Жизнь без совести и чести - все равно что земля, лишенная силы тяжести
Нагиб Махфуз, египетский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Рукописи не горят. А архивы?

О судьбе одного из отечественных архивно-музейных комплексов
5 октября, 2017 - 09:21
ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА

В минувшую пятницу состоялась дискуссия о судьбе исторического наследия в архивах Украины, посвященная 100-летию архивного дела в нашем государстве. Однако больше говорили не о будущем юбилее (его должны отмечать в декабре), а о жалком состоянии, в котором находятся архивные учреждения, — при минимуме денег, технического обеспечения, просто элементарного внимания со стороны власти. Более того, иногда создается впечатление, что наше доблестное чиновничество просто принялось уничтожать архивы...

ПОДАРОК НА ИМЕНИНЫ

Юбилей надлежит встречать подарками, и украинская власть решила не нарушать эту традицию. В это трудно даже поверить, однако так есть: речь идет о, как минимум, приостановке работы, на неопределенное время, Центрального государственного архива-музея литературы и искусства Украины (ЦГАМЛИ). Приостановка, которая может стать началом фактической ликвидации — так как подвешенный во времени и пространстве архив может просто рассыпаться, будет утрачена его целостность.

Конечно, никто не говорит ни о какой ликвидации. Боже упаси, все прикрыто «правильными» словами и такими же «благородными» намерениями. Просто пришло время. Архив-музей с момента своего возникновения, более 50 лет, находится в помещении бывшей бурсы на территории Национального заповедника «София Киевская». Ну, и достаточно,  дирекция того же заповедника решила не продлевать договор аренды. Так как помещение старое, считай аварийное, нужно делать ремонт. Нужно, и все тут. Что делать архиву (государственному!), практически никого не интересует. Фонд госимущества предложил, на выбор, помещения. Заброшенные и разрушенные заводские помещения, полууничтоженные строения — вот сюда, милости просим. И как можно скорее!

Кто-то себе может представить, как можно наспех перенести с одного места на другое, да еще в неприспособленные, и это мягко говоря, помещения, десятки тысяч архивно-музейных материалов? Специалисты говорят,  что при таком переселении погибнет до половины этих материалов. Однако подобная перспектива совсем не пугает ни Фонд госимущества, ни Министерство культуры, которые уже официально сообщили о нецелесообразности продления договора с ЦГАМЛИ; с 29 сентября пребывание архива-музея на территории заповедника является незаконным. Чтобы предать ситуации вид законности, быстро подготовили акт об аварийности помещения, подписали его в Киевской мэрии. Хотя директор архива Елена Чижова утверждает: не было никакой комиссии, которая могла выяснить ту же аварийность. Заочники они и есть заочники, все за глаза делают. Обходив все архивное помещение, я не заметил каких-то серьезных признаков чего-то действительно тревожного. Да, помещение старое,  есть какие-то трещины, за которыми нужно вести постоянное наблюдение.  Так делайте это.

Конечно, я не специалист, однако не сложно догадаться: кто-то и что-то спровоцировали тревоги высокого и не очень начальства.  Кто именно? В кулуарах мне назвали фамилию — действительно ого-го. Возможно, это клевета на эту важную персону, бывает. В одно я не верю — что чиновники среднего уровня  могут самопроизвольно, да еще и так синхронно, неожиданно «обеспокоиться». На заседании парламентского комитета по вопросам культуры и духовности, состоявшемся в июне, заместитель министра культуры Тамара Мазур заявила, что архивное помещение просто очень нуждается в ремонте, и если этого не произойдет, Софию Киевскую исключат из списка ЮНЕСКО, лишат статуса памятника. На что председатель комитета Николай Княжицкий ответил: «Если выбирать между списком ЮНЕСКО и архивом, я выбираю архив!»

«ТЕНИ ЗАБЫТЫХ...»

Отношение одного из руководителей Минкультуры и в самом деле странное: для нее важнее, получается, остаться в списке (каким бы важным он ни был), ради этого судьбой архива, в котором собраны сокровища нации, можно и пожертвовать. Конечно, пани Мазур скажет, что совсем не то имела в виду. А что же тогда? Типичное поведение нашего чиновничества, которое радостно слушает требования и рекомендации западных умников, какими бы сокрушительными они ни были по отношению к самой Украине. Поистине «за шмат гнилої колбаси у вас хоч матір попроси!»

Сам министр культуры Евгений Нищук в недавнем интервью («Україна молода», 27 сентября) объяснил: «Никто, конечно, на улицу учреждение не будет выселять». И тут же сослался на мониторинговые ЮНЕСКОвские комиссии, требующие реставрации. Поэтому, констатировал министр, «нужно рано или поздно каким-то образом делать переселение. Временное, с возвращением или нет — это уже другой вопрос».


ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Далее министр напомнил о недостроенном специализированном помещении на Соломенской площади, которое начали строить десять лет назад. Начали — и заморозили. А это, собственно, и является единственно возможным вариантом решения проблемы — достроить, наполнить помещение современной техникой для качественного хранения архивов и уже тогда перенести туда всю архивно-музейную составляющую ЦГАМЛИ. Перенести не за месяц-два, конечно, а медленно, так, чтобы ничего не пропало и не перековеркалось.

Не тут-то было, на это у государства нет денег. Негде им, бедным, взяться, и все тут. Вот на содержание парламента, президентской администрации, правительства, силовых ведомств в государственном бюджете 2018 года деньжат подбросили, еще и ого-го столько, а на архивы, на то, чтоб память нации сохранить, их нет. Чиновничья братия о себе заботится в первую очередь, о собственном комфорте и безопасности — все остальное их не интересует, сколько бы ни говорили о ЮНЕСКО или чем-то подобном. Тени будто бы забытых традиций пренебрежения культурой оживают снова и снова.

«КОНИ НЕ ВИНОВАТЫ»

Кстати, к высшей власти обратились ведущие деятели отечественной культуры — с просьбой вмешаться, решить проблему архива-музея. Получили отписку Минкультуры за подписью той же Тамары Мазур (которая, кстати, до своего министерского назначения ни дня в сфере культуры не работала). Сам Нищук  прокомментировал это обращение следующим образом: «Иногда люди, не разобравшись, ведутся на просьбы: «там хотят что-то забрать, подпишите письмо...» И подписываются известные прекрасные люди, которых я знаю, которым я доверяю. Но они не вникали, в чем дело, и не хотят услышать действительно достоверную информацию».

Ох, пан Евгений, вникали, еще и как вникали. Скажем, на том же заседании парламентского комитета ваша заместительница объясняла — еще как «достоверно», особенно вместе с видео, на котором мы видели разрушенные заводские помещения, которые Фонд госимущества готов любезно предоставить архиву для переселения. А вот вникал ли сам министр — это вопрос. Потому что в архиве мне сказали, что пан Нищук ни разу там не был за последнее время.

Следовательно, повелся сам, доверившись той же Мазур, наверное. Поэтому хочу обратиться к пану Евгению: «Уважаемый, я знаю и ценю Вас как человека культуры, как прекрасного артиста, небезразличного и смелого. Давайте встретимся, в том же архиве-музее, с теми людьми, которые, по-вашему, «не вникли», и найдем выход — такой, чтоб не навредить ни самому учреждению, ни нашему общему делу. И хочу напомнить Вам, что один из Ваших предшественников, Богдан Ступка, называл Минкульт Министерством обороны культуры. Так давайте будем союзниками в этой обороне, и пусть не разъединяет в этом деле и не разводит нас всяческое лукавое чиновничество!»

Очень хочется верить, что так и будет, что Николай Княжицкий (он действительно болеет за сохранение архива) и Евгений Нищук возглавят борьбу за сохранение ЦГАМЛИ, а вместе с этим и за радикальную перемену государственной политики в сфере архивного дела, которая на сегодняшний день выглядит довольно позорно.

Сергей ТРИМБАЧ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments