...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Современный миф о влюбленных

30 января, 2007 - 19:49
СЦЕНА ИЗ БАЛЕТА «ВЕРОНСКИЙ МИФ: ШЕКСПИРИМЕНТЫ» / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО / «День»

Вторым спектаклем новообразованного театра «Киев-модерн- балет» во главе с известным балетмейстером Раду Поклитару стала фантазийная хореографическая драма «Веронский миф: Шекспирименты» по мотивам «Ромео и Джульетты» и сонетов Шекспира на музыку Чайковского и Генделя; использованы также музыкальные фрагменты эпохи Ренессанса.

Как всегда режиссер-постановщик взял за основу классические произведения и, отталкиваясь от всемирно известных текстов, перенес историю влюбленных в свою плоскость, основой которой является движение, пластичный акт, танец.

В основе представления — история молодых людей, вообразивших себя веронскими влюбленными, решив «сыграть» в шекспировскую историю. Однако они и не заметили, как на самом деле оказались на месте героев трагедий Шекспира, став действующими лицами нового, современного мифа о Ромео и Джульетте.

Требованием к хореографическому действу, реализованному Поклитару, является его непрерывность (балет идет без антракта), ведь, с точки зрения постановщика, любой перерыв мешает целостно воспринимать пластичный язык спектакля. Используется в «Шекспириментах» и подвижная декорация, трансформирующаяся усилиями самих же актеров; при этом исполнители имеют возможность выполнять дополнительные пластичные и хореографические задачи. Актеры то играются стульями во время исполнения некоторых танцевальных этюдов, то очерчивают сцену, разделяя ее на отдельные территориальные картинки (главные роли исполняют: Ромео — Алексей Бусько, Джульетта — Елена Долгих). Кстати, художественное решение спектакля (сценография — Андрей Злобин) диктует актерам свои правила игры, ведь оно является своеобразным мостиком между современностью (танцовщики исполняют отдельные партии в современной одежде) и эпохой Возрождения, к которой и относится история о легендарных влюбленных. Кроме того, декорация, на которой — старинные рукописи, опять же возвращающие зрителя к истории, а также — христианские символы, намекающие на решающую роль священнослужителей в шекспировских сюжетах, способствует изменению времени и пространства действа.

Спектакль «Веронский миф: Шекспирименты» — это действительно большой эксперимент, своеобразное попурри из шекспировских текстов, где мы видим картины убийства и соревнования (кстати, актеры довольно профессионально фехтуют), измены и любви. Вместе с тем, хореографическое действо насыщено картинами-этюдами, которые могут восприниматься на ассоциативном уровне и имеют аллегорическое значение. Например, своеобразным рефреном проходят сцены «смеха» и «плача». Работают исполнители и с маской как символом театра, в очередной раз демонстрирующим свою полисемантичность: маска как символ раздвоения личности, игры, а также как сценографический элемент — лейтмотив куклы, марионетки, еще раз подтверждающий афористическую шекспировскую истину о том, что наша жизнь — это большой театр, а люди — не просто актеры, но и игрушки в руках всесильной судьбы.

Спецификой спектакля «Веронский миф: Шекспирименты» является также то, что он имеет текстовые вкрапления, приближающие балет к драматическому действу, и вместе с тем расширяющие зрительскую аудиторию, а также помогающие лучше понять сюжет, акцентирующие внимание на знаковых моментах, выполняющие эмоционально-экспрессивную функцию. Актеры то кричат, называя себя именем того или другого шекспировского героя, то плачут или смеются, то читают строки из сонетов поэта.

Кроме того, важный момент хореографического действа — это четкая ансамблевость, ведь, несмотря на то, что каждый из актеров ведет свою пластичную линию, даже «хореографический хаос» воспринимается как четкий и взвешенный актерский ансамбль, где играет все — от основных «инструментов» артистов балета — до каждого движения, жеста, взгляда, время от времени останавливающихся в стоп-кадре, как бы фиксирующихся в истории. Кстати, такой прием появился еще в прошлом спектакле Раду Поклитару, который сюжет «Кармен» Проспера Мериме перевел не только на балетный, но и на телевизионный язык.

Смысловой основой «Шекспириментов» является тема театра: над ширмами отрывисто и несколько «истерически» то появляются, то исчезают актеры в масках, словно кто-то дергает их за веревочки. Кажется, именно эта картина является наиболее удачной интерпретацией не только театра, но и всей нашей жизни, по сути, также являющейся большим Экспериментом.

Елена ВАРВАРЫЧ, специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ