булгаковых, 26 апреля 1913 венчал Михаила Булгакова и Татьяну Лаппа, а 2 июля 1917 года — родную сестру Михаила Надежду с Андреем Земским.  Если вы посещали выставку онлайн и вас заинтересовала выписка из Церковной метрической книги, а именно из части второй «О бракосочетавшихся», можете убедиться в ее существовании.  И прочитать — уже с оригинала!  — что 2 июля 1917 выпускник курсов Киевского Николаевского артиллерийского училища 24-летний прапорщик Андрей Михайлович Земской и дочь профессора Киевской Духовной Академии 23-летняя Надежда Афанасьевна Булгакова православного вероисповедания впервые вступают в брак, а совершает таинство венчания протоиерей Александр Глаголев, настоятель Киево-Подольской Добро-Николаевской церкви в присутствии поручителей.  Со стороны жениха — профессор Киевской Духовной Академии Василий Ильич Экземплярский и дворянин Николай Сингаевский (друзья семьи Булгаковых).  Со стороны невесты — студент Киевского политехнического института Константин Булгаков и студент 1 курса Киевского университета Св. Владимира Николай Булгаков (братья Михаила и Надежды).

На трогательной фотографии маленькие сыновья отца Александра: верхом на игрушечном коне — Алексей, рядом Сергей.  Алексея возили на санках к Варваре Михайловне Булгаковой на уроки музыки, а Сергей пел в церковном хоре.  Его имя — в списке хористов на эффектном экспонате с замечательным растительным орнаментом.  Это — Благодарность отцу Александру Глаголеву от хора церкви Николы Доброго по поводу 25-летия его пасторской деятельности.

Есть здесь и речь отца Александра перед защитой магистерской диссертации «Ветхозаветное Библейское учение об Ангелах» (1900), в которой, по словам Александра Меня, он «предсказал выводы современной библеистики». Сама диссертация — рукопись в старинном переплете на 1047 страницах, исписанных каллиграфическим почерком, — одна из жемчужин музейного собрания.

Проповедь отца Александра, прочитанная в Киево-Софийском кафедральном соборе 8 сентября 1913, называется «Слово в праздник Пресвятой Богородицы и Софии — премудрости Божией».  Обгоревший край листа напоминает, что это издание, как и многие другие, было спасено из огня Алексеем и Татьяной Глаголевой в тридцатых годах, когда храмы уничтожали, а церковные книги сжигали.  А во время немецкой оккупации священник Алексей Глаголев с семьей спасали евреев от гибели в Бабьем Яру, и сегодня имена Алексея, Татьяны и их детей Магдалины и Николая — в списке Праведников Народов Мира.

Священник Сергей Сидоров, вспоминая первую встречу с отцом Александром Глаголевым, писал: «Его лицо озарял особый свет... эта радость тихого мира сразу привлекла меня к нему».

На фотографиях отца Александра глаза действительно излучают радость и доброту. Он знал, что уныния допускать нельзя, и улыбался теплой улыбкой, которая запоминается навсегда.  Такой отец Александр и на семейном фотографии с сыном, невесткой и внуками.  Этот тихий мир «Живого слова» откроется каждому, кто придет на выставку, — увидеть, почувствовать, поверить.

Фото из архива Литературно-мемориального музея М. Булгакова

 

Ольга САВИЦКАЯ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ