...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

«Священный мусор» Улицкой

В Национальном союзе композиторов Украины чествовали победителей Конкурса Станковича
8 мая, 2012 - 11:52
Людмила УЛИЦКАЯ

Сборник интервью и выступлений будет называться «Священный мусор». Первыми узнали об этом студенты МГУ. Книга выйдет в издательстве «АСТ».

— Я сейчас делаю книги, которые делают под старость лет, — сообщила Людмила УЛИЦКАЯ. — В каждой жизни накапливается много вещей, которые следовало бы выбросить. Существует общая «схема жизни»: мы все набираем опыт, который помогает нам справляться с жизнью. Маленький ребенок первый раз обжигается об печку и знает: это горячо. Когда мы взрослеем, какие-то идеи нам кажутся важными. Все это в течение жизни создает какую-то схему, каждый выстраивает ее из разных кирпичиков. А потом наступил момент, когда я поняла, что задыхаюсь от этой конструкции, которую я выставила. И я начала каждый кирпичик проверять: «Так я уже не думаю, так я думала в 28, так — в 35». Обнаружила, что довольно значительную часть того, что мне представлялось ценным, можно выбросить. Эту работу я делаю уже много лет, в некотором роде роман «Даниэль Штайн, переводчик» — один из этапов этой работы. Эта книга тоже имела для меня смысл чистки.

Студенты задавали вопросы и о последнем романе Улицкой «Зеленый шатер».

— Я пишу о людях своего возраста, которые проживали эти времена, дрейфуя в сторону того, что называется диссидентством, — цитируют слова писательницы izvestia.ru. — На самом деле это был поиск свободы. И находили ее в разных областях, совершенно необязательно в политической деятельности. Наука, например, мне представлялась гораздо более интересной сферой. Только ироническим отношением назвать нельзя, там разные оттенки и горечи, и печали. Мы долго учились не бояться. Бояться самостоятельных решений, в толпе уютнее, чем в одиночку. Россия привыкла к тому, что власть сакральна.

Речь зашла и о книге «Даниэль Штайн, переводчик».

— В брежневские времена даже посмеяться было невозможно, очень душные времена. И первое предложение, которое было для меня приемлемо, — христианское предложение. Нравственность не находится в прямой зависимости от религиозности, нравственные люди встречаются и среди атеистов. Шли годы, и я понимала, что есть проблемы, которые этим ключиком не отрываются, — сказала она.

Л. Улицкая призналась, что всегда читала книги «на вырост».

— Читая, ты как будто становишься на цыпочки. Но сейчас мало людей, которые готовы читать книги «большего размера», — отметила она. — Идет игра в поддавки. Хорошие писатели тоже пишут плохие книги. Писателю нужен успех, без него как-то грустно. Поэтому для этого надо немного «опустить планку». Я знаю таких людей, которые все опускали планку в угоду нетребовательному читателю, история эта тяжелая...

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ