Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

Трагифарс эпохи глобализации

К своему 40-му сезону Черниговский театр кукол им. А. Довженко представил зрителям премьеру — «Гамлет-машина»
27 октября, 2016 - 10:30
ФОТО АНДРЕЯ БИЛОНОЖКО

В пьесе Гайнера Мюллера (интерпретация шекспировского текста),  которая  была напечатана еще в 1977 г., главный режиссер театра Виталий Гольцов разглядел актуальность произведения немецкого драматурга. «Гамлет-машина»  впервые поставлена в Украине, и это стало возможным благодаря поддержке Goetheinstitut.

С авторской музыкой Федора Ткачева и в сценографии и костюмах Елены Загребиной спектакль Театра кукол им. А. Довженко выглядит как стильный европейский продукт (премьера стала самым бюджетным в истории этого коллектива спектаклем), хотя проблемы датско-британского героя, переосмысленные немцем, черниговчане актуализировали, в том числе, сквозь кричащую проблематику постмайдановского синдрома Украины. Пламя, бряцанье палок по щитам и скандирующая масса (видеохроника Революции Достоинства) транслируются просто на живое лицо героя спектакля, а в первые ряды летят со сцены шины, в которых был укаменен идеолог Революции Гамлет.

В такой контроверсионной, социально-философской интерпретации «Гамлета», как у Г. Мюллера, субстанция женственности априори не является главной. Образы прелюбодейки Гертруды и блудницы Офелии с большой актерской смелостью (учитывая целомудрие черниговского театра, тем более кукольного!) создала Елена Денисенко. Мать и возлюбленная Гамлета — агрессивные языческие гидры. Они — его глобальное разочарование и фигуральный яд, который методично убивает героя. Остальных героев, упоминавшихся Мюллером, — Полония, Горацио, Клавдия — в спектакле олицетворяют ведущий актер театра Игорь Маджуга и молодые, но очень жаждущие пробивать путь современному авангардному театру Антон Шеремок и Роман Шабала. По-актерски они почти лишены текстов ролей, впрочем поставленная Артемом Винтовкой пластическая партитура этой троицы (полностью ломая хореографические традиции в этом театре и в черниговском художественном пространстве вообще!) убедительна: три фигуры, эти своеобразные «слуги просцениума», в анимационном приеме (с помощью скульптур, масок и кукол разных систем) воспроизводят реальных супостатов и фантомные фобии Гамлета, наконец, сами его обязанности перед отцом как проклятие и обреченность. Именно это они в кульминационной сцене «Гамлета-машины» — несмотря на исповедальный крик Гамлета «Я не хочу больше в это играть!» — насильственно вбивают его опять в одежду и искажающую маску героя-машины.

Приглашенный в постановку ведущий актер Черниговского Молодежного театра Алексей Бишв в главной роли соединяет немецкие экспрессионизм и техничность со славянской исповедальностю и неистовством. На протяжении часового спектакля Гамлет-Биш становится то социальным борцом, то романтиком революции, то злым шутом, а то поп-идолом. Неизменной остается одна деталь: принц босоногий. На что это намек? На антеевскую связь с землей отцовского королевства? Или подчеркнуто неаристократическое (по-мюллеровски грубое) происхождение, родственную связь с «массой», которая априори стремится поглотить индивидуальность? Постановщики В. Гольцов и Е. Загребина не боятся такой множественности ассоциаций, активизируя социальный опыт, знание психологии и культурные цитаты из закромов памяти зрителя. Здесь стремятся вести разговор принципиально позиционный, но языком талантливо сложным. «Великий льох» по Т. Шевченко и «Гамлет-машина» Г. Мюллера в постановке В. Гольцова вместе с осуществленной Александром Ковшуном «Рекой жизни» по мотивам автобиографии А. Довженко составили на сегодняшний день тематическую трилогию. Это программный фундамент вечернего репертуара черниговских кукольников, которые сознательно стремятся выходить из «резервации» театра для детей в безграничное пространство анимационных антропософных ассоциаций для интеллектуальной публики.

Юлия ЩУКИНА, Харьков — Чернигов
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments